Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Aftenposten: Турция близка к диктатуре, переодетой в демократию

Был 1960 год, и турецкие военные совершили первый из целой серии переворотов. Теперь необходимо было все расчистить, и люди в униформе безжалостно принялись за работу. Избранный народом премьер-министра Аднан Мендерес (Adnan Menderes) был приговорен к смерти. Президент США протестовал. Римский папа протестовал. Королева Великобритании протестовала. Ничего не помогло. Снятый со своего поста премьер-министр был повешен. Об этом пишет Aftenposten.

Критика и ничего больше

А потом? Понятно, что поднялся большой шум, но мир позволил, чтобы все это прошло. Турция была членом НАТО с 1952 года, и ее оттуда не выкинули. Даже когда жестокое военное правление развернулось во всю в начале 80-х.

В 2016 году дела по-прежнему обстоят так, что какой-либо турецкий руководитель, в данном случае Реджеп Таййип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan), должен совершить грубые ошибки, прежде чем полная темнота накроет Турцию.

Стратегическое размещение

Причина проста. С турецких баз всего час лету до России (или Советского Союза, как страна называлась в то время). Сегодня речь идет скорее о том, что это короткий путь к районам Сирии и Ирака, зараженным ИГИЛ (запрещена в России, ред.). Расстояние до Израиля и другим конфликтным регионам на Ближнем Востоке тоже невелико. Кроме того, миграционная политика ЕС основывается на сотрудничестве с Турцией.

Сегодня в Турции проходит еще одна «чистка». Введено чрезвычайное положение, и права человека отложены в сторону. Уволены судьи и учителя, офицеры и солдаты арестованы. Власти угрожают ввести смертную казнь. Поддержка заговорщиков приравнивается к терроризму.

От переворота к контрперевороту

В первый раз случилось так, что военный переворот не удался. Вместо этого Турция переживает гражданский контрпереворот.

Президент Эрдоган жестоко мстит и все больше входит в роль диктатора. В течение многих лет он четко развивал авторитарные черты. Теперь у него появился шанс жестко рассчитаться со своими противниками.

Эрдоган современен в том смысле, что владеет новой технологией. Во время переворота он обратился к народу через FaceTime на своем iPhone. Таким образом, он заставил своих сторонников и многих других выйти на улицы и протестовать. Позднее он послал SMS-призывы на миллионы мобильных телефонов.

Плохое планирование

Заговорщики оказались на удивление старомодными. Они явно верили, что достаточно захватить государственное телевидение и заставить его сотрудников прочесть заявление. Как это и было сделано 30 лет назад.

Эрдоган может торжествовать, но, тем не менее, он потрясен до глубины души. И у него есть все основания быть напуганным. Он встретился с мощным противником, который может вернуться назад.

Стражи республики

Военные традиционно совершили переворот, потому что считали, что наследие основателя республики Мустафы Кемаля Ататюрка находилось под угрозой. Самым главным принципом был строгое разделение государства от религии.

С годами на центральных постах оставалось все меньше офицеров старой школы, не в последнюю очередь потому, что исламист Эрдоган систематически заменял их лояльными сторонниками.

Религиозный соперник

Новой особенностью является роль, которую играют сторонники религиозного деятеля Фетхуллы Гюлена (Fethullah Gülen). Еще несколько лет назад было немыслимо представить себе, что мусульманские сторонники Гюлена могли объединиться с борцами за светскую Турцию.

Гюлен с 1999 года живет в эмиграции в США. В самом начале он и Эрдоган были партнерами, дополнявшими друг друга: Гюлен занимал крепкие позиции в городских регионах Турции, где ощущалось европейское влияние. Эрдоган представлял Анатолию, бедную континентальную часть страны, известную старыми традициями.

Растущая пропасть

Гюлен представляет более умеренную и современную форму ислама по сравнению с Эрдоганом, который занимает более фундаменталистские позиции.

В течение долгого времени такие нюансы не имели большого значения, но различия развивались. В настоящее время часть военных и движение Гюлена нашли друг друга в политической борьбе интересов, основанной на том, что обе стороны в последние годы были настроены очень критично по отношению к Эрдогану.

На спор, кроме того, сильно повлияла личная вражда. Это объясняет требование Эрдогана к США выдать Гюлена, движение которого он называет террористами.

Пересмотр конституции

Гюлен является еще одним аргументом для Эрдогана иметь руководство, возглавляемое сильным президентом. Но для этого нужно изменить конституцию. Это относится и к введению смертной казни.

Драма в Турции резко контрастирует с оптимизмом, царившем в первые годы после назначения Эрдогана премьер-министром в 2003 году. Многие, особенно за границей, хвалили его в то время как необыкновенно умелого руководителя.

Турецкая экономика росла почти в таком же темпе, как китайская. Миллионы бедняков сумели выбиться в средний класс. Казалось, что все стрелки на графике показывали вверх.

Соблазнительное видение

В это время была сформулирована теория о том, что у Эрдогана и правящей партии AKP был потенциал стать примером для других стран.

В Европе должны были увидеть, что умеренный исламизм приспособился к современному обществу. Таким образом, не было никаких оснований опасаться вступления Турции в ЕС.

Ближний Восток должен был увидеть, что демократия жизнеспособна также и в обществе, основанном на религиозных и традиционных ценностях, и что это может быть совместимо с сильным экономическим прогрессом.

В регионе с глубокими этническими противоречиями у многих появилась надежда, что Эрдоган, видимо, хотел примирения с курдским меньшинством.

Печальное падение

Новая Турция была прекрасной мечтой, которая так и не была реализована. Сегодня там цветет коррупция, исчезает терпимость по отношению к новым мыслям, а война с курдскими повстанцами идет дальше. Эрдоган разоблачен, прежде всего, как настоящий властолюбец.

Но за следующим поворотам ожидают большие опасности. Что произойдет, если умеренные религиозные представители решат, что у них есть общие интересы с представителями светского общества? Что для обоих выгодно жить в открытом и свободном турецком обществе?

Подготовка большого празднования

А пока Эрдоган разрабатывает широкие планы для празднования столетнего юбилея республики в 2023 году. Не хватает только амбициозных целей. Турецкая экономика занесена в список десяти самых крупных экономик мира. Роскошные строения и гигантские проекты должны показать величие страны.

Эрдоган надеется стать центральной фигурой праздника. Но неизвестно, пойдет ли развитие в таком направлении.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

342
Похожие новости
01 декабря 2016, 01:45
01 декабря 2016, 22:45
02 декабря 2016, 09:15
01 декабря 2016, 22:45
01 декабря 2016, 01:45
01 декабря 2016, 22:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
27 ноября 2016, 14:50
29 ноября 2016, 00:00
29 ноября 2016, 17:30
30 ноября 2016, 04:15
28 ноября 2016, 03:10
29 ноября 2016, 22:45
26 ноября 2016, 15:50