Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Афинский пасьянс

С момента триумфальной победы леворадикальной партии СИРИЗА на парламентских выборах прошло немногим более двух месяцев. Но уже сейчас можно сказать, что за это время ей не удалось даже приблизиться, увы, к выполнению предвыборных обещаний.

Вместо списания государственной задолженности, на которой настаивал премьер-министр Алексис Ципрас, и ликвидации унизительного контроля «тройки» кредиторов над греческой экономикой Афины получили обострение долгового кризиса. Вместо повышения зарплат и пенсий замаячили новые меры бюджетной экономии. Вместо хрупкого экономического роста – спад ВВП по итогам первого квартала 2015 года.

В результате затянувшихся почти на месяц переговоров 20 февраля между Грецией и Евросоюзом была достигнута договоренность о продлении на четыре месяца программы финансовой поддержки на общую сумму в 7,2 миллиарда евро. Однако из этих денег страна не получила ни евроцента, и не получит до тех пор, пока не предложит своим партнерам по ЕС устраивающую их программу реформ. Тот 26-страничный перечень экономических мер, который министерство финансов обнародовало на прошлой неделе, по мнению европейских чиновников, «не может даже рассматриваться в качестве отправной точки для сделки».

Причина в том, что большую часть доходов, которые правительство надеется извлечь из налоговой реформы - введение дополнительных налогов на роскошь и увеличение налогообложения обеспеченных граждан - и приватизации госактивов, оно планирует потратить не на погашение госдолга, а на помощь малоимущим слоям населения и постепенное повышение минимальной зарплаты. Кроме того, в свой план преобразований минфин не включил изменение пенсионной системы и дальнейшую либерализацию рынка труда, без чего, с точки зрения ЕС, невозможно оздоровление экономики страны.

Времени на переговоры остается все меньше. Уже 9 апреля истекает срок возврата очередного транша МВФ в размере 460 миллионов евро.

Поскольку Греция, находящаяся в преддефолтном состоянии, отрезана от рынков внешних заимствований, кредиты придется погашать из собственных средств, вероятно – за счет прочих бюджетных обязательств. Если не удастся достичь договоренностей с ЕС, самое позднее в мае страна станет банкротом, и для исполнения социальных обязательств будет вынуждена вернуться к национальной валюте.

Предчувствуя вероятный выход страны из еврозоны, греки массово изымают депозиты - ежедневный отток вкладов составляет порядка 300 миллионов евро - и отказываются платить налоги: зачем отдавать государству драгоценные евро сейчас, если после перехода на драхму они резко вырастут в цене?

Таким образом, своей несговорчивостью правительство А. Ципраса поставило страну на грань банкротства. Но, несмотря на это, большинство его сограждан убеждены в том, что впервые за пять лет их страна движется в правильном направлении. А находящаяся у власти коалиция левых радикалов и консервативной партии «Независимые греки» пользуется поддержкой подавляющей части населения. Согласно недавним опросам, рейтинг партии СИРИЗА вырос с 36 процентов - именно столько она набрала на выборах - до 47 процентов. При этом 65 процентов граждан одобряют политику А. Ципраса, по уровню популярности с ним может соперничать только другой политик из СИРИЗА – министр финансов Янис Варуфакис. И 60 процентов считают, что переговоры между Грецией и европейскими кредиторами идут в нужном русле. Даже среди тех граждан, которые боялись прихода к власти левых радикалов и голосовали за традиционные проевропейские партии – «Новую демократию» и ПАСОК – большинство смотрят в будущее с оптимизмом.

Как объяснить феноменальный уровень поддержки нового правительства? Уж точно не его реальными достижениями: уже сейчас, даже для самых легковерных избирателей, очевидно, что А. Ципрас не сможет выполнить и половины того, что он наобещал до выборов. Может быть, это связано с тем, что греки за годы кризиса окончательно разочаровалась в европейской интеграции? Такая версия часто выдвигается в российских средствах массовой информации, но уровень евроскептицизма греков сильно преувеличен.

Социологические исследования показывают, что 43 процента граждан страны в качестве главного союзника видят Евросоюз. Для сравнения: Россию назвали лишь 13 процентов опрошенных. Несмотря на растянувшуюся на пять лет рецессию, 61 процент заявил о позитивном отношении к ЕС, и еще больше, 76, положительно высказались о единой европейской валюте. Три четверти жителей страны полагают, что отказ от евро станет для Греции экономической катастрофой.

Наверное, лучшее объяснение нынешнего сплочения греков вокруг действующей власти предложил сам А. Ципрас, сказавший в одном из своих интервью, что «народ проголосовал за нас для того, чтобы положить конец жесткой экономии и кредитным соглашениям, чтобы вернуть нации чувство достоинства».

И если в решении первой задачи его правительство терпит фиаско, то в том, что касается возвращения чувства достоинства, уже сейчас сделано очень многое.

Во-первых, коалиция СИРИЗА и «Независимых греков» принципиально изменила тональность ведения переговоров с европейскими партнерами. Всячески подчеркивается, что Греция – не просящая страна, униженно выклянчивающая очередные поблажки в условиях кредитования, а самостоятельная, равная сторона переговорного процесса, которая всеми силами будет отстаивать национальные интересы. Более того, А. Ципрас, выдвигавшийся в 2014 году на пост председателя Еврокомиссии от Партии европейских левых, позиционирует себя как политик европейского уровня, способный предложить собственные рецепты решения накопившихся в ЕС экономических проблем. И это стремление представителей греческого правительства доказать свою субъектность прослеживается буквально во всем. От резкой критики в адрес политики «меркелизма», удушающей экономику не только Афин, но и всего Евросоюза, до манеры одеваться. Например, когда премьер-министр Италии подарил своему греческому коллеге галстук, тот ответил, что наденет его только после того, как Греции спишут долги.

С точки зрения реальных результатов такая линия контрпродуктивна.

А. Ципрас не только не сумел вызвать раскол в ЕС по поводу экономической политики, но, напротив, спровоцировал невиданное доселе единство европейских элит в «греческом вопросе».

Даже правительства стран Южной Европы, испытывающие схожие проблемы, выступают за то, чтобы помощь Афинам предоставлялась на прежних условиях. В этом смысле политика предшественника А. Ципраса на посту премьер-министра, Антониса Самараса, была куда более эффективной. Без громких заявлений, действуя преимущественно методом кулуарных переговоров, тот добился снижения реальных расходов на обслуживание госдолга до 2,6 процента ВВП, что поставило Грецию в более благоприятные условия, чем другие страны европейской периферии. Именно этим, кстати, объясняется зафиксированный в 2014 году экономический рост. Но после пяти лет национального унижения, – а именно так в Греции воспринимается навязанная Евросоюзом программа реформ, фактически поставившая экономическую политику страны под внешний контроль – эти скромные результаты мало кем были замечены.

Во-вторых, одной из знаковых мер нового правительства стало принятие закона о противодействии бедности, в соответствии с которым малообеспеченные семьи получат доступ к ограниченному количеству бесплатного электричества, помощь в жилищном вопросе и субсидии на продукты питания. Скорее всего, полностью осуществить это не удастся, не хватит денег, но сам факт принятия закона в обход Еврокомиссии для Греции имеет большое символическое значение: таким образом, ее власти продемонстрировали, что способны осуществлять самостоятельную политику, не оглядываясь на мнение кредиторов.

В-третьих, Афины вновь подняли вопрос о немецких репарациях за разрушения, нанесенные стране в ходе Второй мировой войны, и принудительных военных займах. Согласно подсчетам правительства, общий размер материального ущерба составляет 162 миллиона евро, при этом существуют и более высокие оценки – до 700 миллиардов. Очевидно, что ФРГ никогда не согласится даже на частичное возмещение репараций, поскольку тогда с аналогичными требованиями обратятся другие страны, воевавшие с гитлеровской Германией. Понимает это и А. Ципрас: во время своего мартовского визита в Берлин он развеял слухи о планах правительства конфисковать немецкую собственность в Греции в счет репарационных платежей и сказал, что вопрос о возмещении за последствия Второй мировой войны – это «не материальный, а моральный вопрос». Однако сам факт того, что проблема репараций была поднята на официальном уровне, в греческом обществе был воспринят как очередное свидетельство готовности новых властей жестко отстаивать национальные интересы.

Наконец, после прихода к власти А. Ципраса страна вновь заявила о себе на международной арене и начала проводить более независимую - то есть, менее согласованную с партнерами по ЕС и НАТО - и активную внешнюю политику.

В Греции – малой европейской стране с великой историей – находившиеся у власти в 1980-2000 годы правительства пытались заявить о своей особой позиции по ряду ключевых международных вопросов. Она часто противоречила мнению «европейского концерта»: достаточно вспомнить солидарность Греции с Сербией по проблеме независимости Косова, отказ признавать Республику Македония под ее государственным названием, негативное отношение к вторжению США в Ирак. Но в условиях кризиса внешнеполитическая повестка отошла на второй план, и традиционно высокая дипломатическая активность была сведена к минимуму. Это, в свою очередь, отрицательно сказалось на динамике межгосударственных отношений Греции с рядом стран, в том числе - с Россией.

И вот при А. Ципрасе Афины возвращаются на международную сцену и открыто заявляют о своем намерении развивать партнерство с Россией, которая в Греции, в отличие от большинства государств Евросоюза, воспринимается как дружественная страна.

С ней ее связывают общие культурные и исторические корни, принадлежность к православной вере. В пользу развития связей с Россией высказывается и проживающая в нашей стране греческая диаспора, в том числе - греки Крыма, недовольные блокадой полуострова странами Евросоюза. Однако при всей важности гуманитарной составляющей для правительства Греции особые отношения с Москвой важны, прежде всего, по двум другим причинам.

Первая из них – возможность использовать их в качестве рычага давления в переговорах с Евросоюзом. Для этого правительство А. Ципраса все громче высказывается против введенных в отношении России санкций, утверждая, что они контрпродуктивны и ведут к экономическим потерям самих стран ЕС. Но, в отличие от других фрондирующих стран объединенной Европы, Греция идет дальше. А. Ципрас заявляет, что «новая архитектура европейской безопасности должна включать Россию», тем самым де-факто признавая одной из главных причин нынешнего кризиса в отношениях России и ЕС отказ последнего от строительства общего пространства безопасности на континенте. Безусловно, такие заявления несовместимы со стремлением Брюсселя возложить вину за кризис на Украине исключительно на Россию и вызывают негодование европейских лидеров. Именно поэтому предстоящий на этой неделе визит А. Ципраса в Москву вызывает самое пристальное внимание не только в России и Греции, но и в странах Западной Европы.

Вторая причина – стремление греческой стороны расширить с Россией экономические связи, которые пошли на спад из-за санкций и начавшейся в 2015 году рецессии нашей экономики. Введение Москвой продуктового эмбарго может привести к тому, что годовая выручка греческих экспортеров упадет на 200-240 миллионов евро. Кроме того, в 2014 году сократился приток в Грецию российских туристов, по разным данным, на 10–15 процентов, а в нынешнем году, в связи с падением курса рубля, их станет еще меньше. В первой половине 2010 годов существенно снизился объем взаимных инвестиций, фактически прекратилось военно-техническое сотрудничество.

Все эти проблемы, несомненно, будут затронуты на двусторонних переговорах в Москве 8-9 апреля. Не исключено, что в качестве вознаграждения за доброжелательную позицию Афин в вопросе о санкциях А. Ципрас попытается добиться от российских коллег хотя бы частичного снятия продуктового эмбарго, а также предоставления скидки на поставляемый Россией газ: в условиях продолжающегося кризиса эти преференции могут стать неплохим подспорьем для экономики.

В некоторых средствах массовой информации также выдвигается версия о том, что Греция может обратиться к России за кредитной линией для решения своих долговых проблем. Но этого, скорее всего, не произойдет.

И для Москвы, и для Афин очевидно, что у России попросту нет достаточных средств для того, чтобы рефинансировать госдолг Греции. В настоящее время задолженность страны составляет порядка 320 миллиардов евро, то есть почти равна размеру золотовалютных резервов России. Максимум, о чем теоретически могла бы пойти речь – это о предоставлении краткосрочных кредитов на случай, если Греция не получит обещанные средства в рамках временной программы финансовой поддержки, до того, как будет подписано постоянное соглашение с «тройкой» кредиторов. Однако вряд ли стоит ожидать, что Россия пойдет на столь широкий - и затратный - жест, учитывая, что исход этих переговоров далеко не предопределен.

История кризиса вокруг Греции показывает, что давать прогнозы в отношении этой страны крайне сложно. В 2010 году мало кто полагал, что ее долговые проблемы приведут к пятилетней рецессии, еще меньше экспертов прогнозировали рост популярности левых радикалов и их последующий приход к власти.

И все же рискну предположить, что очередной пакет финансовой помощи Греции будет выделен.

Не факт, что это произойдет в этом месяце, вполне возможно, правительство А. Ципраса изыщет средства для погашения текущих платежей и оттянет принятие окончательного решения до мая. Обе стороны до последнего будут нагнетать обстановку, но до наступления «часа икс» найдут общее решение, поскольку ни та, ни другая не заинтересованы в объявлении Афинами дефолта. Судя по всему, это будет решение на условиях кредиторов, и общая схема «помощь в обмен на затягивание поясов» останется в силе, хотя небольшие, «косметические» уступки возможны.

И, рано или поздно, А. Ципрас будет вынужден признать, что его антикризисной план оказался утопией. Но греки ему это, скорее всего, простят: он, по крайней мере, попытался…

Юрий Квашнин - кандидат исторических наук, заведующий сектором исследований Европейского союза ИМЭМО РАН


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

626
Похожие новости
12 августа 2017, 11:45
11 августа 2017, 20:02
15 августа 2017, 22:50
12 августа 2017, 21:45
12 августа 2017, 21:45
13 августа 2017, 12:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 08:15
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 11:15
15 августа 2017, 14:15
14 августа 2017, 08:45
14 августа 2017, 13:30
14 августа 2017, 06:01