Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Андрей Полунин. Каталония взрывает Европу

Референдум за независимость стал миной для ЕС
В ночь на понедельник, 2 октября, в Каталонии подвели итоги референдума за независимость. Как сообщил официальный представитель регионального правительства Жорди Турул, 90% участников голосования высказались за отделение Каталонии от Испании.
Всего в голосовании приняло участие 2,3 млн человек, а фактическая явка составила около 42%. По данным Турула, 2 млн 20 тыс. 144 человека проголосовали за отделение Каталонии, 176,565 тыс. —  против, 45,586 тыс. бюллетеней оказались пустыми, а 20,129 тыс. были признаны недействительными.
Выступая с официальным обращением по итогам голосования, глава Каталонии Карлес Пучдемон заявил, что народ автономии завоевал себе право на независимую республику. По его словам, результаты народного волеизъявления послужат властям региона основой для дальнейших действий.
Со свой стороны, Мадрид заранее объявил плебисцит нелегитимным и попытался его сорвать. Уже с утра часть из 2 тысяч избирательных участков оказалась заблокирована полицией, причем в некоторых случаях стражи порядка изъяли урны для бюллетеней. В ответ правительство Каталонии ввело единый реестр 5,3 млн избирателей, разрешив жителям региона голосовать на любом участке.
В итоге голосование на сотнях избирательных участков переросло в столкновения с силовыми структурами. Полиция пустила в ход шумовые гранаты, резиновые пули и дубинки. В общей сложности, по данным департамента здравоохранения Каталонии, в столкновениях пострадали более 800 человек.
Вечером в воскресенье, после завершения голосования, премьер Испании Мариано Рахой выступил со специальным обращением к народу. Он заверил соотечественников, что единство страны удалось отстоять, и что большинство каталонцев не стали принимать участия в «незаконном референдуме».
А официальный представитель правительства Испании в Каталонии Энрик Мильонапомнил, что Конституционный суд Испании еще в 2014 году объявил незаконным проведение региональными властями референдума о независимости, и потому «национальная полиция и Гражданская гвардия лишь выполняют указания Верховного суда Каталонии».
В ответ представители властей Каталонии потребовали отставки и Энрика Мильо, и премьера Рахоя.
«Непропорциональное» применение силы в Каталонии осудили некоторые европейские политики. «Я шокирована ухудшением ситуации в Каталонии, я осуждаю применение резиновых пуль и дубинок испанскими силовыми структурами и призываю к деэскалации», — заявила зампред Европарламента, австрийский евродепутат от партии «Зеленые» Ульрике Луначек. С призывом осудить насилие в Каталонии выступила и Никола Стёрджен, первый министр Шотландии, где также готовится референдум о независимости. Ее поддержал премьер Бельгии Шарль Мишель, отметив, что насилие не может быть ответом в ситуации, где требуется политический диалог.
Впрочем, руководители ЕС и лидеры ключевых государств союза воздержались от осуждения испанских властей.
Что меняет референдум в Каталонии, какие события теперь ждут Европу?
— Согласно закону о референдуме, который Каталония приняла еще год назад, теперь в течение 48 часов правительство региона должно официально огласить результаты голосования, и направить в каталонский парламент уведомление, что народ принял такое-то решение, — отмечает экс-директор информационного офиса Совета Европы, преподаватель кафедры европейского и конституционного права МГИМО МИД РФ Николай Топорнин. — В свою очередь, парламент должен принять специальное постановление, в котором он может в одностороннем порядке объявить о независимости Каталонии. При этом в законе подробно прописан механизм получения независимости в случае, если народ проголосует «за» выход из Испании. В целом, процедура должна занять 18 месяцев.
Это шаги, которые будет делать Каталония. В свою очередь Мадрид, устами премьера Мариано Рахоя, предсказуемо заявил, что испанские власти не признают референдум легитимным, и не будут прислушиваться к его итогам.
В итоге возникает конфликтная позиционная ситуация. С одной стороны, Конституция Испании запрещает автономным регионам проводить референдумы без согласования с центральным правительством. Это значит, если руководствоваться только Конституцией, референдум действительно является незаконным.
С другой стороны, когда возникают вопросы с самоопределением какой-либо территории, далеко не всегда конституционное законодательство может разрешить ситуацию.
Очевидно, что обе стороны должны сесть за стол переговоров и прийти к компромиссу. Но Рахоя уже заявил, что готов к переговорам только с учетом позиции, что Испания — неделимая страна, чья территориальная целостность не может быть поставлена под сомнение. А каталонское правительство убеждено, что раз референдум состоялся, уже можно говорить о независимости. Совместить эти позиции, мягко говоря, сложно.
«СП»: — Что объективно мешает независимости Каталонии?
— На деле, чтобы Каталония стать независимой, мало решения ее парламента. Финансовые полномочия все равно находятся у Центрального банка Испании, который контролирует обращение евро в стране. Вооруженные силы также централизовано контролируются Мадридом, и охраняют внешние границы. Подчиняются центру и таможенные службы Испании, что очень важно для Каталонии, на территории которой расположена Барселона — крупнейший испанский порт.
С полиций, правда, не все так просто, поскольку есть каталонская полиция, подчиняющаяся местным властям, а есть Гражданская гвардия, подчиняющаяся Мадриду.
Наконец, независимость подразумевает еще и международное признание нового государственного образования. Испания — все-таки страна ЕС, и потому необходимо, чтобы другие европейские страны признали Каталонию.
Пока достижение Каталонией всех этих пунктов имеет весьма туманную перспективу.
«СП»: — Что в этой ситуации может предпринять Барселона?
— Каталония может в одностороннем порядке принять решение о формировании собственных вооруженных сил. Барселона может попытаться силовым образом взять под контроль таможню, а также местное отделение Центрального банка. Банк при этом объявит, что все деньги и налоги, находящиеся на территории Каталонии, больше не будут отправляться в Мадрид, и останутся в распоряжении каталонских властей.
Это будет попыткой Каталонии осуществить реальное отделение явочным порядком. Но вряд ли Мадрид будет сидеть сложа руки, глядя, как Каталония выходит из состава страны.
Скорее, Мадрид при таком сценарии пойдет на силовые акции. В испанской Конституции четко записано: если законы нарушаются в каком-то регионе, центральные власти могут ввести прямое правление этим регионом из Мадрида.
Вопрос лишь в том, как быть с гражданским населением Каталонии, которое не желает такого правления. Если Мадрид решится на такой вариант, дело может перерасти в массовые протестные акции и масштабные уличные столкновения.
Да, и сейчас говорят, что в столкновениях с полицией при голосовании пострадало более 800 человек. Но они пострадали не критически: кого-то ударили полицейской дубинкой, кто-то ушибся при падении на асфальт.
Но если в Каталонии начнутся серьезные уличные противостояния, не исключены жертвы. Не будем забывать, что в 1930-е именно Барселона представляла собой оплот республиканских сил, которые боролись с режимом Франсиско Франко. Да, республиканцы проиграли, но они боролись до последнего, и эта история живет в памяти каталонцев.
Если необходимость возникнет, я считаю, каталонцы вполне могут объединиться в боевые отряды, и оказать Мадриду серьезное сопротивление.
«СП»: — Как смотрят на события в Каталонии в Европе?
— В Европе раздаются противоречивые голоса. Но и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, и председатель Европейского совета Дональд Туск, и лидеры ФРГ и Франции хранят молчание, заняв выжидательную позицию.
С одной стороны, они вроде бы должны приветствовать свободное волеизъявление народа, поскольку это входит в парадигму европейских ценностей. С другой, такое волеизъявление ведет к перекройке границ в Европе, против чего ЕС всегда выступал. Признать итоги референдума для европейских лидеров — значит, де-факто заявить, что Каталония может выйти из состава Испании.
К тому же в ЕС немало точек, где в теории возможен каталонский сценарий. Это Фландрия в Бельгии, Венеция в Италии, области проживания венгерских меньшинств в Румынии. Даже в Германии есть Бавария, которая видит себя отдельной территорией, хотя и не пытается прибегать к референдумам о независимости.
На деле, и европейские лидеры, и руководство ЕС боятся, что возможное отделение Каталонии спровоцирует схожие процессы или даже просто рост сепаратизма в Европе. А сепаратизм — это болезнь, которую чрезвычайно трудно излечить.
Думаю, эти лидеры будут сейчас закулисным путем воздействовать на Мариано Рахоя, чтобы умерить его воинственный пыл, и заставить подумать о предложениях Каталонии по части конституционной реформы в Испании. Иначе каталонским лидерам просто не остается лазейки, чтобы сесть за стол переговоров.
Андрей Полунин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

463
Похожие новости
20 октября 2017, 19:15
20 октября 2017, 16:30
21 октября 2017, 18:00
20 октября 2017, 19:15
20 октября 2017, 19:15
21 октября 2017, 18:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября 2017, 06:30
21 октября 2017, 00:00
15 октября 2017, 11:15
20 октября 2017, 11:30
18 октября 2017, 18:45
17 октября 2017, 14:30
20 октября 2017, 21:30