Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Андрей Стеценко. Показательная порка Украины в ПАСЕ и афёры Киева с «планом Маршалла»

Главные новости отношений Украины и ЕС в первой половине октября 2017 года
Новая редакция закона об образовании, которой «осчастливили» учеников и их родителей украинские депутаты в начале осени, дала весьма неожиданный эффект. Соседи Украины в отместку решили не пустить её в ЕС.
«Этот закон нарушает соглашение об ассоциации, которое заключили ЕС и Украина, поэтому [16 октября. — Ред.] на встрече министров иностранных дел стран — членов ЕС я предложу пересмотр соглашения об ассоциации», — такую жёсткую позицию выразил министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто 9 октября.
Не помогла даже срочно организованная встреча с его украинским коллегой Павлом Климкиным. После неё Петер Сиярто заявил, что Венгрия и дальше будет отказываться от поддержки евроинтеграции Украины до возврата прежней, либо до принятия новой редакции закона. Также он добавил, что это самый тяжёлый кризис в отношениях двух стран с момента провозглашения Украиной независимости.
Однако без дела министр тоже сидеть не стал, прибегнув к методам прямого действия. Сиярто поехал в Ужгород — областной центр Закарпатья (где в основном и проживают этнические венгры) для общения с местной общиной и главой региона. А также организовал в Будапеште акцию «Самоопределение для Закарпатья», по поводу которой Киев даже направлял официальный протест в посольство Венгрии на Украине.
«Венгерский МИД сообщил нашему посольству об акции под лозунгом «Самоопределение для Закарпатья». Это что, Будапешт поддерживает сепаратизм?» — отреагировал Павел Климкин в своём Twitter.
Сначала Украина храбрилась. Так, министр образования Украины Лилия Гриневич обвинила Венгрию в политической подоплёке позиции Сиярто:
«Венгрия направляет значительные силы и ресурсы для распространения неправдивой информации о планах Украины относительно имплементации статьи 7… Украинцы, которые принадлежат к венгерскому меньшинству, голосуют на их выборах». Однако затем оказалось, что Европа фактически поддержала этот «сепаратизм».
За день до намеченной акции украинской делегации в ПАСЕ была устроена показательная порка. Абсолютное большинство депутатов Ассамблеи осудили нормы закона, а итоговая резолюция постановляет, что новую редакцию закона об образования разработает для Украины Венецианская комиссия.
Поскольку поддержки Киеву ждать особо неоткуда, искать её приходится у республик Прибалтики, чей политический вес в евроструктурах не слишком высок. Что, видимо, и заставило Украину в срочном порядке «отыграть назад».
«Предметы могут также изучаться на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», — заявил Павел Климкин вскоре после голосования в ПАСЕ.
Сейчас, может, и прописано, однако в первоначальной редакции закона ничего подобного не фиксировалось.
В итоге Венгрия пока согласилась какое-то время обождать со своими претензиями к Украине. Разборки отложены до декабря, до заседания Совета Ассоциации Украина — ЕС.
Любопытно, что спикер венгерского правительства Золтан Ковач на брифинге, организованном специально для украинских журналистов, попенял Украине притеснением не только венгерской общины Украины, но и русскоговорящего населения:
«В соответствии со статистикой, которую я видел, большинство в вашей стране не используют украинский как первый язык. Насколько я знаю, это в соответствии с европейской статистикой. У вас используют два языка, но первый язык для большинства — русский. Это насколько я знаю эту ситуацию. Но если вы хотите решить эту проблему, вы не должны идти против европейских ценностей, которые вы хотите разделять».
Пример Будапешта оказался заразителен — вслед за Венгрией и Румыния вознамерилась добиваться пересмотра соглашения об Ассоциации.
«Из-за принятого в Украине закона «Об образовании» десятки тысяч этнических румын, проживающих в Черновицкой области и прилегающих к ней районам, автоматически лишаются права на самобытность… Это противоречит основным принципам ЕС. Если Киев не одумается, Румыния непременно добьется пересмотра СА с Украиной», — цитирует «Голос.ua» румынского политолога Адриана Удря.
А вот министерство иностранных дел Польши выступает против пересмотра соглашения об ассоциации.
«Польша не видит возможности пересмотра соглашения об ассоциации или соглашения об углубленной зоне свободной торговли с Украиной. Польская сторона будет поощрять партнеров из Венгрии и Украины к решению спорного вопроса закона об образовании путем диалога, на основе уважения прав нацменьшинств и с учетом международных и двусторонних соглашений», — отметили в дипломатическом ведомстве страны.
Безвизовый статус и ассоциация с ЕС
7,5 млн украинцев посетили страны Евросоюза с момента введения безвизового режима пересечения границы между Украиной и ЕС, сообщил во время заседания правительства премьер-министр Украины Владимир Гройсман. Во-первых, неожиданно большое число. Во-вторых, даже если так, глава правительства не уточнил, сколько из этих 7,5 млн человек воспользовались именно безвизовым режимом. Есть основания думать, что не слишком большой процент.
Любопытный сигнал из Австрии: политики идут на местные выборы с лозунгами «Отменим безвиз с Украиной». Самое забавное, что кандидат от движения «Прочь из ЕС» (выступает не только за отмену безвиза с Украиной, но и за выход из ЕС) — сам бывший украинец, некий Андрей Серов. Однако сегодня он гражданин Австрии и, похоже, лучше других понимает угрозы, которые несёт Евросоюзу и Австрии 40-миллионная Украина с её нищим населением.
Экономика и экспорт
С 6 октября ЕС ввёл антидемпинговые пошлины в отношении ряда производителей стали, в число которых попали и украинские производители, сообщается в официальном журнале ЕС (от 17,6 до 96,5 евро за тонну). Ранее подобные меры в отношении продукции украинских металлургов были введены в ЕАЭС, однако с этой организацией Украина не заключала соглашений о зоне свободной торговли.
По данным ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса», Украина продолжает наращивать экспорт ягод в ЕС. За I полугодие он достиг 16,7 тыс. тонн, что в 1,8 раза больше, чем в 2016 году (считавшемся рекордным), и в 3,5 раза больше, чем в 2013 году.
Поставили рекорд и по сливочному маслу. За январь — июнь на рынок ЕС было поставлено 1,3 тыс. тонн этого продукта. Это почти вдвое больше, чем за весь прошлый год.
За девять месяцев 2017 года экспорт продовольствия в ЕС вырос до 4,2 млрд долл. (+1,2 млрд в сравнении с аналогичным периодом прошлого года), что составляет 32,1% от всего объёма аграрного экспорта Украины. Таким образом, поставки продовольствия в ЕС растут опережающими темпами как по отношению к экспорту вообще (примерно +24% с начала года), так и по отношению к общему экспорту продовольствия (+25%).
«Нас часто упрекают, будто бы мы становимся экспортером только сырья. Но это не так. Мы стали ключевым экспортером в ЕС подсолнечного масла — разве это сырье? Мы стали вторым поставщиком в ЕС сливочного масла, уступая лишь Новой Зеландии, которая здесь является мировым лидером. Также растет импорт и других товаров, в частности, существенно вырос экспорт украинского мороженого», — отстаивала успехи постмайданной экономики торговый представитель Украины Наталия Микольская в ходе Киевского международного экономического форума.
По её словам, успехи Украины в продовольственном экспорте уже позволили ей войти в топ-10 поставщиков пищевой и аграрной продукции в ЕС.
Что же, определенные успехи, несомненно, есть. Правда, всей этой пасторалью украинские чиновники, как правило, камуфлируют сохраняющийся до сих пор провал экспорта в Россию (в сравнении с периодом до начала 2014 года). Директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко в комментарии украинской редакции «Комсомолки» напоминает, что последние 2−3 года продукция украинского машиностроения практически не находит себе рынков сбыта. Соответственно, рост аграрного экспорта в ЕС скрывает тот факт, что продовольствие — практически единственная группа товаров, где выручка растёт такими темпами.
И будет расти, утверждает заместитель министра агрополитики и продовольствия Украины по вопросам евроинтеграции Ольга Трофимцева:
«Эти позиции [квоты на беспошлинную поставку продовольственных товаров — Ред] будут увеличиваться единоразово в течение пяти лет в среднем на 10% в год. Например, в 2016 году размер квоты на украинское мясо птицы составлял 16 тыс. тонн, а в 2017 году он вырос до 16,8 тыс. т. В 2018 году размер тарифной квоты будет уже на уровне 17,6 тыс. тонн».
От себя отметим, что математика — явно не самая сильная черта замминистра, что объясняет многие проблемы с украинской экономикой и экспортом. +0,8 тыс тонн в год — это 5% от 16 тыс. тонн, а никак не 10%.
К слову, хотя продовольственный экспорт и является основной статьёй заработка Украины от торговли с Европой, однако в топ-5 экспортных товаров (продукция, отправляемая в основном на экспорт) нет ни одного продукта питания. На первом месте костюмы (99,4% производства), затем провода, изолированные кабели (96,8%), электрические водонагреватели (92,7%), мебель для сидения (85,4%), телефонные аппараты и их детали (85,2%).
Первая пятёрка стран ЕС — потребителей украинского экспорта (по итогам января — июля) выглядит так: Польша (1,472 млрд долл.), Италия (1,388 млрд долл.), Нидерланды (869 млн долл.), ФРГ (859 млн долл)., Испания (795 млн долл.). Топ-5 импортёров, соответственно: ФРГ (3,138 млрд долл.), Польша (1,821 млрд долл.), Швейцария (1,713 млрд долл.), Франция (927 млн долл.), Италия (923 млн долл.).
Трудовая миграция
Как уже было отмечено выше, Польша, в отличие от Венгрии и Румынии, не стала инициировать жёсткие меры в отношении Украины, грозить пересмотром соглашения об Ассоциации и т.п. Просто Украина немного поторопилась с законом. Следовало дождаться момента, когда и остальные соседи будут зависеть от украинских трудовых мигрантов так же, как и Польша. О характере этой зависимости говорит уже название недавней статьи в Bloomberg: «Польше не хватает украинских мигрантов». Не хватает для ускорения роста ВВП, разумеется.
Менеджер компании Logitech по Украине и СНГ Максим Прудников в своём блоге для liga.net поясняет причину молчания Польши:
«Предположим, опытный химик-технолог уехал работать на польскую фабрику. Для того чтобы он получил свои знания и опыт, многие годы Украина вкладывала деньги в его подготовку. Сначала она учила его 11 лет в школе. Затем шесть лет в институте. Дальше человек получал необходимый опыт на производстве, что заняло еще десять лет… Не вложив ни цента в его подготовку, Польша получает высококлассного и дорогого специалиста».
Однако дело не только в экономии на подготовке квалифицированного персонала и возможности платить меньшую зарплату:
«Если в цене товара 15% составляют затраты на рабочую силу, а рабочий присылает домой чуть больше половины своих денег, то это означает, что всего лишь 8% от произведенного им продукта вернется в Украину. А 92% останется в Польше».
Польша извлекает из украинцев не только прямую выгоду (налоги, рост ВВП), но и косвенную — украинской трудовой миграцией в Польше прикрываются от требований ЕС разместить в Польше беженцев.
«Польша не будет декларировать прием беженцев, поскольку мы уже приняли украинцев, которые находятся в Польше. Для нас важнейшей задачей является безопасность. Такими идеологически мотивированными концепциями, как распределение, перемещение, я не буду подвергать Польшу и поляков угрозам», — приводит слова министра внутренних дел Польши Мариуша Блащака издание PAP.
При этом как-то упускается из внимания, что украинцы — никакие не беженцы, и после 6−10 месяцев работы большинство из них возвращается на Украину, чтобы через некоторое время снова вернуться работать в Польшу. И лишь ничтожная часть из них «…уехали из страны после вторжения России». Скорее всего, министр прекрасно знает о том, что никакого «вторжения» не было и нет, однако поддерживать миф о нём выгодно уже не только Украине, но и Польше, выставляя украинцев не трудовыми мигрантами, а беженцами, которые ещё и работают.
Роль трудовой миграции украинцев в Европу в сокращении иностранных инвестиций в украинскую экономику ещё только предстоит оценить. Между тем даже беглого взгляда достаточно, чтобы эту связь заметить. Согласно статистике Financial Times, в 2011—2014 гг. иностранные компании вложили в Украину 9,6 млрд евро, создав почти 35 тыс. рабочих мест. В постмайданный период количество инвестиций и рабочих мест на новых производствах сократилось примерно втрое.
Некоторые из них не так давно с помпой открывал президент Украины. По соображениям логистики такие предприятия создаются в основном в западных регионах Украины (это низовая часть производственных цепочек, так ближе везти их продукцию на заводы в той же Польше). Однако сами жители Западной Украины утверждают, что не в восторге от открывающихся заводов — мол, «соглашается в основном народ из забитых сел, где нет другой работы, и то они лучше поедут в Польшу чернорабочими и получат втрое больше».
Управляющий партнер компании Capital Times Эрик Найман утверждает, что если в ближайшие годы тенденцию не удастся переломить, то уже через десять лет количество людей, занятых в реальной экономике, на Украине сократится с нынешних 9 млн до 5 млн человек. И экономический эффект от такого сокращения не смогут перекрыть даже дополнительные миллиарды евро денежных переводов.
Гранты, проекты, целевое финансирование
Заявление первого заместителя управляющего директора МВФ Дэвида Липтона должно было сильно огорошить Украину. Представитель Фонда заявил, что… ничего не слышал о таком проекте, как «План Маршалла для Украины».
«Никогда ничего не слышал об этой идее, и если бы такая подготовка действительно велась, я бы об этом знал», — заявил он в интервью информагентству «Интерфакс-Украина».
Между тем, как известно, идея возникла ещё в 2014 году, а активные попытки её воплощения в жизнь ведутся последние два года. Как ранее заявляли её инициаторы (политики из Литвы и Польши), «План Маршалла для Украины» станет одной из тем для обсуждения на саммите «Восточного партнёрства (ноябрь 2017 г). Неосведомлённость Дэвида Липтона может означать, что успехов у разработчиков плана пока немного.
Еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан своим заявлением также мог бы удивить. Причём сразу и украинцев, и Дэвида Липтона.
«Европейский союз оказал Украине беспрецедентную финансовую помощь: мы обязались предоставить 12,8 млрд евро макрофинансовой поддержки на проведение политических и экономических реформ. Это всевозможные кредиты и гранты, не говоря уже о больших объемах финансирования, предлагаемых Украине другими донорами и международными организациями. В некотором смысле «План Маршалла» для Украины уже действует», — такое мнение еврокомиссар выразил в интервью для eastbook.eu.
Однако пока, судя по структуре экспорта в ЕС, для Украины действует не план Маршалла, а скорее план Моргентау (План послевоенного переустройства Германии, разработанный министром финансов США Генри Моргентау; предусматривал расчленение и деиндустриализацию Германии, преимущественно аграрный характер экономики).
В правительстве Украины заявили, что готовят сразу пять новых проектов при поддержке международных финансовых организаций, включая Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк.
В этом перечне — проект доступа к долгосрочному финансированию со Всемирным банком объемом 150 млн долларов США, нацеленный на финансирование инвестиционных, инновационных проектов развития частного сектора экономики; проект по продлению третьей линии метрополитена в Харькове; проект «Высшее образование Украины» при участии Европейского инвестиционного банка на сумму 108 млн евро, проект по строительству Каневской ГАЭС на 400 млн евро и проект по модернизации украинской железной дороги на 150 млн евро.
Правительство Украины и ЕС представили Совместную рамочную программу гуманитарной помощи и развития восточных регионов Украины. Согласно официальной информации, программа рассчитана на три года (2018−2020 годы). Предусмотрено предоставление Украине финансирования на удовлетворение жизненно необходимых потребностей населения восточных регионов, а также на поддержку, восстановление и развитие пострадавших областей, объемом почти €600 млн в течение трех лет, или €200 млн в год. Приоритетными определены следующие направления: восстановление критической инфраструктуры (в том числе жилья), поддержка экономического развития и повышения жизненного уровня населения, а также социальные программы, прежде всего здравоохранение и образование.
Андрей Стеценко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

630
Похожие новости
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30
20 ноября 2017, 13:45
20 ноября 2017, 11:15
19 ноября 2017, 16:30
18 ноября 2017, 16:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 ноября 2017, 19:30
16 ноября 2017, 14:30
19 ноября 2017, 13:45
15 ноября 2017, 00:45
16 ноября 2017, 14:30
15 ноября 2017, 03:45
17 ноября 2017, 16:45