Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Апостроф: сомнительные достижения военного положения

В среду, 26 декабря, в 14:00 в десяти регионах Украины истек срок действия военного положения. Напомним, что 30 дней назад, после атаки на украинские корабли в Керченском проливе парламент голосами 276 народных избранников, поддержал президентскую инициативу о введении военного положения. Позже Петр Порошенко уверял, что без необходимости и одобрения нардепов особый режим продлевать никто не будет. Правда, учитывая тот факт, что депутаты Верховной рады, которые в теории должны были продлевать специальный режим, разъехались кто куда, заявление Порошенко, скорее, выглядело попыткой закамуфлировать свою несостоятельность в этом вопросе. Тем более, что не совсем понятно, был ли смысл в тридцати днях военного положения. Успела ли Украина за этот срок лучше подготовиться к полномасштабной российской агрессии, разбирался «Апостроф».
Военный аспект
Главный вопрос, действительно ли была целесообразность введения военного положения в Украине после инцидента с захватом наших кораблей Россией неподалеку от Керченского пролива?
Если говорить о военных достижениях за 30 дней, которых Украина добилась в новом статусе, то их 20 декабря в ходе визита в Донецкую область перечислил сам президент. Правда, сделал он это достаточно обтекаемо, мол, «не обо всех из них я могу рассказывать». Тем не менее из того, что гарант смог сообщить, следует следующее:
— Усилены средства ПВО
«Мы нарастили силы и средства Воздушных Сил Украины на опасных направлениях», — подчеркнул Порошенко.
— Произошла доукомплектация и боевое слаживание бригад
«В условиях действия режима военного положения в короткие сроки бригады были доукомплектованы бойцами первой очереди резерва, и сейчас военные части передислоцируются на наиболее опасные направления, — сообщала пресс-служба президента. — Также с применением нашей авиации перебрасываются десантно-штурмовые войска, в том числе подразделения 95-й бригады, которая также усилила защиту бассейна побережья Азовского и Черного морей».
— Проведены сборы резервистов
«Причем есть приятное отличие от 2014 года — резервисты стоят в очередях в военкоматах, готовы немедленно быть направлены в ряды Вооруженных Сил», — отметил президент.
Правда, в некоторых случаях не обошлось без казусов.
«27 ноября позвонили из военкомата и попросили никуда не уезжать, чтобы явиться по первому требованию. Сразу задал вопрос: «Надеюсь я записан в резерв 95-й бригады, откуда в октябре уволился?» Ответ меня ошеломил! «Ви приписані до військової частини 3137». А этой части уже два года не существует!» — рассказал на своей страничке в соцсетях офицер-психолог ВСУ Алексей Скиртач.
— Укреплена линия обороны
«Подчеркиваю, что сейчас, в результате тех действий, которые были применены, наша линия обороны укреплена максимально, а украинские воины готовы в любой момент дать адекватный ответ на провокационные действия агрессора», — заверил Порошенко.
— Испытано новое оружие
Речь идет об испытаниях противокорабельной крылатой ракеты «Нептун».
«Могу сейчас уже сообщить, что цель была поражена на расстоянии 280 км. Отработаны системы береговой обороны с помощью модернизированного ракетного комплекса», — заявил Петр Порошенко.
Правда, военные эксперты, опрошенные «Апострофом», скептически относятся к подобным заявлениям. «Повышение боеготовности нужно, особенно по критическим точкам. Но это проводится не в рамках военного положения, — говорит «Апострофу» экс-глава Службы внешней разведки Николай Маломуж. — А ввести военное положение для того, чтобы были предпосылки перенести выборы (не удалось), или ограничить права человека — вот это как раз не нужно. А мотивация, что введение военного положения было нужно для приведения войск в боеготовность? Все это проводится в рамках действующего законодательства без введения военного положения».
В целом военное положение больше напоминало масштабные учения. Оценить объективно, усилилась ли обороноспособность страны за эти 30 дней достаточно сложно.
«Введение военного положения было полезно с точки зрения проверки готовности сектора безопасности и обороны к отражению российской агрессии, — поясняет «Апострофу» замдиректора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь. — Например, звучала цифра, что резерв первой очереди доходит до 250 тысяч человек, а это означает, что у нас фактически есть еще одна армия, готовая к мобилизации. Хотя бы только для того, чтобы проверить резерв первой очереди, нужно было проводить сборы резервистов в рамках военного положения».
«Были созданы военные штабы в регионах, которые должны были разобраться, что вообще такое правовой режим военного положения, посмотреть и скорректировать свои планы, — добавил «Апострофу» экс-замначальника Генштаба ВСУ генерал-лейтенант Игорь Романенко. — Сектор безопасности переходил в усиленный режим работы. Кроме того, ВСУ переводились в боевую готовность «полная». Это значит, что если государственная машина вела предварительную подготовку к войне, ограниченную по времени и сути, то ВСУ в полном объеме готовились к войне, выполняя планы, которые есть у каждого подразделения, за исключением передислокации сил. Это огромный комплекс практических мероприятий».
Примечательно, что российская военная угроза, которой Порошенко аргументировал необходимость введения военного положения, за месяц никуда не делась. Это признал и сам гарант на заседании СНБО 26 декабря, объявляя об окончании срока военного положения.
«Российская угроза никуда не делась. И возможно, если бы не выборы, мы бы просили Верховную раду продолжить военное положение», — сокрушался президент.
«Российская угроза спала разве что немного, — отмечает Романенко. — Единственное, что останавливает Путина от полномасштабной агрессии на Украине, это понимание, что при развертывании широкомасштабной войны для РФ будут неприемлемые потери. Поэтому вся работа, проведенная в период военного положения, позволила поднять уровень подготовки, а значит, и увеличить потенциальные потери противника в случае развязывания широкомасштабной войны».
Политический аспект
В целом же рассказы президента о достижениях военного положения больше выглядят как оправдания в ответ на волну критики относительно политических мотивов такого решения. Да и сожаления гаранта в стиле «ах, если бы не выборы» указывают на то, что основным смыслом введения военного положения была вторая группа причин — политическая. Тем более, что угроза со стороны России наблюдается уже не первый год, и только сейчас на Банковой созрели до введения спецрежима.
Похоже, что урожай политических дивидендов президент надеялся собрать как внутри страны, например, отсрочив выборы, так и на международном поле, призвав к ответственности Россию. Однако еще до вынесения президентского указа на голосование в сессионный зал ВР стало понятно, что внутриполитические профиты будет получить проблематично — очень уж громко звучали обвинения в адрес Порошенко относительно желания сорвать проведение президентских выборов.
«Каждая из партий исходила из интересов не столько страны, сколько из интересов собственной агитационной кампании. Не дай бог ограничились бы сроки кампании или был бы запрет на массовые акции, ведь многие партии уже вложились в рекламу, и им банально было жалко вложенных денег», — говорит «Апострофу» аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич.
В итоге, военное положение вышло обрезанным с 60 до 30 дней, а пространство для внутриполитического маневра максимально ограниченным. Иными словами, военное положение, напугав украинцев, в бытовом плане осталось практически незамеченным.
Но оставался внешнеполитический аспект.
«К сожалению, ответить России [на нападение на украинские корабли в Азовском море] кораблями, самолетами, вертолетами сразу и в необходимом количестве было проблематично, поэтому было принято решение о такой реакции», — говорит Игорь Романенко.
Действительно, без того шума, который поднялся вокруг Украины после введения военного положения, инцидент с атакой россиян на украинские корабли вообще мог бы остаться незамеченным.
«Но кроме того, что к Украине вновь вернули внимание на внешнеполитическом поле, с трудом можно назвать какие-то другие политические дивиденды», — добавляет Тышкевич.
Какую же выгоду от шума и «возвращения внимания» получила Украина? Разве что новую резолюцию ООН по Крыму, которую украинский постпред Владимир Ельченко назвал «сверхжесткой». Однако, все мы знаем, как к такого рода документам относятся в Кремле.
«Но я очень надеюсь, что прошли определенные переговоры и консультации не для прессы», — резюмировал Тышкевич.
При этом международную реакцию, несмотря на резолюцию Генеральной ассамблеи ООН, можно назвать достаточно сдержанной: в Европе явно оказались не готовы усиливать санкции против России из-за трех кораблей, захваченных Россией. В США министерство финансов всерьез задумалось над тем, чтобы снять санкции с одного из одиозных российских олигархов Олега Дерипаски. На этом фоне недавние заявления руководства страны о желании сделать еще одну попытку провести через Керченский пролив корабли выглядит, по меньшей мере, авантюрно…
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...
413
Похожие новости
18 января 2019, 11:00
16 января 2019, 17:00
17 января 2019, 07:00
16 января 2019, 14:15
17 января 2019, 21:00
17 января 2019, 01:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
17 января 2019, 12:30
17 января 2019, 13:30
17 января 2019, 12:15
17 января 2019, 18:15
18 января 2019, 02:30
Новости СМИ
 
Популярные новости
12 января 2019, 15:00
11 января 2019, 19:30
14 января 2019, 08:30
13 января 2019, 21:30
15 января 2019, 03:15
16 января 2019, 03:00
11 января 2019, 19:30