Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Апостроф: «гибридные» санкции России против Украины

Введенные Россией с 1 ноября 2018 года санкции в отношение украинских физических и юридических лиц продолжает будоражить светлые умы нашей страны. Подавляющее большинство комментаторов отметили определенные странности списка, что наводит на мысль о бессистемности его составления (это мнение усиливается рядом ошибок в списке). Вместе с тем, некоторые аналитики считают, что в санкционном списке система, наоборот, присутствует, и каждая фамилия и каждое предприятие в нем (а также непопадание оных в список) имеет определенный смысл и несет четкий сигнал каждому из фигурантов.
Впрочем, вероятнее всего, правы и те, и другие, а сам список представляет собой симбиоз обид и страхов российской политической элиты и явных и скрытых желаний прокремлевских (и не только) бизнесменов.
Известный российский Telegram-канал «Незыгарь», специализирующийся на «сливе» «жареной» информации, в связи с публикацией санкционного списка написал, что в процессе его составления коридоры Белого дома в Москве облюбовали бизнес-лоббисты всех мастей в надежде максимально защитить интересы своих покровителей за счет украинских конкурентов.
Такой «гибридный» подход к санкциям для России совсем не нов — совсем недавно РФ ограничила поставки нефти и нефтепродуктов в Белоруссию, что, по идее, должно было существенно сократить объемы горючего, поступающего через эту страну в Украину. Однако одновременно российские власти выдали разрешения нескольким своим компаниям на поставки топлива в нашу страну напрямую — как говорится, ничего личного, только бизнес.
Впрочем, в данном случае, скорее, правильнее будет говорить об общемировой практике — достаточно вспомнить отказ Европейского союза вводить против РФ санкции за агрессию в отношении Украины в газовой сфере, так как Старый Свет все еще сильно зависит от российского «голубого топлива», а также отдельные «разрешения» от США на покупку иранской нефти в свете санкционного режима Вашингтона в отношении Тегерана.
Переход на личности
Ряд российских санкций в равной мере касаются, как конкретных персоналий, так и связанных с ними компаний. Например, такая ситуация прослеживается в отношении Виктора Пинчука — в списке есть и сам бизнесмен, и его бизнес — EastOne Group, «Банк Кредит Днипро», ООО «Старлайт Медиа», в структуру которого входят его медиа-активы. Похожая ситуация и с бизнесом другого фигуранта списка Александром Ярославским — помимо самого бизнесмена под санкциями оказалась его многопрофильная группа DCH, включая его относительно недавнее приобретение — Харьковский тракторный завод, внесенный в санкционный список.
Еще один фигурант списка — Константин Жеваго. Санкции также введены против контролируемой им группы компаний Ferrexpo, ЧАО «АвтоКрАЗ», корпорации Toledo mining corp. Показательно, что после аннексии Крыма в 2014 году у Жеваго отобрали Керченский судостроительный завод «Залив».
«Апостроф» писал ранее о том, что в санкционном списке физических лиц должны были оказаться «газовики», в частности, экс-глава Администрации президента Виктора Януковича Сергей Левочкин, однако этого не произошло. По слухам, распускаемым в информационном пространстве, под санкции России должен был попасть и Дмитрий Фирташ. Якобы санкции для украинского олигарха планировались в качестве мести за лоббирование запрета на поставки российских азотных удобрений в Украину, на рынке которых он сам является основным игроком. Однако в окончательный список его не внесли. Однако сказать, что это как-то помогло украинскому олигарху, сложно: под санкции попал его бизнес — можно констатировать, что Дмитрий Фирташ является абсолютным чемпионом по количеству предприятий, внесенных в санкционный список РФ. Таких там 12.
Аграрная партия
Если говорить о санкциях в отношении украинского АПК, то здесь особо выделяется агрохолдинг Юрия Косюка «Мироновский хлебопродукт», товары которого потребителю известны по бренду «Наша Ряба».
В санкционный список также попал «Комплекс Агромарс» (торговая марка «Гаврилівські курчата»), однако собственник компании Евгений Сигал, в отличие от Юрия Косюка в список физлиц не попал. Впрочем, у Сигала проблем хватает и без этого — минувшим летом его арестовали (после чего выпустили под залог) по подозрению в организации птичьего могильника и загрязнении окружающей среды в Киевской области.
Кроме того, в списке есть Алексей Вадатурский и его компания «Нибулон», один из крупнейших сельхозпроизводителей Украины.
В компаниях Косюка, Сигала и Вадатурского поспешили заявить, что санкции не повлияют на их бизнес, так как они не имеют счетов и имущества в РФ и не сотрудничают с российскими компаниями (Юрий Косюк, кстати, продал свои активы в Крыму).
Сложнее ситуация у агрохолдинга Kernel и его владельца Андрея Веревского (он сам и его компания — в списке). У компании есть легальный бизнес в России — терминал в Тамани, которым Kernel совместно владеет с Glencore. Однако, по оценке специалистов, этот актив представляет лишь незначительную часть бизнеса холдинга.
Также могут возникнуть проблемы у Галины и Александра Герег, которые владеют сетью строительных магазинов «Эпицентр», но также занимаются и аграрным бизнесом. Супруги находятся в санкционном списке РФ, а их потенциальные сложности сопряжены с тем, что у них есть бизнес в аннексированном Крыму.
Нахимичили
Еще одной важной отраслью, попавшей под санкции РФ, является горно-металлургический комплекс (ГМК). В упомянутом списке есть государственные компании, предприятия Дмитрия Фирташа, а также активы, находящиеся под контролем не попавших под санкции олигархов Игоря Коломойского и Рината Ахметова (в частности, принадлежащий совместно двум бизнесменам Криворожский железорудный комбинат). Ахметова вообще можно назвать «счастливчиком» — его санкционные «потери» крайне незначительны. Другое дело, что российское руководство передало ему «привет» иным способом — под санкции попали топ-менеджеры его компаний СКМ и Метинвест Олег Попов и Юрий Рыженков.
Химическая промышленность также всегда была важна для украинской экономики, в частности, в плане экспорта, поэтому неудивительно, что значительная часть предприятий этой отрасли попала под российские санкции. Здесь наблюдается схожая на ситуацию с ГМК картина — в списке присутствуют государственные предприятия, компании Дмитрия Фирташа, в частности, производящие азотные удобрения, ПАО «Днипроазот» Игоря Коломойского (напомним, его самого в списке нет, но в нем есть глава этой компании Сергей Сидоров и подписант Сергей Гупало). Кроме того, названия некоторых оказавшихся под санкциями предприятий отечественного химпрома ничего не скажут рядовому обывателю. Характерно, что в ряде случаев параллельно с компаниями в список внесены их руководители, а не бенефициары (а иногда в списке нет даже руководителя), что наводит на мысль о том, что целью санкций является, прежде всего, данная отрасль в целом.
Такой подход применялся и к предприятиям фармацевтической отрасли. Так, санкции введены в отношении дистрибьютора фармацевтических препаратов ООО «БаДМ» — но не против его руководителей и владельцев. Также в списке — производителей фармпрепаратов ПАО «Стома» (но не руководители и акционеры). Одним из фигурантов списка является ПАО «Фармак» (и его главный акционер Филя Жебривская). Компания сохраняет свое присутствие на российском рынке — в 2018 году доля поставок в РФ в структуре экспорта компании должна составить более 18%, однако в ПАО «Фармак» официально заявили, что санкции не повлияют на стратегию и работу компании, так как она планирует значительно нарастить экспорт своей продукции в Европу и на другие рынки.
Ковровые бомбардировки
Вероятно, самым «экзотическим» фигурантом российского санкционного списка является ООО «Карат», специализирующееся на производстве ковров и ковровых изделий. Не исключено, что какой-то лоббист продавил включение в список этого предприятия из Хмельницкого, дабы украинские ковры не составили конкуренцию аналогичной продукции российских производителей.
Однако, возможно, мы имеем дело с очередной ошибкой, закравшейся в перечень неугодных лиц и компаний, а такие ошибки, как мы знаем, в списке есть (например, появление в нем галериста Евгения Карася вместо его тезки и однофамильца, который возглавляет националистическую организацию С14). Дело в том, что есть еще одно ООО «Карат» — в Чугуеве Харьковской области, которое производит манную, ячневую и пшеничную муку, а также пшеничные отруби и комбикорма для птиц и животных. Если это так, то речь идет об очередной «жертве» из сферы АПК, впрочем, пока несостоявшейся: российские власти заявляли, что готовы вносить в санкционный список коррективы.
Таким образом помимо персональной части список содержит наименования предприятий, представляющих те сектора экономики, которые чувствительны для самой России. Многие из оказавшихся в списке компаний осуществляют экспорт своей продукции в РФ (таких предприятий немало в сфере химпрома), а также закрывают рынки в самой Украине, а значит, создают конкуренцию для российского бизнеса. Таким образом, вводя санкции против украинских политиков и бизнесменов, в Кремле не только передают политические сигналы, но одновременно пытаются решить экономические проблемы своей страны. Или, скорее, тех российских бизнесменов, которые заранее озаботились этим вопросом и имеют доступ в коридоры власти.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

377
Похожие новости
16 ноября 2018, 19:15
16 ноября 2018, 16:30
16 ноября 2018, 16:30
15 ноября 2018, 13:00
16 ноября 2018, 22:00
15 ноября 2018, 15:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 ноября 2018, 19:45
11 ноября 2018, 01:15
14 ноября 2018, 17:15
15 ноября 2018, 13:00
13 ноября 2018, 21:30
12 ноября 2018, 20:46
14 ноября 2018, 14:30