Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Александр Коновалов: Сближение России и Ирана пугает Запад

Западные СМИ акцентируют внимание на том, что Вашингтон обеспокоен сближением России и США. Отмечается, что сближение Москвы и Тегерана принижает роль Америки на Ближнем Востоке. Так ли это на самом деле? Как будет реагировать Вашингтон на дальнейшее сближение России и Ирана? На эти и другие вопросы ответил президент Института стратегических оценок и анализа (ИСОА) Александр Коновалов.

— В Вашингтоне до сих пор существует беспокойство, что Иран всё-таки возьмёт и каким-то образом продолжит свою ядерную программу. Тегеран же считает целесообразным и более отвечающим его интересам, в том числе и интересам безопасности, снятие санкций.

Что касается нашего сближения, то мы, конечно, делаем достаточно странные, на мой взгляд, заявления о том, что возникнет новый союз стран, борющихся против международного терроризма. В этот союз должный войти Россия и Иран.

По-моему, говорить о каких-то союзнических обязательствах совершенно бессмысленно и не ко времени.

Реальное сотрудничество возможно разве что по сирийскому направлению.

Если мы на самом деле не уходим из Сирии, а собираемся  расширять антитеррористическую операцию, нам нужна взлётно-посадочная полоса ближе к месту,  против которого запускаются ракеты. Наша база в Сирии имеет достаточно ограниченную емкость.

Мы стоим перед дилеммой – либо строить новую базу в Сирии, что и дорого, и небезопасно, либо воспользоваться любезностью Ирана, который сам активно участвует в борьбе против антибашироасадовских сил в Сирии.

Для Ирана тоже выгодно такое сотрудничество.

Надо учитывать, что правящий в Сирии режим – алавитский, который признан шиитами только в семидесятые годы прошлого века. Алавиты – это очень малочисленное и малопопулярное течение в Исламе, но для Ирана, который является крупнейшей шиитской страной мира, очень важно поддерживать режим, который хотя бы условно считается шиитским в Сирии. Так что Иран преследует свои цели, когда разрешает нам пользоваться полосой на своей базе, а нам это позволяет экономить керосин и уменьшать топливную загрузку бомбардировщиков, когда они идут на задание.

Естественно, это вызывает претензии у США, которые заявляют, что мы тем самым нарушаем резолюцию Совета безопасности ООН, которая принята при нашем участии. Однако резолюция Совета безопасности запрещает передавать, поставлять современное оружие иранскому руководству, но мы не передаём, не поставляем, мы просто там присаживаемся по  дороге. Так что по этой части претензии к нам необоснованные.

 — Как будут США реагировать на дальнейшее наше сближение с Ираном? 

— Всё зависит от того, как наши будут проводить операцию в Сирии. На самом деле, нам жизненно необходима координация с США и возглавляемой ими коалицией в атаках против радикальных исламистов. Здесь интересы совпадают — у нас, у сирийского руководства и у Ирана. И в общем то и у США тоже, если мы будем наносить бомбовые удары по тем, кого мы называем «радикальными исламистами», а американцы – умеренной оппозицией, противостоящей Баширу Асаду, то мы можем в конце концов оказаться в ситуации, когда мы наносим удары друг по другу.

Так что мы заинтересованы в том, чтобы выступать если не союзниками, то по крайней мере координировать свои действия.

— То есть версия о том, что Россия и Иран вытесняет США из региона не совсем обоснована?

— Таких тенденций нет, у нас просто нет сил и нет мотивов, чтобы мы могли США вытеснить, а себя предложить как альтернативную позитивную фигуру.

 — Как вы бы могли оценить наше сотрудничество с Ираном в энергетической сфере?

— Иран будет наращивать добычу, пока будет спрос.

Что касается мировых цен на нефть – надо быть таким специалистом, которых я почти не знаю, кто мог бы аргументированно сегодня разъяснить все детали и все факторы, которые влияют на ценообразование.

Но одно можно сказать, что вообще говоря эра углеводородов и их доминирование на сырьевых рынках потихоньку уходит в прошлое. Если посмотреть на капитализацию ста самых крупных кампаний мира десять лет назад, там мы найдём прежде всего американские нефтяные компании, наш «Газпром» и т.д. Сейчас первые места в этом списке занимает Apple, Google, и нашего Газпрома в первой сотне вообще нет.

— И все–таки вернемся к взаимоотношениям с Ираном. Насколько Запад обеспокоен сближением Москвы с Тегераном?

— Запад действительно обеспокоен. Просто сейчас все внимание приковано к избирательной кампании.

Это очень странное союзничество, которое воспринимается, отчасти, по крайней мере, на Западе, как сближение двух очень негативных факторов влияния. Беспокоит возможное синергетическое сложение их усилий.

— Какие ответные шаги может предпринять Вашингтон?

—  Если Иран будет прорываться к ядерной программе, тогда его будут бомбить, а если он действительно захочет создать процветающую экономику, прежде всего, быстроразвивающуюся, то, наверное, в конце концов, отношения будут постепенно смягчаться.

Автор: Беседовала Мария Кантер

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

518
Похожие новости
08 декабря 2016, 00:15
08 декабря 2016, 03:45
08 декабря 2016, 18:15
08 декабря 2016, 00:15
08 декабря 2016, 18:15
08 декабря 2016, 18:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 13:31
03 декабря 2016, 18:30
05 декабря 2016, 18:30
05 декабря 2016, 22:45
07 декабря 2016, 10:00
09 декабря 2016, 03:30
08 декабря 2016, 11:16