Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Аравийский разрыв доведет до Москвы

Дипломатический разрыв с государствами Персидского залива может подтолкнуть Катар к поиску новых экономических партнеров, в числе которых находится и Россия. «Доха и Москва уже сотрудничают на многих направлениях, наши страны совершают обоюдные инвестиции, поэтому я не вижу препятствий наладить более тесные отношения», – заявил «НГ» источник в МИД Катара.
Впрочем, в экспертной среде полагают, что конфликт между аравийскими державами носит локальный характер и России вмешиваться в него не стоит.
Катарский эмир Хамад бин Халифа Аль Тани
Как пояснил дипломатический собеседник «НГ», в настоящий момент в Дохе «занимаются выработкой стратегии для дальнейших шагов, взвешивают различные варианты». «Действия арабского альянса демонстрируют, что он был только иллюзией, – сказал катарский дипломат.
– Сложно представить, что мы будем пытаться возобновить прежний уровень взаимодействия». По его словам, в число потенциальных партнеров Катара теперь входят Турция, Оман, а также Иран, который и стал причиной скандала. Претензии, которые были предъявлены Дохе ее соседями, в дипведомстве эмирата назвали голословными.
Вопрос о потенциале российско-катарского сближения на фоне дипломатического разрыва поднимают в западной экспертной среде. «То, что Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) со своими союзниками совершили подобное по отношению к Катару, – это большой шаг, – заявил «НГ» профессор Джорджтаунского университета, ведущий сотрудник Атлантического совета Андерс Аслунд. – Как ни странно, но это поставило суннитский Катар ближе к иранскому лагерю, а Россия близка к Ирану.
Москва и Доха имеют дипломатические отношения, которых достаточно, чтобы говорить, что они находятся ближе друг к другу, чем Доха по отношению к своим соседям в Персидском заливе».
Российская сторона, однако, заняла сдержанную позицию по конфликту. «Россия, безусловно, дорожит отношениями с регионом Персидского залива в целом и по отдельности с «заливными» странами: активно идет и инвестиционное, и торгово-экономическое сотрудничество, и сотрудничество в достаточно сенситивных областях», – заявил журналистам пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, комментируя скандал.
Однако представитель главы государства добавил, что Москва не вмешивается в дела других стран. Такое же мнение озвучили и на Смоленской площади. «Насчет решения ряда арабских государств разорвать отношения с Катаром – это их дело, – заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. – Мы в эти решения не вмешиваемся».
В январе этого года Катарский суверенный фонд (Qatar Investment Authority, QIA) и Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) заключили сделку в России в объеме 2 млрд долл. По недавней оценке базирующегося в Вашингтоне Института Ближнего Востока, активы QIA в России достигают 2,5 млрд долл. Инвестиционную активность аравийской монархии в России американский аналитический центр называл попыткой расширить свои возможности.
Отметим, что Россия, Катар, а также Иран являются членами «газовой ОПЕК», оформленной около 10 лет назад в Тегеране. Годом ранее в РФ приезжал эмир Катара Тамим Бен Хамад Аль Тани, который провел переговоры с президентом Владимиром Путиным.
Тем не менее в российской экспертной среде предостерегают РФ от попыток сближения с Катаром в данной ситуации. «Мы должны сохранять политику нейтралитета, – заявил «НГ» профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.
– Мы не должны вмешиваться в этот спор, он не даст нам никаких дивидендов – ни с точки зрения улучшения экономических отношений с Катаром, ни с точки зрения, скажем, поддержки противоположной стороны. Конечно, политика нейтралитета должна сопровождаться словами о том, что необходимо как можно скорее покончить с разногласиями.
Они могут действительно отразиться на ценах мирового рынка углеводородов, что вовсе не выгодно нам». Аналитик полагает: разрыв носит скорее временный характер. «Это, я бы сказал, склока в семействе, – признает Косач. – Если взглянуть на саудовские газеты, то там пишут о «братской стране Катар», которая временно пошла по «неверному пути». Иными словами, далеко этот конфликт пойти не может».
Отношения с катарской стороной порвали Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Йемен, Египет, а также ливийское правительство.
Дохе вменяют в вину поддержку террористических группировок, включая «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), поддержку хоуситов в Йемене, подрыв стабильности в Ближневосточном регионе, а также распространение экстремистской идеологии через лояльные СМИ.
Территорию эмирата покидают дипломатические миссии стран, объявивших о разрыве, а воздушное и морское сообщение с ним перерезано. Об отмене полетов в Катар объявили ведущие авиакомпании FlyDubai и Emirates. В ответ Qatar Airways приняла зеркальные меры.
На фоне скандала Доха была исключена из йеменской операции, а также отстранена от борьбы с ИГ. Говорить об участии катарской стороны в проекте «арабского НАТО», который выдвигал президент США Дональд Трамп, тем более не приходится, хотя в российской экспертной среде отмечают, что идея арабского военного блока и так находится под угрозой, из-за того что Эр-Рияд неспособен сохранять сферу своего влияния.
«Обнажается слабость Саудовской Аравии удерживать и контролировать своих союзников, – заявил «НГ» старший преподаватель департамента политической науки ВШЭ Леонид Исаев. – Видно, что они подчас очень даже обособленно демонстрируют свою позицию, которая отличается от саудовской. Саудовцам надо с этим что-то делать.
На них держится Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Если уж они мечтают о региональном лидерстве, об арабском НАТО и прочем, им нужно навести порядок у себя в Заливе».
Реальной причиной дипломатического разрыва называют не только неоднократные сигналы катарской стороны о необходимости стабилизировать отношения с Ираном, но и лояльное отношение монархии к движению «Братья-мусульмане» (запрещено в РФ).
«Судя по всему, обострился давнишний спор не столько из-за Ирана, сколько из-за традиционных разногласий между Саудовской Аравией и Катаром о том, кого поддерживать в арабском мире, – пояснил «НГ» внештатный сотрудник Российско-евразийской программы Chatham House Николай Кожанов.
– Катарцы традиционно поддерживают «Братьев-мусульман», которых саудиты считают своими идеологическими оппонентами. Катарцы доигрались, а саудовцам удалось сколотить антикатарскую коалицию. Разлад до определенной степени беспрецедентен».
Впрочем, не исключено, что стороны смогут пойти на компромисс, однако на каких условиях – это остается под вопросом. «Место Катара – в составе ССАГПЗ, и это абсолютный приоритет.
Какие бы ни были инсинуации между Катаром и Ираном, главный приоритет для него – Саудовская Аравия, если угодно – старший брат, – пояснил Леонид Исаев. – С Ираном есть только ситуативный интерес. Вопрос в том, чтобы Катар проявлял некую арабскую солидарность».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1180
Похожие новости
21 августа 2017, 10:15
14 августа 2017, 16:00
15 августа 2017, 22:50
23 августа 2017, 15:15
23 августа 2017, 15:15
23 августа 2017, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 августа 2017, 07:01
19 августа 2017, 08:30
17 августа 2017, 09:15
18 августа 2017, 00:30
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 07:33
17 августа 2017, 11:15