Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Al Mayadeen: Тунис — очередной провал Эрдогана, который может стоить ему Турции

Учитывая схожесть между египетскими «Братьями-мусульманами» (запрещена в РФ — прим. ред.) и тунисской «Ан-Нахдой», Анкара не замедлила отреагировать на действия президента Туниса Каиса Саида и сочла их «переворотом против демократии и воли тунисского народа». При этом она забывает, что в октябре 2019 года именно этот народ избрал Саида с 73% голосов в то время, как кандидат от «Ан-Нахды» получил всего 12%.
Несмотря на заметное смягчение риторики и попытки Эрдогана примириться с тунисским президентом при посредничестве эмира Катара Тамима Аль Тани (днем позже в Тунис отправился министр иностранных дел Саудовской Аравии), Эрдоган, разумеется, не смирится с очередной потерей.
После политического, идеологического и исторического провала в Египте и свержения военного союзника Омара аль-Башира в Судане ситуация в Тунисе может подтолкнуть его к различным маневрам (как известно, Ганнуши признал ошибки своей партии и заявил о готовности к диалогу с президентом Саидом).
Этим можно объяснить попытки Эрдогана примириться с ас-Сиси, выдвинувшим условие прекратить всяческую поддержку «Братства» и вмешательство в дела арабских стран. Речь идет, прежде всего, о Ливии, соседствующей как с Египтом, так и Тунисом.
Все помнят реакцию тунисской оппозиции на секретный визит Рашида Ганнуши в Стамбул 10 января 2020 года и его встречу с президентом Эрдоганом (за день до визита Фаиза Сараджа в Стамбул), когда он не проинформировал тунисский парламент и президента Каиса Саида. Это положило начало конфликту между Саидом и Ганнуши, поддержавшим политику Эрдогана в Ливии.
В то время оппозиционные партии Туниса обвинили Ганнуши и лидеров «Ан-Нахды» в получении финансовой поддержки от Анкары и передаче информации, связанной с национальной безопасностью, Турции и Катару. Как известно, эти две страны поддерживают и финансируют все политические исламские движения, как умеренные, так и радикальные, особенно после «арабской весны». В связи с этим события в Тунисе имеют большое значение для президента Эрдогана и его союзника из Катара. Они координируют свои действия в борьбе с Саудовской Аравией и ОАЭ.
Судя по всему, Египет крайне доволен шагами президента Саида, так как многие годы желал ослабления «Ан-Нахды». Тем временем эта партия заключала союзы с другими силами для достижения своих секретных и публичных целей, включая отправку тысяч молодых тунисцев в Турцию, а оттуда в Сирию для борьбы в рядах террористических группировок, включая «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в РФ — прим. ред.). Так обстоит дело и с тысячами граждан других арабских стран, особенно Саудовской Аравии. Они оказались в одном лагере с Турцией, чтобы бороться против сирийского государства, которое по-прежнему является мишенью всех региональных изменений, включая события в Тунисе.
Государства Персидского залива поспешили предоставить миллиарды долларов помощи президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси после того, как он сверг «Братство». Они хотели помешать ему сблизиться с Дамаском. Хотя Эр-Рияд, Манама и Абу-Даби объявили «Братьев-мусульман» террористической организацией, это не мешает движению продолжать сотрудничество с Дохой, а Анкаре — поддерживать вооруженное крыло «Братства» в Сирии до июня 2017 года, когда страны Залива и Египет разорвали дипломатические отношения с Дохой. Несмотря на примирение Катара с Каиром и попытки принца Тамима выступить посредником между ас-Сиси и Эрдоганом, противоречия между Дохой и Абу-Даби сохраняются. Кроме того, до тех пор, пока Эр-Рияд не займет окончательную позицию по данному вопросу, свою роль играет личное соперничество между Мохаммедом бин Салманом и Тамимом Аль Тани, хотя обе страны находятся на американской орбите.
Хотя еще слишком рано говорить о возможных результатах политики президента Каиса Саида, получающего поддержку от армии и служб безопасности, всем известно, что ограничение роли «Ан-Нахды» и ее отстранение от власти так или иначе отразится на событиях в Ливии. Все вооруженные группировки, умеренные и экстремистские, находятся под влиянием Турции и внимательно следят за ситуацией в Тунисе, так как повторение египетского сценария бросит эти силы в руки египетско-тунисского альянса и его поддержат европейские государства. Наиболее важными среди них являются Франция и Греция. Они, как и другие государства, не скрывают свое недовольство заявлениями и действиями президента Эрдогана, демонстрирующими религиозные и националистические амбиции.
Следующие события и их последствия для региональной и глобальной ситуации будут зависеть от того, каких успехов президент Каис Саид и его команда достигнут в деле решения проблем в области здравоохранения, экономики и финансов.
Как и в случае с переворотом ас-Сиси в 2013 году, большинство западных столиц во главе с Вашингтоном связались с президентом Туниса и говорили о необходимости уважать конституцию и государственные институты, сохраняя спокойствие и избегая применения силы ради стабильности государства. При этом у западных лидеров не возникает мысли направить критику в адрес Персидского залива, где страны не имеют даже конституций и идеи демократии не имеют никакого социального, политического или морального воплощения.
Они также не предприняли никаких действий против президента Эрдогана, который воспользовался неудавшимся переворотом 15 июля 2016 года и избавился от всех своих оппонентов, установив «авторитарный режим», как выразился тремя годами позднее Байден. Молчание сохранялось и в тот момент, когда в апреле 2017 года Эрдоган изменил конституцию и взял под контроль все государственные ведомства, объекты и учреждения, заявив, что его полномочия определены конституцией. Как известно, то же самое сказал президент Каис Саид с некоторыми отличиями в содержании, целях и результатах избранной стратегии.
И все же власть остается в руках всего тунисского народа, так как именно он решает судьбу своей страны. Похоже, она была и остается ареной для скрытых и открытых конфликтов, как в случае с Ливией и, в меньшей степени, Алжиром и Суданом, а также довольна близка к странам, где действуют «Исламское государство», «Аль-Каида», «Боко Харам» (запрещены в РФ — прим. ред.) и аналогичные группировки из Мали, Чада, Нигера, Нигерии, Сомали и Буркина-Фасо — стран-объектов империалистических планов.
Анкара открыла посольства в 45 африканских странах и развивает и укрепляет свои отношения с ними. Президент Эрдоган совершил визиты во многие из них, пытаясь конкурировать с традиционным европейским влиянием. По его словам, Турция не колонизировала ни одно из этих государств.
Тем временем турецкая оппозиция обвиняет президента Эрдогана в военной, политической, экономической и интеллектуальной экспансии не только в арабском мире и на африканском континенте, но и на Балканах, Кавказе и в Центральной Азии. Как продемонстрировали последние десять лет, он серьезно относится к данному вопросу, иначе ситуация в Тунисе, а до этого в Египте, не входила бы в область его интересов. Поражение в одной стране значит отступление в другой (особенно в Ливии), а затем последует Сирия. И поскольку все началось именно с нее, потеряв Сирию, Эрдоган лишится и Турции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1241
Похожие новости
24 сентября 2021, 01:30
24 сентября 2021, 01:30
23 сентября 2021, 16:00
23 сентября 2021, 16:00
22 сентября 2021, 11:30
22 сентября 2021, 21:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
23 сентября 2021, 10:15
23 сентября 2021, 06:30
23 сентября 2021, 18:00
23 сентября 2021, 10:15
23 сентября 2021, 06:30
Новости СМИ
 
Популярные новости
20 сентября 2021, 12:00
17 сентября 2021, 17:30
19 сентября 2021, 01:45
18 сентября 2021, 01:00
18 сентября 2021, 12:30
17 сентября 2021, 21:15
17 сентября 2021, 06:00