Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Advance: Белоруссия «в режиме ожидания»

Когда на выборах в Белоруссии победу одерживает Александр Лукашенко, а в парламент не попадает ни одного представителя оппозиции, это уже не удивляет. Эта восточно-европейская страна пребывает в одном и том же политическом состоянии еще со времен распада Советского Союза. Удивляет тут то, что поступало слишком мало новостей об этих парламентских выборах (результаты стали известны вчера), было мало комментариев, мало критики из уст тех, кто привык осуждать таких деятелей, как Лукашенко, ведь он бесконкурентно управляет Белоруссией уже почти три десятилетия.
Если взглянуть на карту Европы, то видно, что благодаря своему расположению Белоруссия занимает исключительно привлекательную геополитическую позицию. На востоке у нее протяженная граница с Россией, почти такая же, как с Украиной на юге. На западе Белоруссия граничит с Польшей, а на севере — с двумя прибалтийскими странами: Литвой и Латвией. Разве только поэтому не является ли Белоруссия идеальным кандидатом для смены режима, оранжевых революций, координируемых извне беспорядков и всего того, что мы наблюдали многие годы в разных частях мира? Конечно, да. Так почему же Белоруссию минует эта участь?
Кто-то скажет, что Лукашенко, которого уже давно прозвали «последним европейским диктатором», управляет страной железной рукой. Но таких железных и даже стальных лидеров по всему миру было немало, и тем не менее их свергли тем или иным образом (Каддафи, Мугабе, Хосни Мубарак…). Только этим нельзя объяснить, что Белоруссия существует в неизменном виде и (что еще важнее) что ей позволяют оставаться такой, какая она есть.
Давайте вспомним те европейские (и не только) силы, которые Запад критикует чаще всего. Речь идет об Орбане в Венгрии, партии «Право и справедливость» в Польше, отчасти итальянском правительстве (особенно если в него входит Маттео Сальвини), об Эрдогане в Турции (его Запад критикует с «дрожащими коленями», так как понимает, что Эрдоган может ответить, и его «боеприпасы» — это миллионы мигрантов). Кроме того, Запад привык критиковать Путина в России, и не будем забывать, что его дежурные критики на Западе уже даже прозвали воплощением зла.
Интересно, но к Лукашенко такого отношения нет. Те, кто называет его «последним диктатором Европы», делают это почти ласково. Почему? И что вообще происходит в Белоруссии?
Эта страна остается весьма закрытой и неприступной. Чтобы поехать в Белоруссию из ЕС, вам пришлось бы немало потрудиться. Относительно просто получить визу для поездки в Минск, но только при условии, что вы прибудете в Белоруссию через международный аэропорт Минска и так же ее покинете. Интересно и то, что зачастую путешественники, предпочитающие железную дорогу, из Европы (Германии, Франции…) хотят доехать на поезде до Москвы. Конечно, романтичная поездка, но потенциально также очень проблемная. Дело в том, что отношения между Белоруссией и Россией как минимум не упорядочены, да настолько, что поезд на границе между Белоруссией и Россией может и не остановиться. Тогда турист может «нелегально» доехать до Москвы, поскольку формально он все еще «в Белоруссии» (он не получил выездной штамп).
Такое случается нечасто, но в прошлом году один немецкий турист и его супруга пережили настоящий бюрократический ад в духе Кафки из-за этих неурегулированных порядков. Впоследствии этот немец написал открытое письмо российскому президенту Владимиру Путину.
Чем объясняется эта неупорядоченность, по крайней мере во взаимоотношениях с внешним миром? Возможно, многие не знают, но Белоруссия и Россия на самом деле живут в одном союзе под названием Союз России и Белоруссии. Это надгосударственное образование, в которое входят Россия и Белоруссия, основанное в 1996 году. (Интересно, что в 1999 году Слободан Милошевич выразил желание сделать тогдашнюю Союзную Республику Югославию членом этого союза; того же хотел Томислав Николич в 2007 году.)
Что это за союз? Насколько интегрированы Белоруссия и Россия? И интегрированы ли вообще? Изучая эту тему, в итоге можно прийти только к одному определенному выводу: никто этого в действительности не знает (так же, как никому неизвестно, может ли турист, например, из Парижа, пересечь Белоруссию на поезде по пути в Москву; ответ: «Вероятно»).
Согласно замыслу, должен был появиться новый союз по образцу Советского Союза, в который могли бы вступить и другие страны (например, Казахстан и еще какие-нибудь «станы», в том числе Кыргызстан, а также Армения; все эти три страны уже входят вместе с Белоруссией и Россией в одно крупное образование под названием Евразийский экономический союз).
Что касается союза Белоруссии и России, то каким статусом он сегодня обладает? Что уже достигнуто? И снова ответ: сказать трудно. Высказывались разные идеи. Предлагался даже общий флаг, который заменил бы российский и белорусский (предлагаемый флаг очень напоминал советский «стиль»).
Александр Лукашенко объявил о введении общей валюты, сказав, что она начнет обращение первого января 2004 года. Новый год пришел и прошел, а о единой валюте ни слуху ни духу… Почему? Опять-таки это никому неизвестно. Информацию о реализации подобных планов до общественности не доносят. Где-то за закрытыми дверями продолжаются переговоры, но мало что известно об их продвижении. Опять-таки очень в духе бюрократического мира Кафки. Единственное, что было сказано: введение единой валюты откладывается на первое января 2005 года.
И вот наступил и новый 2005 год, и опять ничего. Власти продолжают говорить, что единой валюте быть, но теперь — с первого января 2006 года. И чем это закончилось? Угадать нетрудно: опять ничем. И снова было сказано, что гражданам следует подготовиться к появлению новой единой валюты, которая поступит в обращение первого января 2007 года (!). Конечно, и в этот день ничего не произошло, а в 2008 году Центральный банк Белоруссии сообщил, что белорусская валюта, белорусский рубль, будет привязана к американскому доллару (и снова трудно утверждать, что этот план был реализован).
Президент РФ Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко
И подобных путаных обстоятельств, связанных с Белоруссией, не сосчитать. Например, Белоруссия и Россия ввели НДС, чтобы из полученных средств финансировать свой союз. Первого января 2005 года вступили в силу изменения, согласно которым НДС теперь выплачивается не в стране производства, а в стране сбыта. Это привело к полной неразберихе в торговых отношениях между Белоруссией и Россией, а десятого февраля 2005 года произошло то, что даже на Западе случается редко. Частные предприниматели устроили забастовку, требуя от власти хоть как-то объяснить, что им теперь делать и как вести дела.
Вероятно, единственная сфера, в которой «все известно» — это армия. Там нет неразберихи, и две армии скоординированы, проводят совместные военные учения, а также существует пакт о коллективной обороне.
Почему же Лукашенко вообще с самого начала согласился на такой союз? Факт в том, что он периодически сам любит акцентировать белорусскую идентичность (само название Белоруссия говорит о том, что ее жители в большей степени считаются русскими, то есть славянами, чем сами русские, которые смешивались с другими народами востока). Правда, граждане Белоруссии никогда не стремились изучать белорусский язык (он постепенно забывается, в том числе из-за русификации времен СССР), и сегодня большинство белорусов говорят по-русски. Однако решение, принятое Лукашенко в 90-х, согласиться на союз с Россией объясняется очень просто — экономическими соображениями. Если бы Белоруссия отмежевалась от России, это разрушило бы белорусскую экономику. Таким образом, согласиться на союз в каком-то смысле было просто необходимо.
Правда, сегодня ситуация уже изменилась. И даже Минск (в глазах тех, кому удалось в него попасть) больше не похож на сталинский город. Сегодня это современная и развитая столица.
Давайте вернемся к первому вопросу: почему избирательный процесс в Белоруссии никто не осуждает? Я напомню, что в воскресенье Лукашенко объявил, что в ближайший год намерен снова баллотироваться на президентских выборах, победа на которых (если все останется по-прежнему) ему гарантирована. Правда, Лукашенко с этим выводом не согласился бы. По его словам, если пожелает, народ Белоруссии может высказаться на предстоящих выборах против его кандидатуры. «Я обещал, что не стану задерживаться в кресле президента до гробовой доски. Поверьте, это не самое удобное кресло», — как-то сказал Александр Лукашенко.
Но кресло, стул или на чем бы ни сидел Лукашенко, несомненно, очень удобны, а вот работа у него действительно чрезвычайно деликатная. Что касается критики Запада в адрес белорусского президента, то причина ее отсутствия очень проста. Сейчас он оказался под «лупой у Запада». Что это означает? Это означает, что Запад ожидает следующего шага Лукашенко, надеясь, что он начнет отдаляться от России. Тогда он уже будет не «последний европейский диктатор», а «новый европейский демократ».
В 2016 году США и Европейский Союз сняли свои санкции с Белоруссии после того, как Лукашенко освободил несколько политзаключенных, а в сентябре текущего года США и Белоруссия объявили, что намерены восстановить дипломатические отношения, которые не поддерживались с 2008 года.
Таким образом, в этой области что-то происходит, что-то весьма важное, что заставляет евроатлантическое сообщество ослабить свою критику в адрес Лукашенко.
Отношения между Россией и Белоруссией дали трещину после того, как Лукашенко отказался признать российскую аннексию Крыма в 2014 году. Тогда Москва отказала Белоруссии, стране с почти 9,5-миллионным населением, во многих экономических привилегиях, которые она получала от своего большого восточного соседа.
Итак, отношения между Россией и Белоруссией напряженные, что подтвердил и Лукашенко. В воскресенье он пригрозил отказаться от подписания соглашения о дальнейшей интеграции с Россией в будущем месяце, если не будет решен вопрос об энергетических субсидиях. Разумеется, это заявление не осталось не замеченным Москвой и привлекло внимание высших кремлевских руководителей. И уже на следующий день белорусский министр иностранных дел Владимир Макей, выступая на совместной пресс-конференции с российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве, сказал, что Белоруссия «сохраняет приверженность интеграции с Россией».
Парламентские выборы в Белоруссии
Что Лукашенко планирует делать в будущем? Будет ли он добиваться независимой позиции для Белоруссии (где-нибудь между Западом и Россией)? Возможно. На Западе, разумеется, на это очень надеются и поэтому приглушили критиков. Однако критика немедленно вернется (с лихвой), если Лукашенко пойдет по пути углубления интеграции с Россией. С другой стороны, если Лукашенко попытается освободиться от российского влияния, то Россия способна пойти на месть, и для белорусского президента она может быть куда опаснее, чем любая цветная революция в Минске.
Никто с уверенностью не может сказать, какие планы вынашивает Лукашенко, и эта недосказанность отражается на самой Белоруссии, которая из-за этого остается весьма изолированной от остального мира страной. Белоруссия живет «в режиме ожидания» вот уже много лет. Все продолжают ждать в надежде увидеть, в каком направлении двинется Лукашенко, и когда он примет решение (а он его примет, как все от него этого ждут), он должен приготовиться к последствиям. Лукашенко прекрасно это осознает, поэтому и рассуждает о не слишком удобном президентском кресле.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
615
Похожие новости
06 декабря 2019, 11:45
04 декабря 2019, 18:30
06 декабря 2019, 00:45
05 декабря 2019, 02:45
04 декабря 2019, 13:00
06 декабря 2019, 03:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
29 ноября 2019, 20:15
29 ноября 2019, 14:15
02 декабря 2019, 11:00
01 декабря 2019, 02:30
01 декабря 2019, 21:45
03 декабря 2019, 20:00
29 ноября 2019, 17:30