Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Андрей Уваров. Ташкентская инициатива – импровизация Бердымухамедова или холодный расчёт Мирзиёева?

От Каспия до Индии, от Узбекистана до Аравийского моря
Главным итогом триумфального (как его назвали в Ташкенте) визита президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Узбекистан 23-24 апреля стало предложение создать некий совещательный орган (совет), объединяющий глав государств Центральной Азии.
Официальной целью визита было формирование новых площадок и форматов для обсуждения актуальных вопросов региональной повестки и многостороннего политического общения. Напомним, что в ноябре 2017 года Шавкат Мирзиёев предложил учредить Консультативный совет глав государств Центральной Азии, позволяющий обсуждать на высшем уровне региональные проблемы и находить пути их решения.
Появление Бердымухамедова в Ташкенте – это уже вторая за два месяца официальная заявка на региональную автономию. 15 марта 2018 года в Астане прошла Консультационная встреча президентов Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, которую назвали формированием «новой интеграции» и «региональной кооперации». Пока договорились встречаться лидерами пятью государств перед Наурызом и, как сказал Назарбаев, «учредить механизм пятисторонних регулярных консультаций между аппаратами Советов безопасности стран региона, чтобы вырабатывать согласованные позиции между нашими странами». Россия, играющая серьёзную роль в Центрально-Азиатском регионе, приглашена не была.
Проведение встречи в столице Казахстана инициировал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, а через месяц аналогичные призывы из Ташкента прозвучали уже от президента Туркменистана, который поначалу сам в Астану не поехал, а прислал туда председателя меджлиса Акджу Нурбердыеву.
Настроение Бердымухамедова в Ташкенте после подписания большого пакета соглашений и договоров было столь приподнятым, что он заявил: сотрудничество между Узбекистаном и Туркменией выступает ключевым фактором развития Центральной Азии. Не упомянув Казахстан. Это заявление можно объяснить эмоциональным подъёмом – после развала СССР две центральноазиатские столицы впервые подписали такое количество документов. На межправительственном уровне приняты Программа сотрудничества в сфере транспорта на 2018-2020 годы и Программа научно-технического сотрудничества на 2019-2020 годы, подписаны Соглашение о межрегиональном сотрудничестве, Соглашение о создании Домов торговли Туркменистана и Республики Узбекистан, Соглашение о создании Делового совета, Соглашение между Министерством связи Туркменистана и Министерством развития информационных технологий и коммуникаций Республики Узбекистан по техническим обоснованиям настройки радиочастот. Подписаны Протокол о внесении изменений и дополнений в Соглашение о переходе через туркменско-узбекскую границу людей, обслуживающих хозяйственные объекты, Меморандум о сотрудничестве между Госкомитетом Туркменистана по телевидению, радиовещанию и кинематографии и Национальной телерадиокомпанией Узбекистана и так далее.
Ключевым вопросом на встрече Бердымухамедова и Мирзиёева стало обсуждение новых транспортных коммуникаций. Теперь это не только газопровод ТАПИ (Туркмения – Афганистан – Пакистан – Индия) и железнодорожное сообщение по маршруту Центральная Азия – Китай. Теперь речь идёт о создании ещё одной ветки газопровода Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Кыргызстан – Китай мощностью до 25 миллиардов кубометров газа в год, о поставках туркменской электроэнергии по маршруту Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Афганистан – Пакистан (ТУТАП) и о создании транзитного коридора «Средняя Азия – Ближний Восток» (Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман).
Туркменистан предлагает также Узбекистану изучить возможности использования портовой инфраструктуры на туркменском побережье Каспия для создания коридора Узбекистан – Туркменистан – Каспийское море – Южный Кавказ с выходом на черноморские порты Грузии, Турции, Румынии и других государств. 2 мая в городе Туркменбаши (Красноводск) состоится торжественная церемония открытия нового международного морского порта, который призван стать транспортно-логистическим центром континентального значения. Узбекская сторона туда уже приглашена.
Политическая активность стран Центральной Азии по Каспию всё более заметна в связи с приближающимся подписанием пакета документов, определяющих статус Каспийского моря как уникального трансграничного водоёма. Характерно, что все «каспийские» страны (Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Иран) и даже Турция рассматривают это озеро-море как важнейший элемент своих транзитных линий. Во всяком случае, на конференции, состоявшейся 20 апреля в казахстанском прикаспийском городе Актау по проблемам Каспия, участвовали послы Пакистана и Турции. Причём  Генеральный консул Турции Корхан Кунгеру отметил значимость Мангистау (полуостров Мангышлак) как центрального места на пересечении важных транспортных коридоров между Китаем и Европой с грузопотоком в 600 млрд. долларов в год. «Мы готовы наращивать наше сотрудничество с Казахстаном в области транспорта, инфраструктуры, таможни и логистики на основе взаимной выгоды, что также будет способствовать более широкому развитию региона. Мы с удовольствием отмечаем, что первый груз казахстанской пшеницы в феврале дошел до порта Мерсин через железную дорогу Баку – Тбилиси – Карс», – сказал турецкий консул.
В этих условиях Ташкент, который ещё с советских времён питает надежды на выход к Каспию, наверняка воспользуется предложениями Ашхабада, тем более что роль регионального лидера в Центральной Азии плавно переходит от 77-летнего Назарбаева к 60-летнему Мирзиёеву.
Примечательно, что на следующий день после ташкентской инициативы Бердымухамедова турецкое общественное объединением деловых людей EcoAvrasya присудило первую, недавно учреждённую премию «За заслуги перед Евразией» президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву. Совет правления ассоциации отметил динамику реформ Мирзиёева, «благодаря которым наблюдается беспрецедентный рост во взаимоотношениях Узбекистана со странами Центральной Азии и Афганистаном, Россией, Китаем, Южной Кореей, Турцией, активизируются экономические отношения между государствами».
Шавкат Миромонович, как известно, к делам подходит серьёзно и расчётливо. Не исключено, в частности, повышение роли узбекского президента в регулировании проблем Афганистана. Здесь можно отметить недавнюю ликвидацию в Фарьябе лидера афганской группировки запрещённого в России «Исламского государства» этнического узбека Кари Хекматуллы, январскую встречу в Ташкенте представителя госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс с министром иностранных дел Узбекистана Абдулазизом Камиловым и спецпредставителем Мерзиёева по Афганистану Исматиллой Эргашевым, инициативу проведения весной в Ташкенте международной министерской конференции «Афганистан – путь к мирному будущему». И вот уже Мирзиёев заявил 23 апреля, что «Узбекистан примет участие в строительстве ТАПИ» как «проекта, который способствует стабилизации ситуации в Афганистане». А Бердымухамедов предложил Туркменистан в качестве места организации общенационального афганского диалога.
Андрей Уваров
«Фонд Стратегической Культуры»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

704
Похожие новости
13 сентября 2018, 23:00
15 сентября 2018, 21:45
08 сентября 2018, 22:00
14 сентября 2018, 21:00
19 сентября 2018, 22:00
05 сентября 2018, 00:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 сентября 2018, 16:15
20 сентября 2018, 14:30
19 сентября 2018, 10:30
23 сентября 2018, 03:00
19 сентября 2018, 02:45
24 сентября 2018, 12:00
23 сентября 2018, 03:02