Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Арина Цуканова. Украина: рабочее движение и правительство из параллельной вселенной

Многие украинские министры видели трудящихся только на картинках
О событиях на трудовых фронтах украинские СМИ пишут неохотно, натужно, без огонька. В киевских кабинетах вообще плохо понимают, кто такие трудящиеся, чем они живут, чего требуют и почему бастуют. Пришедшая на волне переворота власть никогда не опиралась на человека труда, он для неё persona ignota – человек неизученный, неизвестный, а посему непонятный.
Премьер министр Украины с гладким и сытым лицом – Владимир Гройсман, сын директора вещевого рынка «Юность» в Виннице, – начал трудовую деятельность в 16 лет в коммерции, в том числе на рынке у папаши. Он легко впрыгнул во власть: в 24 года стал депутатом винницого горсовета, в 28 – градоначальником, в 36 – главой правительства. В его биографии есть эпизод, призванный показать причастность к рабочему классу: в 14 лет Володя Гройсман слесарил на предприятии «Школьник», но на этом и закончилось, коммерция влекла больше, чем станок.
Первый вице-премьер Степан Кубив, он же министр экономического развития и торговли, поработав пять лет лаборантом во Львовском университете, ударился в общественники, помогал разваливать СССР в среде студентов, а затем рванул в банкиры. Из пяти вице-премьер-министров Украины трое никогда не держали в руках ничего тяжелее кредитной карты, один имеет опыт руководства водопроводно-коммунальным хозяйством Винницы, другой на заре нового века руководил проектом строительства линии высооктановых бензинов на Лисичанском нефтеперерабатывающем заводе, а после этого – заводом ограждающих конструкций в Житомире. Это единственный из украинских вице-премьеров, который знает о производстве не понаслышке. Возглавляет он министерство регионального развития, строительства и ЖКХ. Логичнее было бы в этом кресле видеть вице-премьера-водопроводчика, но так уж распорядилась судьба.
Напрямую за инфраструктуру Украины отвечает министр Владимир Омелян. Вся трудовая деятельность этого представителя украинской власти, уроженца города Львова, проходила вдали от каких бы то ни было производств: он менял служебные кабинеты в министерствах иностранных дел, экономики, охраны окружающей среды, финансов. Невероятной широтой знаний обладал выпускник «Львовской политехники»: он мог с одинаковой лёгкостью служить в отделе НАТО, затем обеспечивать работу министра экономики, потом руководить территориальным отделом МИД по РФ. Бастующие железнодорожники от Омеляна так же далеки, как и звёзды. Это назначение – лучшая иллюстрация того, что проблемы человека труда украинскую власть совершенно не волнуют. До такой степени не волнуют, что приставлен к украинской инфраструктуре министром кабинетный мотылёк.
Министром социальной политики Украины трудится Андрей Рева – соратник премьер-министра по Виннице, в прошлые годы руководивший социалкой на местечковом уровне. Он хорошо известен рассуждениями о том, что украинцы слишком много едят, а потому много тратят.
Кто в этой забавной компании способен разобраться в требованиях и причинах забастовки украинских железнодорожников или проблемах на заводе масштаба «ArcelorMittal Кривой Рог»? Министр инфраструктуры Владимир Омелян занят подсчётом убытков от Крымского моста и «возвращением» Кубани, Степан Кубив увлечён чтением новых разоблачительных статей о своей прежней деятельности на посту главы Нацбанка сразу после февральского переворота, когда огромные деньги были розданы на рефинансирование банков, и вернуть удалось меньше трети средств. Министерства промышленности (кроме угольной) на Украине нет, как и министерства труда. Рабочий класс со своими требованиями – сам с собой, и вспоминают о нём в правительстве только во время чрезвычайных ситуаций – то ли это «угольная блокада Донбасса», которая привела к дефициту топлива на ТЭС, то ли мятеж на железной дороге или на криворожских заводах.
К слову, и «угольная блокада» стала возможна на Украине и по той причине, что правительство не в силах представить себе последствий такого шага – нет у министров ни соответствующей квалификации, ни достаточного производственного опыта. Люди, в результате переворота получившие в управление целую страну, хорошо понимают, как работает вещевой рынок или какая-нибудь оппозиционная НПО, но весьма смутно представляют себе работу металлургического комбината, шахты или железной дороги. К тому же со времён президента Ющенко на западе Украины, откуда родом практически всё правительство, было принято считать, что промышленные регионы юго-востока населены малообразованным быдлом, людьми низшего сорта. Это мировосприятие время от времени прорывается наружу: то министр культуры родом из Галичины вдруг заявит, что на востоке страны не та генетика, то спикер парламента Андрий Парубий (родом оттуда же) неожиданно скажет, что люди в Донбассе – «завозные».
Вся эта камарилья, чудом получившая власть, понятия не имеет, как управляться с промышленными регионами и что делать с рабочим классом, не соглашающимся на рабский труд в любых условиях. На войну с Донбассом металлурга и машиниста не пошлёшь – штрейкбрехеров на все производства не напасёшься, а профессии бастующих востребованы за границей. Попытка заменить машинистов на «ArcelorMittal Кривой Рог» – это и есть уровень министра Омеляна, большего тут ждать не приходится. Машинистов порхающий по министерствам аппаратчик видел разве что на картинках.
Профсоюзные боссы и всякого рода общественники, руководящие отраслевыми ассоциациями, – не помощники украинским министрам в общении с трудящимися: одни прислуживают власти (любой), другие пытаются использовать момент, чтобы заточить протесты под того или иного политика, – выборы не за горами.
Итог плачевный: в ответ на массовую забастовку железнодорожных депо Омелян сообщил о намерении построить 25 аэропортов (это в то время, когда одно из требований бастующих – обеспечить безопасные условия труда, поскольку локомотивы находятся в ужасном состоянии). А руководство «Укрзалізниці» вообще утверждает, что на самом деле никакой «итальянской забастовки» нет, да и взбунтовались всего-то два депо, подумаешь. А протесты, между прочим, охватили депо «Кривой Рог», «Синельниково», «Пологи» в Днепропетровской области, «Коростень» в Житомирской, «Запорожье» в Запорожской, «Кременчуг» и «Полтава» в Полтавской, «Дарница» в Киевской, «Львов-Запад» во Львовской. Есть угроза полной остановки Приднепровской железной дороги. Ежедневно к «итальянке» присоединяются другие депо.
Требования железнодорожников просты: безопасный труд, повышение зарплаты, уменьшение пенсионного возраста и смена руководства «Укрзалізниці». Они готовы к переговорам, но вот только говорить с ними некому. Правительство до смерти напугано перспективами возрождения рабочего движения на Украине: если уступить машинистам, завтра поднимутся представители других профессий, вслед за ними потянутся служащие и селяне. У многих накипело: бесконечный рост цен и тарифов при совсем не европейских зарплатах, отсутствие безопасности труда, фактически остановленные производства (как северодонецкий «Азот», к примеру), сокращения и увольнения.
Пока Порошенко аплодирует американским «Джавелинам», а украинские нацисты готовятся к «юбилею» Колиивщины, в стране зреет классовая ненависть человека труда к власти, труд не уважающей, если не сказать презирающей.
…На «ArcelorMittal Кривой Рог» после забастовки собственник пошёл навстречу требованиям заводчан – решил вопрос повышения зарплат в 1,5 раза, увеличив фонд оплаты труда со 120 до 160 миллионов долларов в национальной валюте. Об этом сообщил генеральный директор Парамжит Калон, сославшись на договорённость, достигнутую примирительной комиссией с участием местного профсоюза. Что касается руководства «Укрзалізниці», которое представлено правлением с участием четырёх иностранцев (из семи членов), похожей договорённости с бастующими машинистами нет. Евгений Кравцов, исполняющий обязанности главы правления, ждёт американских локомотивов General Electric – обещает, что первые 30 штук поступят к концу года. Их не подарят – каждый обойдётся в $3,5 миллиона. Разумеется, и запчасти, и ремонт «американцев» выльются Украине в копеечку, поскольку второго «Лугансктепловоза» на украинской территории нет, а с Донбассом власть разговаривает на языке войны, но не мира. В ситуации с забастовкой на «ArcelorMittal Кривой Рог» Кравцов отметился оперативным поиском штрейбрехеров – именно он направил в Кривой Рог 12 тепловозов и 17 локомотивных бригад, заявив, что «»Укрзалізниця» ответственно относится к потребностям своих партнёров и экономики Украины». Что до потребностей машинистов в бастующих депо, об ответственности перед ними в руководстве «Укрзалізниці» не говорят. Получая зарплату 500 тысяч гривен (более 19100 долларов) ежемесячно, молодой юрист Кравцов вряд ли может понять просьбы забастовщиков, в сравнении с ним (да и с любым членом правительства и депутатом)  нищих.
Когда, наконец, до некоторых представителей власти в правительстве и парламенте стали доходить масштабы забастовок машинистов, в адрес главы «Укрзалізниці» послышались обвинения… нет, не в игнорировании требований трудящихся – в украинофобстве из-за слухов о закупке контактного провода якобы у РФ. И это тоже уровень украинской власти, преуспевшей лишь в борьбе за чистоту «нации» – химеры, не включающей в себя понятия «народ».
Арина Цуканова
«Фонд стратегической культуры»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

849
Похожие новости
21 октября 2018, 15:45
16 декабря 2018, 16:15
28 сентября 2018, 23:15
26 октября 2018, 22:15
09 ноября 2018, 19:00
14 декабря 2018, 19:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 декабря 2018, 14:30
13 декабря 2018, 01:30
16 декабря 2018, 13:01
15 декабря 2018, 17:45
15 декабря 2018, 20:30
17 декабря 2018, 17:00
15 декабря 2018, 23:00