Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Advance: разменяет ли Россия уход Асада на расположение американцев?

Мало какая страна в мире может похвастаться тем, что поддерживает исключительно хорошие отношения с обеими величайшими мировыми державами, Россией и Соединенными Штатами, в момент, когда взаимоотношения непосредственно между ними рассыпаются на глазах. Одним из немногочисленных членов этого клуба является Израиль, и именно в Израиле недавно в течение двух дней прошли переговоры, в которых участвовали главные фигуры национальной безопасности России, США и Израиля. Ключевой темой стали Сирия и Иран, и сегодня мы поговорим о первой и о возможном исходе ее трагической истории.
Чтобы до конца понять нынешнюю российскую позицию, а также дилеммы, перед которыми стоит Россия, саму ее необходимо поставить в актуальный контекст международных отношений, поскольку именно он в основном и может повлиять на то, что выберет Россия для завершения миссии в Сирии.
Почти все страны мира понимают, что в момент обострения международных отношений они должны полностью поддержать одну из сторон, а позиция противоположной стороны должна быть для них неприемлема. Конечно, если говорить о западном мире, точнее о Европе, то она, безусловно, стоит на американской стороне. Отношения между Европой и Россией во многих областях сведены к минимуму, и ритм этих отношений задает Вашингтон. Из кулуарных бесед известно, что многие европейские лидеры придерживаются проамериканской позиции вынужденно, однако мало кто готов пойти наперекор официальной линии. Например, когда против России вводили санкции, за проголосовали все члены Европейского Союза, даже те, о которых можно уверенно сказать: они сделали это не по своей воле. А в случае громкого скандала вокруг Скрипаля произошла массовая высылка российских дипломатов почти из всех европейских стран еще до того, как Великобритания представила хоть какие-то конкретные доказательства, указывающие на вероятную виновность российского государства.
Охлаждение в отношениях России было сопряжено с кризисом на Украине. Вообще этот кризис умышленно подогревался ради того, чтобы между Россией и западным миром снова опустился железный занавес. Да, до начала украинского кризиса отношения не были идиллическими, но они носили конкретный и прагматический характер, базируясь на двухсторонних интересах. Желание вновь опустить «занавес» испытывает, конечно, не Россия, а те, кто видит в ней вновь сильного мирового игрока, которому они не хотят позволять снова обретать власть и мощь. Россия в этом смысле действительно превратилась в «проблему» в момент, когда она решила положить конец длинной череде американских проектов по «смене режимов». Конечно, в Москве многие поняли, что эта американская политика, режим за режимом, неминуемо в конце концов подберется к Кремлю, где Вашингтону тоже нужны «люди, на которых можно положиться». А что касается череды проектов, то она выглядит уже весьма солидно: на самом деле трудно найти в XXI веке хоть одну «революцию», в которой так или иначе не присутствовали бы «цветные» вкрапления. Разумеется, я имею в виду профессиональную работу над «сменой режима», тактику, в которой используются активисты, СМИ, внешнее финансирование, дипломатическое давление и так далее. Таким образом США уже скроили «под себя» ряд стран Европы и Ближнего Востока. Понятно, что начинали США с более легкой добычи, постепенно поднимая планку. Когда очередь дошла до Ливии, то эта «планка» была уже настолько высоко, что опробованные тактики больше не могли гарантировать результата, поэтому прибавилась новая тактика — прямая военная агрессия.
Россия не сумела сделать ничего конкретного, чтобы помешать смене режима в Ливии. Военная агрессия НАТО под предводительством США, которая в 2011 году сравняла с землей значительную часть страны, привела к жестокому свержению президента Муаммара Каддафи, многие годы занимавшего свой пост. Ливия погрузилась в перманентный хаос, который продолжается по сей день. Возможно, россияне не осознавали, что уже подошло время, когда стоит подумать даже о военном вмешательстве. Нечто в этом роде впоследствии сказал бывший тогда президентом РФ Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин (сегодня они опять поменялись местами). Так или иначе, но в 2011 году Россия осознала положение дел, поняла, что начался период смены режимов с применением военной интервенции. Следующей на очереди была Сирия. В Кремле сейчас все понимают, что это всего «в двух шагах» от Москвы, если предположить, что после Сирии США сначала нанесут удар по Ирану. Поэтому в Москве решили, что хотя бы в Сирии нужно остановить новый американский проект по смене режимов. Ведь если России удастся остановить его там, то можно будет положить конец и целой чреде подобных «смен», так как в противном случае рано или поздно США доберутся и до Москвы. Тогда-то Россия и превратилась в «проблему», став препятствием для американских планов.
Что Россия должна сделать, чтобы остановить в Сирии эту череду? Конечно, помешать смене режима. А что это означает? Значит — помешать США сместить сирийского президента Башара Асада. В определенный момент этот человек превратился в нечто большее, чем просто президент страны, которую пытаются дестабилизировать извне. Асад стал символом столкновения между Соединенными Штатами и Россией, так как США заявили (устами бывшего президента Барака Обамы), что «Асад должен уйти». А американские заявления воспринимались как закон, как приговор, который не подлежит пересмотру. Весь лояльный Вашингтону мир, охватывающий почти всю Европу, годами повторял одну и ту же мантру: «Асад должен уйти, Асад должен уйти…» Конечно, для России это означало ясно целеполагание: Асад должен остаться. Хотя, стоит отметить, Россия никогда не говорила подобного официально. Все эти годы Россия активно поддерживает Дамаск, Асада, сирийскую армию, но россияне ни разу официально не брали на себя обязательство сохранять Асада у власти. Почему? На то существует несколько причин. Во-первых, Асад живет такой жизнью, когда каждый день может стать последним. Когда полмира ополчились против него, всегда есть вероятность, что если его просто не отстранят от власти, то он может оказаться жертвой покушения. В таком случае (вне зависимости от того, живого или мертвого Асада отстранили бы от власти) Россия оказалась бы проигравшим просто потому, что обязалась сохранить его в должности, а он свергнут (или убит). Поэтому россияне и не брали на себя никаких обязательств. Это первая причина.
Вторая причина в том, что, если пожелают, россияне могут решить судьбу Асада. Иными словами, вместо США решить, когда Асад уйдет, может Россия. Но зачем России стремиться к уходу Асада? Разве тем самым россияне не признали бы собственное поражение, точнее не лишили бы они себя победы, позволив реализоваться мантре Обамы «Асад должен уйти»? Но не все в Москве смотрят на ситуацию именно так. Кое-кому на верхушке российской власти очень нравится идея о том, что Россия может извлечь из всей этой ситуации максимум выгоды, не только сохранив Сирию в рядах своих близких союзников, но и распространив свое влияние на регион в целом (даже на те страны, которые приложили огромные усилия, чтобы свергнуть Асада).
А подобный сценарий может быть примерно таким. Для Москвы Асад — просто фигура, вершина айсберга, который зовется сирийским государством, а под ним стоят многие другие правящие чины, институты, армия… Предполагается, что это государство останется российским союзником. Важно, чтобы оно сохранилось как целая структура. Асад же, в конце концов, — просто один человек. Конечно, это важный человек, особенно в смысле масштабной геополитической сделки. Итак, российское влияние в Сирии укоренилось, и за это Россия и боролась силами своей армии. Теперь Россия (по крайней мере так полагают определенные круги в Москве) могла бы снискать симпатию врагов Асада, устранив его. Конечно, не грубо, например, пригрозив ему, а как-нибудь «грациозно», чтобы он ушел благородно, как триумфатор в войне… И все же ушел. Но при таком гипотетическом развитии событий разве не все тот же это исход, при котором американцы смогут заявить: «Мы сказали, что он уйдет, и вот он ушел?» Нет, если эта трансформация пройдет по модели, которую недавно продемонстрировали в Казахстане, где давний президент Нурсултан Назарбаев с «достоинством» отошел от власти (и тут же решили назвать столицу страны в его честь!).
Для кого Россия, если решится, реализует подобный сценарий? Для нескольких стран, которые явно хотят развивать с ней хорошие отношения: для Турции, Израиля и Саудовской Аравии. Все они были бы благодарны России, так как, в конце концов, это она, а не США решила, что Асад уйдет. Конечно, этот сценарий кажется весьма маловероятным и даже нелепым, но полностью исключить его нельзя. Недавно российский президент, комментируя отношения с Сирией, заявил, что никто не может сломить это союзничество, но при этом дал понять, что Россия готова «обсуждать» возможную политическую трансформацию Сирии. В переводе «политическая трансформация Сирии» в российском понимании означает, что «система останется, а Асад может уйти, но не с позором». Чистая геополитическая прибыль? Сохранение влияния в Сирии, усиление российского влияния в Турции, Израиле, Саудовской Аравии…
Возможно, все это лишь иллюзии, однако от подобного варианта Россия так и не отказалась, поэтому она никогда откровенно и прямо не поддерживала сохранение Асада у власти (в отличие, скажем, от Ирана). Вчера и позавчера в Иерусалиме состоялись встречи высокопоставленных лиц, отвечающих за национальную безопасность Израиля, США и России. Одной из главных тем была Сирия. О чем беседовали трое, неизвестно, но известно, по крайней мере так сообщается, что они достигли консенсуса по Сирии. Является ли это увертюрой к вышеописанному гипотетическому сценарию? Возможно. Однако Россия может сильно обжечься в данном случае и вместо запланированной геополитической прибыли получить намного меньше. Во-первых, Трамп заявит, что уход Асада — его заслуга. Израильтяне скажут, что это только начало и они не изменят своей тактики (военных нападений на Сирию), пока иранские силы оттуда не уйдут. А Эрдоган, пусть и ослабленный после потери Стамбула, станет хвалиться тем, что де-факто присоединил Идлиб к Турции. И единственный итог этого сценария оказался бы самым трагичным — многие сотни тысяч погибших в Сирии.
Вместо того чтобы вести переговоры с израильтянами, турками, американцами и саудовцами в их интересах, России стоило бы придерживаться официально заявленной позиции, согласно которой судьбу Сирии могут и должны решать сами граждане Сирии. И вообще кто дает право России вести с кем-то переговоры о «политической трансформации» в Дамаске? Конечно, это право Россия сама себе присвоила благодаря военной интервенции, но эта интервенция еще должна получить свою историческую оценку, а она будет зависеть от дальнейших российских действий. Грань между спасителем Сирии и эксплуататором Сирии в собственных интересах преступить очень легко. Москва должна мудро подойти к завершению этой истории, поскольку исход предопределит судьбу не только Сирии, но и самой России.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
305
Похожие новости
19 сентября 2019, 17:30
19 сентября 2019, 11:45
19 сентября 2019, 03:30
20 сентября 2019, 13:00
20 сентября 2019, 13:00
19 сентября 2019, 11:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
16 сентября 2019, 05:30
17 сентября 2019, 14:45
14 сентября 2019, 19:30
19 сентября 2019, 14:45
14 сентября 2019, 19:45
19 сентября 2019, 03:30
13 сентября 2019, 21:00