Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Al Araby: амбиции все глубже погружают Россию в сирийское «болото»

Президент России Владимир Путин действует как весьма амбициозный царь, стремящийся вернуть своей стране влияние времен советской империи, превратив военное вмешательство в Сирию в ключ к дальнейшей геополитической экспансии в регионе. Хотя у России нет ресурсов нынешних великих держав, поскольку ее экономика напрямую зависит от экспорта нефти, она активно пользуется ослаблением американского интереса к региону и отношений Вашингтона с союзниками в Персидском заливе, Турции и даже Ираке.
Почему Москва ставит все, что имеет в Сирии, на сохранение режима Асада, несмотря на наличие множества альтернатив на сирийской арене? Почему она не хочет всерьез взяться за решение проблемы иранского присутствия в Сирии, что удовлетворило бы американцев, европейцев, арабов и Израиль, а также устранило бы препятствие со стороны США в виде «Акта Цезаря» на пути к своей цели — возвращению беженцев в страну и восстановлению последней?
По мнению Москвы, она может противостоять Вашингтону и возглавляемому им западному альянсу и установить контроль над всем регионом, создавая региональные союзы и открывая многочисленные, а иногда и конфликтующие между собой переговорные треки вроде астанинского альянса с Турцией и Ираном (основывается на соглашениях о сферах влияния), а также созданной в Дохе платформы вместе с Турцией и Катаром. Не стоит забывать и об усилиях по проведению арабского саммита в Багдаде между Ираком, Египтом и Иорданией, который призван выдвинуть инициативу по сирийскому урегулированию и направлен против иранского и турецкого влияния. Наконец, Кремль нащупал среди арабских государств импульс к возвращению Сирии в Лигу арабских государств и поощряет арабо-израильский альянс, нацеленный положить конец иранской региональной экспансии и начало — процессу нормализации.
Россия стала проявлять большую активность, когда оказались очевидны политические предпочтения нового президента США и его администрации. Наращивание мощи на военных базах в Китайском море остается в числе американских приоритетов за счет уменьшения масштаба военного присутствия на Ближнем Востоке и большей опоры на союзников по НАТО. При этом региональная стратегия не изменилась и продолжит линию Обамы и Трампа: Вашингтон будет поддерживать своих союзников, сохраняя при этом возможность действовать по-своему, когда это совпадает с его интересами. Кроме того, администрация США продолжает применять политику максимального давления на Иран, продолжая израильские военные удары по его объектам в Сирии, как это было во времена Трампа, прежде чем вступить в переговоры по новому ядерному соглашению.
В период президентства Байдена американо-российские отношения переживают больший кризис по сравнению с эпохой Трампа. То же самое можно сказать о турецко-американских отношениях. Новая администрация США, а вместе с ней и Европейский Союз, не только осуждают преступления режима Асада, но и препятствуют попыткам России удержать его на плаву и обойти политическое урегулирование путем нормализации отношений арабских государств с Дамаском. Все это стимулирует активную дипломатическую деятельность Москвы в регионе по созданию союзов в отсутствие координации со стороны арабов в стремлении обеспечить баланс между региональными игроками, борющимися за влияние, и играть роль посредника между ними. Также Кремль ищет выгоды от намерений Китая укрепить свои отношения со странами региона (особенно ирано-китайское стратегическое сотрудничество), хочет развивать отношения со странами Персидского залива и параллельно использовать краткосрочные экономические контракты между с Ираном и партнерство с Египтом и Ираком. Наблюдаются попытки сыграть роль в Йемене путем поддержки лояльных Ирану хуситов, в ливийском конфликте и расширить влияние в Средиземноморье.
Стремление России к большему влиянию в арабском Машрике и во всей Западной Азии побудило ее выступить против Америки в регионе. Она считает США равными себе, предпочитая не признавать, что ее возможности ограничены по сравнению с американской военной и экономической мощью. Как следствие, страна игнорирует тот факт, что не может доминировать в Сирии, поддерживая режим Асада и пытаясь подчинить Турцию и лояльную ей сирийскую оппозицию астанинским соглашениям. Она не в силах сделать это, даже несмотря на долгосрочные инвестиционные контракты в самых важных секторах. А бессильна Москва по причине американского присутствия на восточном берегу Евфрата и базе Эт-Танф, а также поддержки Вашингтоном Сирийских демократических сил и местной автономии, контролирующей большую часть нефтяных месторождений, других природных ресурсов и сельскохозяйственные угодья. Также стоит отметить эффективность «Акта Цезаря» как инструмента для предотвращения любых односторонних действий России по спасению Асада без соблюдения американских условий. Россия не может изменить эту ситуацию с помощью военной силы. Ей способно помочь лишь международное соглашение, и страна должна пойти на уступки, включая сокращение иранского присутствия в Сирии и начало политического урегулирования в соответствии с международными резолюциями.
Арабские страны Персидского залива, европейцев и США связывают прочные отношения, а американское военное присутствие с огромными базами на важных узлах не позволяет правительствам этих стран выйти далеко за пределы американского влияния в направлении ненадежной российской или китайской орбиты. Что касается Турции, то несмотря на сделку по покупке российской системы С-400 и разногласия с администрацией Байдена, она не доверяет России, поскольку последняя манипулирует ее опасениями по поводу курдского сепаратизма на севере Сирии.
Кремль предпочитает видеть Иран в своем союзе вопреки желанию США и не хочет конфронтации с Тегераном на сирийской территории, несмотря на их соперничество вокруг инвестиций и контроля над процессом урегулирования. У России нет рычагов для ограничения влияния иранцев и их группировок на сирийской арене, например, Корпуса стражей исламской революции и ливанской «Хизбаллы», кроме разрешения израильской авиации бомбить иранские военные базы и склады оружия. Сокращение иранского влияния в Сирии требует международного консенсуса, и этот шаг, похоже, не входит в число приоритетов стран Запада, судя по тому, что переговоры в Вене с Тегераном относительно его ядерной программы зашли в тупик.
Соединенные Штаты Америки удовлетворены текущим положением и дистанционно участвуют во всех шагах Москвы на сирийской территории, включая укрепление баз на сирийском побережье, продвижение астанинского трека, соглашение о деэскалации и примирении, переговорный процесс относительно конституционного комитета, южный вопрос и многое другое. Вашингтон поддержал Турцию, чтобы еще больше подорвать процесс продвижения режима Асада в Идлибе, но в целом доволен сирийской трясиной, поглощающей одновременно русских, иранцев и турок и ослабляющей сирийское государство и правительство. Это подразумевает отсутствие международной воли к урегулированию в Сирии в ближайшем будущем и, как следствие, сохранение нынешнего болота. Тем временем Вашингтон продолжает чинить препятствия любым российским инициативам, навязывая свое решение.
В заключение следует отметить, что все российские дипломатические шаги по созданию союзов и блоков в регионе бесплодны. Они не будут иметь никакого влияния, разве что Москва получит несколько козырей, которые сможет использовать в ходе переговоров с Вашингтоном.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

339
Похожие новости
15 октября 2021, 20:00
15 октября 2021, 10:30
15 октября 2021, 16:15
15 октября 2021, 14:15
16 октября 2021, 01:45
16 октября 2021, 01:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
11 октября 2021, 11:30
11 октября 2021, 13:30
14 октября 2021, 21:15
12 октября 2021, 14:00
16 октября 2021, 01:45
12 октября 2021, 21:30
14 октября 2021, 17:30