Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Анатолий Шарий: на Украину сейчас едут работать фрики

Интервью с украинским журналистом и блогером, ставшим политическим беженцем в Евросоюзе

Автор популярного видеоканала на YouTube, регулярно разоблачающего фейки в украинских СМИ, рассказал в эксклюзивном интервью «Русской планете», почему российской пропаганды боятся в Европе, как там на самом деле относятся к русским и украинцам, объяснил, что представители российских СМИ и оппозиции ищут на Украине, а также прокомментировал свой отказ работать в России.

— Сегодня катастрофа малазийского «Боинга» под Донецком обретает все более серьезное политическое значение. Мне кажется, вы могли бы провести независимое расследование и поставить точку в этом деле, почему не стали этого делать? Или это тот случай, когда правду лучше не знать?

— Я занимался этой историей тогда, когда думал, что это кому-то интересно, но если это неинтересно стране, граждане которой погибли, то мне это тем более неинтересно. Считаю, что правду нужно знать, но почему она нужна мне больше, чем тем, кто в ней должен быть заинтересован в первую очередь? У меня брали огромное количество интервью представители одной из стран, граждане которой погибли, но оно в итоге не вышло, потому что, видимо, шло вразрез с тем, что надо было скармливать, ну и пошли они.

— Все чаще пишут о том, что на Западе начали открываться глаза на происходящее на Украине, на присоединение Крыма к России и так далее, но очевидных политических сдвигов нет, санкции только продлеваются и расширяются. Как в Европе относятся к России?

— Для того чтобы показать, как там относятся к этим вещам на высшем уровне, приведу пример: 28 июля евродепутат от Чехии Яромир Штетина пригласил выступить в Европарламенте Андрея Билецкого, командира полка «Азов». Того самого полка «Азов», бойцы которого на днях выложили видео, как уничтожают «сепаратистов» в Широкино. На кадрах мы видим, как ночью пробирается «сепаратист», в руках у него яркий фонарик, они его видят в прибор ночного видения, стреляют и убивают. Кто это был? В самом худшем случае это был мародер, но я думаю, что это был местный житель, который шел ночью хоть что-то спасти из своего дома, а его просто убили. Вот таких людей приглашают в Европарламент, и Белецкий будет там раскрывать европейцам глаза на агрессию Россию, рассказывать, что в Донбассе русские войска, что там украинцы не убивают моих же сограждан-украинцев. Главное, побольше пафоса, еще слезу можно пустить, и все сделают вид, что ему поверят, и в конце поаплодируют — человеку, который участвует в гражданской войне.

Но европейские издания не желтая пресса, они действительно стали видеть вещи, которые раньше не замечали. Например, после конфликта в Мукачево стали открыто называть «Правый сектор» фашистами. Нельзя не замечать очевидное, когда бойцы не стесняясь выкладывают свастики у себя на профайлах или то, как зигуют националисты в Киеве.

А на бытовом уровне в Старой Европе никому нет дела, все как всегда, так же висят надписи на магазинах и кафе: «Да, мы говорим по-русски». Иногда смотрю украинские новости про то, что россияне не едут за границу, а на деле все забито россиянами. И сколько живу в Европе, я ни разу не видел плохого отношения к русским.

— В Европе сейчас также много эмигрантов с Украины — чем занимаются, каких политических взглядов придерживаются, довольны ли они жизнью? Как в ЕС относятся к украинцам?

— Украинцев, я предполагаю, очень много, но я больше вижу в социальных сетях такую псевдопатриотическую активность, а в реальности они ведут себя тихо. В одном городе иммигранты стали вывешивать украинские флаги на балконы, но это не понравилось местным, и они вызвали полицию, в итоге несколько украинцев решили поспорить и отправились на историческую родину. Все работают нелегально, поэтому ведут себя очень тихо. Вот последний раз в Италии вышли с украинскими флагами к российскому посольству и начали что-то там орать. Я не понимаю, почему ты, свалив с Украины, подходишь к российскому посольству и чего-то там требуешь. Поезжай лучше на Украину и там требуй, а еще лучше в Россию на Красную площадь и там заяви свои претензии. Когда ты сидишь без работы, когда делать нефиг, то, конечно, хочется обмотаться синтетическим флагом, кстати, это, наверное, очень приятно в 35 градусов жары, выйти на улицу и что-то там кричать, вместо того чтобы деньги зарабатывать для себя и своей семьи. Нормальный человек не может выйти в рабочее время и заниматься такой ерундой. Или они смелые только на расстоянии? Вот у меня такое впечатление складывается.

А европейцам все равно, у них своя жизнь. Или вот еще тема: в аэропорту часто вижу, когда приезжают мои соотечественники, у них часто повязаны «жовто-блакитные» ленточки, их явно повязывают в расчете на то, что европейцы заметят и скажут: «Вау, да ты с Украины!». Им внушили, что это очень модно и круто, а на самом деле давно прошла мода, и никому нет дела, в Старой Европе особенно.

— Действительно ли положение украинских иммигрантов настолько плачевное?

— Смотря чье — те, кто уехал давно, себя нормально чувствуют по отношению к тому, как жили на Украине. Но нужно четко понимать, что никто не будет платить никакому украинцу больше, чем нормальному европейцу, будь ты хоть 20 раз специалист, а на работу берут в основном чернорабочими — даже не продавцами, потому что языка нет, и нелегально, потому что у большинства нет вида на жительство. Даже если есть, все равно ты не европеец, и если тебя и возьмут, то на мизерную зарплату. И вот украинцы живут на 700 евро и думают, что это классно, хотя я не понимаю, как можно жить в Старой Европе на такие деньги — чтобы арендовать квартиру, надо минимум 400 евро. Вот они и забиваются в квартиру по 10 человек, отсылают какие-то деньги домой. Западные области всегда так жили, там семьи неполные, отцы или матери работают годами за границей. Давно стало понятно, что если ты приехал в Европу, то ты никому тут не нужен, равно как и на Украине.

— Сегодня говорят о претензиях Венгрии, Польши, Румынии на украинские территории; может ли Украина избежать раздела по югославскому сценарию?

— Нет, я не верю, что будут вот так Украину разбирать на запчасти, та же Венгрия не настолько сильна для того, чтобы заявлять свои интересы. Но если бы так и произошло, то, что самое плохое, потом мы с удивлением услышали бы, как во время выступления в Верховной раде президент Украины сказал бы, что так надо, что это хорошо: «Смотрите, уже части Украины интегрируются в Европу». То есть нашли бы совершенно фантастическое дурацкое оправдание. Это как вчера говорили, что Донбасс надо отвоевать любым путем, а сегодня вдруг появляется особый статус Донбасса.

Честно, я люблю Украину, но не знаю другого народа, который терпел бы Яценюка, совравшего за время своего пребывания на посту уже миллионы раз. И никто не спрашивает его даже об элементарных вещах — например, где проект «Стена», на который уже выделены миллионы, а он же не ответит. Я не верю, что Украина будет так распадаться, но в любом случае все уже нехорошо, вы же видите.

— Возможен ли здоровый патриотизм на Украине, на чем он может быть основан?

— Ключевое слово — здоровый. Здоровый патриотизм — это хорошо, круто, когда ты любишь свою страну, но у нас сейчас происходит инсталляция патриотизма — надел вышиванку, физиономию свою вставил в трезубец. Я смотрю на эти аватарки в Facebook, там уже дошло до такой степени отупения, до маразматического представления о патриотизме: обязательно желто-синяя стена, много флагов, все в флагах, лучше всего еще татуировку на видном месте. Вот это ничего общего не имеет с патриотизмом. Здоровый патриотизм — это прекрасно. Но если я люблю своего товарища, а он болен, я должен сказать ему, что он болен, а не говорить, что он самый здоровый и красивый, иначе он просто умрет. И я должен отвести его к врачу, если ему, например, должны отрезать ноги, чтобы он выжил.

Почему-то, когда я говорю, что там плохо, что вас обманывают по телевидению, получается, что Шарий не только не патриот, а чуть ли не главный враг Украины. Все это нездорово, представить себе не мог, не думал, что на Украине настолько легко внушаемые люди, что так легко за год промыть мозги и обвести их вокруг пальца, чтобы люди в зомби превратились.

— При этом вы не признаете ни ДНР, ни ЛНР, ни Крым в составе России, вас не удалось уличить в пророссийскости — разве можно не занимать одну из сторон в конфликте, когда идет настоящая война?

— Я занимаю сторону Украины, но здоровой Украины, без людей, которые только постоянно разевают свои беззубые рты, кричат какие-то речевки и поют гимны. Это не братья мне — если они больны, пусть лечатся. Я работаю для тех, кто может думать, а не ругать все, проклинать и в итоге стрелять, и лучше всего в спину, как Олесю Бузине. Какую сторону вообще можно занимать в гражданской войне? В любом случае, если я скажу что одни хорошие, а другие плохие, то чем я буду отличаться от них? Если ты стреляешь в своего брата, то это уже ненормально, если, конечно, при этом не защищаешь свой дом, ведь бывают случаи, когда брат с ума сошел и поперся в твой дом тебя учить жить...

Военные на блокпосту в районе аэропорта «Бельбек». 

 Известна такая позиция: «я не за тех и не за других, я за мир» — нотогда возникает вопрос, какими способами может быть достигнут этот мир?

— Только переговоры, но в то, что я говорил прошлым летом — что это можно решить и все будут опять обниматься и целоваться, — уже не верю. Постоянно общаюсь с людьми и с той и с другой стороны, и есть случаи, когда человеку было всегда плевать на политику, но в его дом прилетел снаряд и убил семью — и в тот же день он становитcя самым злостным сепаратистом, он пленных не берет. Вот что происходит, и это делалось не просто так, а намеренно. Люди, потерявшие семьи, слышать ничего о мире не хотят, они говорят: «А ты знаешь, что такое... » — и начинают перечислять все ужасы войны. А я говорю, что нет, не знаю, слава Богу. У меня есть свое мнение, и я в любом случае за мир. Но вот тоже история такая двоякая — если нападает свора бешеных собак, ты, например, можешь встать на четвереньки и говорить: давайте жить дружно, но они же загрызут просто...

— Польша и Нидерланды создают агентства борьбе с пропагандой, есть такая инициатива и на уровне ЕС. Чем им так российская пропаганда не угодила?

— Одно время пошел темник по СМИ говорить о действии российской пропаганды в Европе. По нескольким программам в один и тот же день вышли интервью с разными людьми на улицах, которых спрашивали про события на Украине, и они отвечали: «Да, это гражданская война, и нет там российских войск». Из этого был сделан вывод, что на них так действует российская пропаганда, то есть считается, люди настолько тупые, что просто не могут сами, без пропаганды, сделать выводы. Но помяните мое слово, закончится все как обычно, потому что у людей, которые работают не за идею, а за бабло, ничего не получается.

— В то же время ряд российских журналистов и оппозиционеров отправился работать на Украину. Какие плюсы есть в работе на Украине, есть ли разумное объяснение этой волне миграции?

— Плюсы есть колоссальные, смотрите: во-первых, если ты никто, просто тупое унылое ничтожество в России, то можешь приехать на Украину, завернуться в флаг, еще не забыть надеть вышиванку и сказать: «Ребята, я сам россиянин, но я вас поддерживаю!» И ты сразу попадешь на первые каналы телевидения, если что, с тобой даже президент встретится. Сейчас на Украину едут и едут всякие ублюдки, которые себя не нашли на родине, и меня это не радует. Такого уровня люди — это просто фрики, и что они могут сделать? Фрик приезжает на Украину и становится там почитаемым только потому, что начинает поливать грязью свою страну, тут много ума не надо.

Но что меня поразило: читал Ксению Собчак, она писала, что если будет валить из России, то уедет в Израиль, США или ряд других стран, Украины среди них нет. Почему ты не хочешь на Украину, подруга, если ты постоянно рассказываешь, какая она хорошая, если видишь в Донбассе российские войска, как и многие. Пусть едет на Украину, первые пару дней покупается в лучах славы, но потом начнутся суровые будни. В итоге такой человек может перекраситься, сказать: «Cлава Путину! Я осознала» — и вернуться обратно. 

— Такие люди приходят на смену тем, кто был вынужден уехать илидаже был убит, как Олесь Бузина, которого вы уже упомянули...

— Олесь Бузина — это был человек, который никогда не переступал черту, он не говорил ничего такого, за что его не только можно было убить, но и даже завести на него уголовное дело. Он выражал свое мнение, свое мнение по закону разрешено выражать, а тут два ублюдка, никому не известных, неинтересных, которые ничего вообще в своей жизни не сделали, вдруг решили его убить, возомнив себя вершителями судеб. Ну хорошо, сработало МВД, но посмотрите, что сейчас происходит: из них делают героев, говорят, что их надо чуть ли не отпустить. По моим источникам, убийц вычислили уже на второй день, потому что либо реально мозгов у них нет, либо они думали, что их искать не будут. Это нездоровое общество, где радуются смертям людей, это трахнутое тоталитарное общество, это трахнутое тоталитарное государство, это все, что я могу сказать. Но у меня есть разделение: страна и государство, и Украину как страну я люблю. 

Цветы на месте убийства Олеся Бузины. 

— Если бы вас позвали работать в Россию, согласились бы? На Украину вам все равно в ближайшее время будет сложно вернуться.

— Меня приглашали множество, несколько десятков раз работать в Россию, и предложения были очень интересные во всех планах. Последнее поступило от уважаемого мною Ивана Охлобыстина, он предлагал мне работу на новом телеканале «Ракета». Но я вынужден был отказать, как и всем, кто меня приглашал. Дело в том, что я не являюсь пафосным псевдопатриотом Украины из тех, кто сегодня ходит в вышиванке, а завтра выходит в майке с Путиным. Я считаю, что сейчас, во время войны, уезжать в Россию работать, даже просто приехать, когда приглашают на различные рейтинговые ТВ-программы, с моей стороны некорректно. Может быть, я и не прав.

— Если подвести промежуточные итоги существования вашего канала, что можно отметить? Фейков в украинских СМИ меньше не стало, уровень маразма зашкаливает. Не устали ли вы от этой борьбы, есть ли результаты?

— Каналу год и два месяца, и у него 560 тысяч подписчиков, 450 миллионов просмотров. Это хороший промежуточный итог, потому что по новостным каналам Восточной Европы он обошел Russia Today — такого никогда ни у кого не было вообще. Мне было бы поразительно скучно ничем не заниматься, хотя я могу позволить себе ничем не заниматься. Мне просто это нравится, это мое хобби. Насчет усталости — нет, не устал, мне нравится. Борьба с ветряными мельницами — да, согласен. Но, например, я знаю, что будет конец света, как описано в Библии, однако это не значит, что я должен опустить руки и не пытаться помочь людям. Ничего не меняется, но в любом случае это жизнь.

— Украинский кризис не будет продолжаться вечно. Чем будете заниматься дальше, видите ли какой-то горизонт?

— Поймите, я не «Поле чудес» — совсем недавно узнал, что эта передача, оказывается, еще существует, а мне кажется, это не очень правильно. У меня никогда не было четкой направленности, я просто высказывал свое мнение, рассказывал о событиях в Донбассе. Все, что мне интересно, я выкладывал, это мой личный блог. Говорят, что я борец с фейками, но я не борец. Я просто сижу и расслабляюсь на берегу реки, наблюдаю, кто по ней плывет и в каком состоянии. И не боюсь, что однажды фейков не станет, в «Поле чудес» не превращусь точно.

— По-вашему, какими будут современные медиа в условиях мирового кризиса и информационных войн, которые сказываются на качестве журналистики? В то же время YouTube-каналы и персональные блоги, как ваш, становятся все более влиятельными...

— Когда смотришь на средства, которые выделяются определенным каналам, то понимаешь, что люди просто не знают и не понимают многого. То, что я вижу, напоминает предвыборную кампанию, когда каждый раз одно и то же: улыбающиеся морды на билбордах, дети, цветочки, раздача продуктовых пакетов. То есть все делают по накатанной. Будь у меня средства, которых было бы достаточно, чтобы ни от кого не зависеть, то я бы сделал нечто, что выходило бы за рамки СМИ вообще.

Считаю, что СМИ в том виде, в каком они есть, особенно на Украине, себя изжили, оказались тупиковой линией. СМИ отмирают, их нет. Вообще давно пора начинать что-то новое, и это не будет какая-то социальная журналистика — это пройденные этапы, не надо топтаться на месте. Надеюсь, что скоро мне в голову придет нечто выходящее за рамки того, что было раньше, но что это будет, пока сказать не могу, да это было бы и неумно с моей стороны

via

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1154
Похожие новости
22 августа 2017, 06:30
21 августа 2017, 13:00
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 20:00
20 августа 2017, 09:30
21 августа 2017, 15:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 23:01
16 августа 2017, 18:00
16 августа 2017, 15:32
16 августа 2017, 18:00
17 августа 2017, 11:15
22 августа 2017, 09:01
18 августа 2017, 17:30