Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Асахи: в Киргизии за ночь сделали то, чnj в Белоруссии не могут сделать два месяца

Череда крупных происшествий в Евразии
В бывших советских странах одно за другим происходят масштабные события: в Белоруссии до сих пор не стихают демонстрации, начавшиеся в августе, в конце сентября вновь обострился конфликт между Арменией и Азербайджаном вокруг Нагорного Карабаха, а в Киргизии произошли политические перемены в связи с парламентскими выборами, прошедшими 4 октября.
Возможно, президентские выборы в Таджикистане 11 октября пройдут спокойно, однако выборы президента Молдавии, запланированные на 1 ноября, скорее всего, не обойдутся без происшествий. Вообще, мне кажется, что в этом регионе будут происходить различные существенные события. Я и другие японцы, связанные с СССР, продолжаем внимательно следить за развитием ситуации.
Политические перемены в Киргизии, находящейся в Средней Азии, привлекли внимание, поскольку они представляют собой полную противоположность событиям в Белоруссии.
С точки зрения недовольства оппозиции и народа, вызванного нарушениями на выборах, а также подъема волны протестов эти страны похожи. Тем не менее в Киргизии ситуация развивалась стремительно: демонстранты захватили правительственные здания, власти признали, что результаты парламентских выборов недействительны, и практически тут же сменился кабинет министров.
Наблюдатели заговорили о том, что в Киргизии пять тысяч человек сделали за одну ночь то, что в Белоруссии сто тысяч человек не могут сделать за два месяца.
5 октября 2020. Протесты в Бишкеке, Киргизия
Еще раз подведем итог развития событий в Киргизии. В парламентских выборах пропорционального представительства, прошедших 4 октября, изъявили желание принять участие кандидаты от 16 партий. Тем не менее места в парламенте получили только четыре партии, которым удалось преодолеть 7%-ый барьер. Из них три партии — системные. Народ заявил, что результаты были сфальсифицированы, и в столице Бишкеке и других регионах возникло протестное движение. Ночью 6 октября демонстранты ворвались в здание правительства и парламента. Другая группа освободила бывшего президента Алмазбека Атамбаева, который был арестован летом 2019 года.
В тот же день центральная избирательная комиссия признала выборы недействительными. 9 октября в Бишкеке была объявлена чрезвычайная ситуация и введен комендантский час. В этот же день был полностью отправлен в отставку кабинет министров, а уже 10 октября только что освобожденный Садыр Жапаров возглавил новый кабинет. Также сообщается, что действующий президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков готов в ближайшее время покинуть свой пост (выше — ситуация на 11 октября).
Жапаров, который впоследствии может стать ключевой фигурой событий, родом из Иссык-Кульской области, расположенной на севере страны. Ему 51 год. Для Киргизии, которая не славится природными ресурсами и промышленностью, золоторудное месторождение Кумтор, находящееся в Иссык-Кульской области, является крупнейшим источником долларов. Жапаров раскритиковал систему управления предприятия, а также загрязнение окружающей среды. По его мнению, этот бизнес необходимо национализировать.
Таким образом, политические перемены в Киргизии отличаются впечатляющей скоростью, однако это не означает, что киргизы молодцы, а на белорусах можно поставить крест.
За последние 15 лет в Киргизии произошло три или четыре революции. Порог политических изменений там слишком низок. И в этот раз правительственные здания пали слишком легко. Это означает, что государство еще не обросло мускулами — Киргизия является так называемым «недееспособным» или «несостоявшимся» государством.
В свою очередь, в Белоруссии Лукашенко создал мощную властную структуру и карательные органы. Попытки оппозиции и граждан убрать их силой станут полным безрассудством. Если в Белоруссии народ пересекает определенную черту, правоохранительные органы тут же устраивают бойню. Более того, вероятность силового вмешательства России весьма велика, поэтому белорусы организуют исключительно мирные демонстрации.
Ситуация в Киргизии чрезвычайно нестабильная. В ближайшее время должны пройти повторные выборы в парламент. Я допускаю, что могут даже провести досрочные выборы президента. Поэтому цель этой статьи не в том, чтобы рассмотреть последние события, а в том, чтобы проанализировать три фактора, которые станут ключом к пониманию киргизских событий.
Фактор №1: конфликт между северными и южными регионами
В Киргизии противоборствуют несколько кланов, которые были связаны территориальными узами и экономическими интересами. Они создают и разрывают союзы, и это составляет основу борьбы за власть.
Политические партии также существуют не для того, чтобы выражать политическую философию, а чтобы представлять интересы кланов. В этом смысле Киргизия напоминает Украину до «евромайдана» 2014 года: там также региональные группировки и олигархи боролись за гегемонию.
Это вообще не похоже на Белоруссию, где Лукашенко построил единую систему власти, а региональные различия внутри страны относительно невелики.
Строго говоря, клановая геополитика в Киргизии в основном проявляется в конфронтации между севером и западом. Выше я прикрепил простую административную карту Киргизии (приведена в оригинале статьи, прим. ред.). Чуйская, Иссык-Кульская, Таласская и Нарынская области с центром в Бишкеке относятся к северной части. В свою очередь, центр южного региона — это город Ош. Туда входят Ошская, Джалал-Абадская и Баткенская области.
Ранее в этой колонке я опубликовал статью под названием «Какой белорусский регион потянет за собой демократизацию? Сравнительный анализ с Украиной». В ней я подчеркнул, что ошибочно применять к Украине двухмерный подход — просто делить ее на восток и запад.
Конечно, есть противоречие в том, что Киргизию я анализирую в соответствии с двухмерной теорией о севере и юге. Безусловно, эта страна не представляет собой простую структуру, которую можно красиво разделить на южную и северную части.
Тем не менее, чтобы иностранец мог понять эту страну, прежде всего он должен ознакомиться с основой основ — проблемой конфронтации двух регионов Киргизии.
Между севером и югом есть не только историческая вражда, но и различия в культуре, обычаях и языке. На севере развита промышленность, и этот регион русифицирован сильнее. В свою очередь, южная часть более традиционна — там в основном занимаются сельским хозяйством.
Следовательно, северное общество индивидуалистично, а на юге связи между людьми глубже. Кроме того, когда ничего не происходит, на это практически не обращают внимания, но когда возникает напряжение, например, выборы или политические перемены, эта конфронтация между двумя регионами тут же выходит на передний план.
Как правило, все президенты Киргизии обычно представляли интересы севера или юга. Первый президент Аскар Акаев (с 1990 по 2005 год) был выходцем из ученой среды. Сначала его подняли наверх в качестве нейтральной кандидатуры, но постепенно он впал в зависимость от севера. В конечном итоге его сместили коалиционные силы во главе с южными кланами.
Сменивший его президент Курманбек Бакиев (с 2005 по 2010 год) представлял интересы юга, но в итоге он проиграл обширной коалиции, лидером которой была северная часть.
Затем президентом была Роза Отунбаева (с 2010 по 2011 год), сыгравшая короткую роль связующего звена, и после нее к власти пришел Алмазбек Атамбаев (с 2011 по 2017 год), который был инициатором смещения Бакиева.
Он отработал свой шестилетний срок, и поскольку в Киргизии переизбрание запрещено, президентское кресло занял южанин Сооронбай Жээнбеков (с 2017 года по настоящее время). Он планировал примирение между севером и югом, укрепил полномочия премьер-министра и хотел сохранить власть в своих руках, перейдя на эту должность.
Тем не менее Жээнбеков, которого считали недалеким деревенщиной, став президентом, проявил удивительный тактический талант. Он не только помешал Атамбаеву стать премьер-министром, но и арестовал его за коррупцию и злоупотребление властью.
После этого президент Жээнбеков назначил на ключевые посты своих южных соратников, что вызвало недовольство севера. Более того, в ходе прошедших парламентских выборов победили только приближенные к власти партии. На севере и в других регионах это привело к взрывной реакции на систему Жээнбекова.
Свою роль сыграло и то, что Бишкек находится на севере, и там проще мобилизовать проюжных демонстрантов, которые не согласны с политикой властей.
Власть в Киргизии балансирует на интересах кланов, поэтому когда происходит перекос в сторону определенных сил, срабатывает пружина, пытающаяся восстановить баланс. И это проявляется в форме противостояния между югом и востоком.
Политические перемены в Киргизии, берущие начало в парламентских выборах 4 октября, произошли под воздействием нескольких факторов. Тем не менее я думаю, что в этот раз важную роль сыграл фактор конфронтации между южными и северными регионами.
Фактор №2: бедность и социальные проблемы
Графиком выше (приведен в оригинале статьи, прим. ред.) я пользовался и ранее, однако он имеет отношение к нашей сегодняшней теме, поэтому напомню о нем еще раз. В бывших советских республиках есть такая тенденция: чем ниже доходы, тем больше они зависят от заработка за границей. Этот рейтинг возглавляют Киргизия и Таджикистан — их зависимость одна из самых высоких в мире.
Если исключить добычу золота в вышеупомянутом Кумторе, то в Киргизии можно заработать только на перепродаже китайских товаров в Россию и другие страны.
Поскольку в стране не хватает хорошей работы, большинство киргизов отправляется на заработки в Россию (некоторые в Казахстан). Численность трудоспособного населения Киргизии составляет 2,5 миллиона человек, и обычно треть от нее работает в России.
Тем не менее в этом году разразилась пандемия нового коронавируса, и большинству киргизов, работавших в России, пришлось вернуться на родину. Поскольку в стране работы нет, люди требуют от правительства создать рабочие места, но оно сделать ничего не может.
Одновременно с этим в Киргизии уже давно есть и проблемы с медициной. В стране не смогли справиться с эпидемией. По последним данным, в Киргизии covid-19 заразилось примерно 50 тысяч человек, скончалось от болезни около тысячи человек. Население страны составляет всего 6,5 миллиона человек, однако статистика заболевания практически не отличаются от Японии. Более того, есть подозрения, что эти цифры занижены.
Киргизский политолог Эльмира Ногойбаева так комментирует социальные противоречия, которые привели к нынешним беспорядкам: «Новый коронавирус только усугубил запутанную экономическую и политическую ситуацию в Киргизии. Коррупция вышла за все разумные рамки. Серьезному негативному влиянию подверглись различные сферы, включая образование, экономику и культуру. Если бы не было нового коронавируса, общество, возможно, могло бы потерпеть, однако пандемия проявила различные системные проблемы, например, отсталость медицины. После введения карантина экономика оказалась в весьма затруднительном положении.
Чрезвычайное положение длится слишком долго. Люди стали еще беднее. Когда на этом фоне началась избирательная кампания, разбушевалась неизвестная олигархическая партия, обладающая громадной финансовой мощью. В Киргизии выборы всегда были грязными, однако в этот раз взятки и нарушения были особенно явными.
Протесты в Бишкеке
Между тем в связи с пандемией активизировалась волонтерская деятельность, и молодежь стала принимать более активное участие в политической жизни. Некоторые примкнули к партиям.
Социологические опросы, проведенные накануне, показали, что было несколько либеральных партий, которые могли получить места в парламенте. Тем не менее на деле оказалось, что партия олигархов, которая все скупила в открытую, вышла в лидеры, и это шокировало молодежь».
Российский политолог Илья Гращенков также отмечает, что на фоне пандемии киргизы стремились к гражданскому обществу, однако реальная политическая ситуация оказалась весьма далекой от ожиданий, и это вылилось в крупномасштабное протестное движение.
Фактор №3: отношения с Россией и другими крупными странами
Украина и Белоруссия зажаты между Россией и Европейским Союзом, поэтому, если в этих странах происходят политические перемены, вне зависимости от желания народа, они неизбежно оказываются под влиянием динамики геополитики «Восток — Запад».
В свою очередь, среднеазиатская Киргизия отдалена от ЕС географически. Политические и культурные аспекты также отличаются от Европы, поэтому сложно представить стратегическое взаимодействие между Киргизией и Европой.
Следовательно, основной внешней силой, оказывающей влияние на ситуацию в Киргизии, прежде всего, является Россия, за ней следует Китай, США также не остаются безучастными.
Уже были случаи, когда пересечение интересов крупных держав влияло на смену власти в Киргизии. Это было в начале 2000-х годов, когда Россия и США сплотились под флагом «борьбы с терроризмом».
Чтобы противостоять афганскому Талибану (террористическая организация, запрещена в РФ, прим. ред.), президент России Владимир Путин предложил Вашингтону создать базу в Киргизии, расположенной неподалеку. В результате в декабре 2001 года рядом с международным аэропортом «Манас», находящемся в пригороде Бишкека, была построена база ВВС США.
Тем не менее после этого между Россией и США началась конфронтация, и Путин начал оказывать давление на президента Киргизии Курманбека Бакиева с тем, чтобы он закрыл американскую базу. Тот сначала согласился, но база никуда не делась.
Тогда Россия вмешалась во внутреннюю политику Киргизии, помогла антибакиевским силам, в результате чего к власти пришел президент Алмазбек Атамбаев, который закрыл американскую базу.
Между тем в последние годы свои позиции в Средней Азии укрепляет Китай, провозгласивший идею «Одного пояса, одного пути». Зависимость Киргизии от Китая выросла. Эксперты отмечают, что, как и Шри-Ланку, Киргизию постепенно затягивает в долговую ловушку Китая. Даже появились опасения, что, если ситуация не изменится, Киргизии придется возвращать китайский долг территориями.
Кстати, по данным на июнь 2020 года, 43,2% внешнего долга Киргизии приходилось на Экспортно-импортный банк Китая.
Интересно, что, по мнению некоторых киргизских экспертов, шриланкийский сценарий невозможен, поскольку Киргизия входит в Евразийский экономический союз. Ситуацию вокруг этого экономического союза я прокомментировал в статье «Пять лет со дня основания Евразийского экономического союза: до Европы далеко» — никакие ощутимые достижения не наблюдаются.
Между тем для бедной и небольшой Киргизии, которая не хочет, чтобы ее поглотил Китай, поддержка России жизненно необходима. Она присоединилась к российскому экономическому блоку также и для того, чтобы прояснить свою позицию.
Отличительной чертой этих политических изменений в Киргизии является то, что Россия, у которой должен быть значительный интерес к этой стране, заняла выжидательную позицию. Когда возникла проблема американской военной базы, Кремль приложил руку к смещению Бакиева, однако в этот раз он не встает на чью-либо сторону. Похоже, что Москва уверена: какие бы силы ни пришли к власти, Киргизия настолько сильно зависит от России, что ей придется поддерживать с ней дружеские отношения.
Действительно, заняв пост премьер-министра, Жапаров заявил: «Россия продолжит оставаться основным стратегическим партнером Киргизии».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
489
Похожие новости
26 октября 2020, 14:15
26 октября 2020, 14:15
26 октября 2020, 08:30
26 октября 2020, 21:45
26 октября 2020, 20:00
26 октября 2020, 20:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
24 октября 2020, 12:45
23 октября 2020, 23:30
24 октября 2020, 01:30
25 октября 2020, 11:45
22 октября 2020, 03:45
23 октября 2020, 06:30
21 октября 2020, 03:15