Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Антийеменская коалиция бьёт по Ирану



Военная операция в Йемене бьет по целям, расположенным за тысячи километров от этой страны. А именно по Ирану, которого хотят лишить союзников и максимально ослабить. Это подтверждает тот факт, что бомбардировки начались накануне решающего раунда переговоров по иранской ядерной программе.

* * *

Словами о том, что современный мир есть мир неравенства и огромной социальной пропасти между людьми, никого не удивишь. И все же иногда примеры этой несправедливости заставляют содрогаться. Вспомним, как оплакивал мир убитых сотрудников скандального французского журнала «Шарли Эбдо»! В Париж со всего света неслись телеграммы с соболезнованиями, миллионы людей вышли на улицы протестовать против жестокого преступления, совершенного исламистами, которые прошли подготовку в лагерях «Аль-Каиды» в Йемене.

Но вот война пришла в сам Йемен. Силы коалиции, костяк которой составили Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, бомбят страну под предлогом борьбы с хуситами — шиитскими повстанцами. И это при том, что именно хуситы являются самыми последовательными и принципиальными борцами с той самой «Аль-Каидой», повинной в смерти французских карикатуристов!


На этом парадоксы современной политики не заканчиваются. Всего за неделю военной операции «Решающий шторм» — с 26 марта по 2 апреля — в Йемене, по данным ЮНИСЕФ, погибло 62 ребенка. Общее же количество убитых мирных жителей, по крайне приблизительным подсчетам, скоро перевалит за тысячу. Целый ряд авиаударов тянет на самые настоящие военные преступления. Например, в столице страны Сане уничтожены больница и продовольственные склады. При налете на лагерь беженцев Аль-Мазрак погибли 45 мирных жителей, около трехсот получили ранения. В портовом городе Ходейда «по ошибке» разбомблены молокозавод и маслобойня, счет погибшим также идет на десятки.

И все это — при откровенном одобрении Запада, называющего себя центром свободного мира и защитником прав человека! Вашингтон моментально объявил о поддержке операции, вызвавшись помогать разведданными и дозаправкой самолетов, несущих в Йемен смерть. ООН же отделывается малозначащими призывами и «выражениями озабоченности». Вот и получается, что цена жизни мирного йеменца оценивается в системе координат современного мироустройства куда дешевле, чем жизнь европейца или американца.

Сейчас, когда с начала операции в Йемене прошло несколько недель, можно сделать ряд важных выводов, касающихся причин и следствий конфликта. Первый вывод — это рассеивание мифа о якобы обострившихся разногласиях США с ближневосточными партнерами. Не меньше года конспирологи всех мастей твердили о скором распаде союза Вашингтона и ближневосточных монархий, о выходе Турции из орбиты влияния Запада и т.д. «Решающий шторм» развеял эти иллюзии. Стратегический союз под эгидой США и Саудовской Аравии как никогда крепок и агрессивен. Защищать крайне сомнительную легитимность президента Йемена Мансура Хади бросились не только арабские монархии (за исключением Омана), но и такие страны, как Турция и Египет, казалось бы, далекие от «разборок» на Аравийском полуострове. Египет отправил в Йемен боевые корабли и самолеты, а президент Турции Тайип Эрдоган на весь мир обвинил Иран в стремлении к господству в регионе и призвал вывести иранские подразделения не только из Йемена (где их никогда не было), но и из Ирака и Сирии. «Это действительно нетерпимо, и Иран должен это увидеть!» — в присущей ему полуистерической манере заявил Эрдоган.

На это, кстати, полезно обратить внимание тех, кто продолжает верить в переориентирование Турции и Египта на Москву. Восточную вежливость и единичные контракты не стоит принимать за стратегический разворот. Что касается Анкары, то ее внешнеполитическая повестка по всем основным пунктам совпадает с целями США и Саудовской Аравии. А Египет целиком зависит от саудовской финансовой подпитки и почти полностью нормализовал отношения с Вашингтоном. И именно Египет — точнее, его вооруженные силы — должны стать костяком нового военного альянса, о формировании которого было объявлено на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в конце марта. Согласно подписанной резолюции, арабские государства создадут единую армию, «поддерживающую мир и спокойствие в регионе».

Добавим, что альянс, который уже окрестили «ближневосточным НАТО», получил поддержку Пакистана и Израиля. И если первый уже давно находится в зависимости от Эр-Рияда, то участие второго может показаться парадоксальным. Но все встает на свои места, если задуматься, с какой целью создается военный союз. Цель эта не скрывается. На том же саммите ЛАГ много говорилось о главной угрозе Ближнему Востоку, которая объединяет, на первый взгляд, такие непохожие режимы, как американский, израильский, турецкий или саудовский. Данной угрозой является Иран и, в целом, так называемая шиитская дуга — союз дружественных Тегерану режимов и сил на Ближнем Востоке.

* * *

И это — второй главный вывод йеменской войны. Единственной целью «Решающего шторма» является именно Иран. Не важно, что Тегеран и Сану разделяют больше двух тысяч километров: бомбя позиции хуситов, придерживающихся одного из направлений шиизма, коалиция метит в Исламскую Республику и ее позиции на Ближнем Востоке. Причем это не столько военные (при всех потугах антииранским силам так и не удалось доказать поддержку Тегераном йеменских повстанцев), сколько идеологические связи. Так же, как Иран, хуситы выступают против доминирования США, агрессивной политики Израиля и арабских монархий, поддерживают режим Башара Асада и последовательно борются с исламистскими группировками. На примере Йемена арабо-израильско-американский альянс решил показать, что подобная вольность недопустима, что любой вызов современному миропорядку ждет кровавый ответ. И главным адресатом этой демонстрации стал Иран как центр альтернативного сценария развития для Ближнего Востока.

На это мало обращают внимание, но бомбардировки Йемена начались не в сентябре прошлого года, когда хуситы заняли столицу, и не в январе, когда президент Хади заявил об отставке, а фактическая власть перешла к революционному совету. Операция стартовала в конце марта и была явно приурочена к переговорам в Лозанне.

Полтора года назад Исламская Республика согласилась ограничить свои ядерные разработки в обмен на снятие санкций. Однако процесс оказался крайне тяжелым. Он Тегерана требовали фактически полностью отказаться даже от прав на мирный атом. Иран, разумеется, на такие уступки идти не желал. Крайним сроком подписания политического соглашения по иранской ядерной программе было назначено 31 марта, но шансы таяли с каждым днем: слишком уж жесткими оказались требования Запада.

И вот тут силы, давившие на Иран, получили настоящий подарок в виде бомбардировок Йемена. То, что подарок был приготовлен заранее и ждал лишь повода, не вызывает сомнений. Задача была достигнута. Иранская делегация скрепя сердце пошла на значительные уступки — например, дала согласие на вывоз обогащенного урана за рубеж, о чем раньше и слышать не хотела. Среди других пунктов соглашения — сокращение количества центрифуг с 19 до 6 тыс. и сохранение запасов урана, обогащенного лишь до уровня 3,67%. Другими словами, у страны останется 300 кг из 10 тонн обогащенного урана. Остальные запасы будут вывезены. Кроме того, Иран берет на себя обязательство в течение пятнадцати лет не обогащать уран выше указанного уровня и не строить новых ядерных объектов. За всем этим будут строго следить инспекторы МАГАТЭ.

В обмен с Ирана обещают снять санкции, связанные с ядерной программой. Но снять не сразу, а поэтапно. Какие именно сроки скрываются за этим уточнением, пока не известно.

Впрочем, делать далеко идущие выводы из лозаннских договоренностей рано. В Швейцарии заключено лишь рамочное соглашение, включающее общие параметры. Окончательная точка в переговорах должна быть поставлена к 30 июня. Но будет ли?

* * *

Уже сейчас очевидно, что самый трудный этап только начинается. Иран, пойдя на уступки в Лозанне, явно дает задний ход. Президент Хасан Роухани уже заявил, что Тегеран подпишет итоговое соглашение только в условиях незамедлительного снятия санкций. Вероятно, все дело в позиции духовного руководства Исламской Республики. С момента начала переговоров высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи практически не вмешивался в их ход, предоставив полномочия президенту и правительству. Теперь же он ясно выразил свое мнение. «Я никогда не был оптимистом по поводу переговоров с Америкой. Не будучи оптимистом, я согласился на эти конкретные переговоры и поддержал переговорщиков», — заявил Хаменеи по итогам лозаннских договоренностей. И продолжил: «Спустя несколько часов после переговоров американцы предложили расклад, который по большей части противоречит тому, о чем было договорено. Они всегда обманывают и нарушают обещания». А главное, высший руководитель счел нужным подчеркнуть, что предварительное соглашение не является гарантией принятия окончательного решения.

Таким образом, власти Ирана вовсе не собираются капитулировать. Существование в условиях санкций — не сахар, но оно куда лучше того будущего, которое желают стране противники. Это будущее — полное подчинение и в идеале расчленение на мелкие и слабые части — уже готовится, а иранская ядерная программа — всего лишь повод для осуществления этой цели. Даже если Тегеран пойдет на еще большие уступки, от него будут требовать дальнейшей сдачи позиций. Как это произошло, например, в случае с Сирией, которая добровольно избавилась от химического оружия, но продолжает испытывать жесточайший прессинг.

Ни один из противников Ирана не собирается протягивать стране руку дружбы. Израиль продолжает говорить о ядерной бомбе, которую вот-вот произведет Тегеран, Саудовская Аравия уничтожает союзников Ирана в Йемене и Сирии, поддерживает экстремистские группировки в провинции Систан и Белуджистан. Да и США, которые, на первый взгляд, были главными инициаторами заключения «ядерной сделки» не скрывают враждебного отношения к Исламской Республике. Для Обамы заключение соглашения в Лозанне было вопросом личного престижа. Лауреату Нобелевской премии мира, чьи руки обагрены кровью Ливии, Ирака, Афганистана и Сирии, нужен был хотя бы один повод назваться миротворцем. Повод получен. Но это вовсе не означает, что Обама готов идти на действительную, а не показную нормализацию отношений с Ираном.

Об этом говорят многочисленные заявления и действия белодомовской администрации. По словам президента, антииранские санкции, касающиеся поддержки Ираном терроризма (!), нарушений прав человека и ракетной программы, останутся без изменений. Министр обороны США Эштон Картер, в свою очередь, заявил, что Вашингтон может в любой момент санкционировать применение силы против Ирана. Ему вторит директор ЦРУ Джон Бреннан: «На Иран необходимо давить, несмотря на исход переговоров по ядерной программе». Вот и вся цена «миротворческим» усилиям Америки!

Показателен еще один факт. Чернила на подписанных в Лозанее документах еще не высохли, а Обама уже провел телефонные переговоры с премьер-министром Израиля Нетаньяху и королем Саудовской Аравии Салманом. Стороны договорились «следить за дестабилизирующими действиями Ирана» и укреплять сотрудничество в ближневосточной политике.

По сути, выбора Ирану не оставлено. Уступки приведут к еще большему давлению — равно как и отказ подписывать окончательное соглашение. Тегерану отказано в праве на самостоятельное развитие, и наступление ведется не только в Лозанне, но в Йемене, Сирии и Ираке.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

717
Похожие новости
22 августа 2017, 09:00
23 августа 2017, 07:30
23 августа 2017, 14:45
23 августа 2017, 09:30
23 августа 2017, 07:30
22 августа 2017, 09:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 августа 2017, 09:30
18 августа 2017, 23:01
22 августа 2017, 08:45
18 августа 2017, 13:00
23 августа 2017, 07:30
18 августа 2017, 10:00
21 августа 2017, 10:15