Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Avangarda: кому на Балканах Россия доверяет?

Корреспондент московского «Коммерсанта» в странах нашего региона и один из главных российских экспертов по Балканам, журналист Геннадий Сысоев прокомментировал для «Авангарда» недавний визит президента Владимира Путина в Белград: «Россия пытается преподнести Сербию как своего главного стратегического союзника на Балканах, чтобы помешать дальнейшему расширению НАТО в регионе. Россия смирилась с членством Черногории в НАТО и постепенно примиряется с будущим членством Македонии в этом военном альянсе. Теперь России остается сделать все, чтобы помешать другим странам — Сербии, Косово и Боснии и Герцеговине — пойти тем же путем. Именно поэтому президент Путин наконец-то согласился нанести визит, который, как вам известно, несколько раз откладывался». О том, какую роль Кремль отводит Милораду Додику, Сысоев сказал: «Эксперты и аналитики, близкие к Кремлю, утверждают, что Додик является всецело и полностью пророссийским политиком на Балканах, и что Вучичу при наличии такого конкурента придется потрудиться, чтобы снискать или сохранить российскую симпатию. Факт в том, что Додик, еще недавно бывший президентом одного энтитета Боснии и Герцеговины, всегда почетный гость в Москве, и Путин приглашает его даже на некоторые неформальные, полузакрытые мероприятия. Вспомните скачки в Сочи, которые вместе наблюдали Путин и Додик. Наконец, близкие Кремлю СМИ никогда не пишут о Додике так, как о Вучиче: он не является „полузападным" политиком, который сидит одновременно на двух стульях. Наоборот, Додик — надежный партнер, на которого Россия может всегда рассчитывать. В особенности тогда, когда он вошел в Президиум Боснии и Герцеговины». Продолжает ли Россия рассчитывать на Драгана Човича? «России было проще делать ставку на Хорватское демократическое содружество (HDZ), пока Драган Чович был членом Президиума Боснии и Герцеговины. Теперь ситуация несколько изменилась. И все же Кремль и раньше акцентировал желание некоторых хорватских политиков в Боснии и Герцеговине создать так называемый третий энтитет, который не соответствует Дейтонскому соглашению и подтверждает тезис о нефункциональности Боснии как государства. А только нефункциональная Босния и Герцеговина гарантирует остановку дальнейшей евроатлантической интеграции на Балканах, что Россию полностью устраивает».
У Москвы нет никаких причин поддерживать окончательное решение по Косово, ведь тем самым она не только ничего не выиграла бы, но и утратила бы влияние в регионе, как говорится в недавно опубликованном анализе русского портала Карнеги, который работает в рамках американского Фонда Карнеги за международный мир.
«Заверения о том, что Россия никогда не бросит Сербию, защитит ее от давления Запада, костьми ляжет, лишь бы уберечь сербскую территориальную целостность, выглядят как супердружественные жесты по отношению к сербам. Только сербское руководство не знает, куда деться от такой поддержки, потому что она лишает Белград всякого поля для маневра на переговорах по Косову», — говорится в тексте и добавляется, что сербские лидеры осознают опасность того, что не могут выставить себя меньшими сербскими патриотами, чем россияне.
«Кремль это знает и своими публичными заявлениями загоняет сербских лидеров на самые бескомпромиссные позиции», — утверждает автор текста, отмечая, что президент Александр Вучич во время визита президента России Владимира Путина попытался донести до своего высокого гостя, что у него слишком мало места для маневра в самом важном сербском внешнеполитическом вопросе — признании Косово.
Журналист «Коммерсанта» и один из главных российских экспертов по Балканам Геннадий Сысоев говорит «Авангарде», что недавний визит президента Владимира Путина в Белград был исключительно любопытным с точки зрения интересов как россиян, так и сербов.
Геннадий Сысоев: Россия пытается преподнести Сербию как своего главного стратегического союзника на Балканах, чтобы помешать дальнейшему расширению НАТО в регионе. Россия смирилась с членством Черногории в НАТО и постепенно примиряется с будущим членством Македонии в этом военном альянсе. Теперь России остается сделать все, чтобы помешать другим странам — Сербии, Косово и Боснии и Герцеговине — пойти тем же путем. Именно поэтому президент Путин наконец-то согласился нанести визит, который, как вам известно, несколько раз откладывался. С точки зрения Сербии, точнее Александра Вучича, целью приезда российского президента в Белград было укрепление позиции Вучича в контексте ожидаемых внеочередных парламентских выборов.
Avangarda: Ожидаемых?
— Думаю, что эти выборы понятны так же, как понятен исход косовских переговоров, и поэтому Вучичу необходим новый стабильный четырехлетний мандат. Он знает о большой популярности Путина в Сербии, которая превосходит даже его собственную популярность. Вучич захотел воспользоваться «фактором Путина», чтобы каким-то образом соотнести свою политику с политикой российского президента и таким образом дополнительно повысить и собственный рейтинг, и рейтинг своей партии.
— Удалось ли это президенту Вучичу?
— Отчасти. Факт в том, что каждый приезд Путина вызывает у граждан Сербии эйфорию. В этом заслуга не только российского президента, но и правящих кругов Белграда. Своими действиями, заявлениями и пропагандой правительство Александра Вучича настолько взрастило культ России и Путина в Сербии, что когда-нибудь, возможно, он выйдет сербским руководителям боком. Трудно найти пример подобной ситуации, когда власть одной страны делала все, чтобы поднять в обществе популярность лидера другой страны до невероятных высот.
С другой стороны, я бы сказал, что сейчас Вучичу все же удалось создать у своих избирателей впечатление, что Москва — на его стороне, точнее на стороне Сербии. Правда, под сомнение этот тезис может поставить тот факт, что Путин, несмотря на просьбы Вучича и патриарха Иринея, отказался обратиться к гражданам, собравшимся перед Храмом святого Саввы в Белграде. Вместо трех-четырех предложений Вучич получил от Путина всего три слова: «Спасибо за дружбу».
— Почему президент Путин отказался обратиться к гражданам Сербии?
— Потому что он разгадал желание Вучича воспользоваться им в его пропагандистских целях. Путин — очень опытный и осторожный политик, и не стоило его так недооценивать.
Если обратиться к анализу всех деталей визита Путина в Белград, то, как мне кажется, с большой долей уверенности можно сделать вывод об уровне нынешних российско-сербских отношений. Ясно, что Путин не захотел оказать непосредственную помощь Вучичу. Наоборот, российский президент намеревался дополнительно усилить русофильство не у Вучича, а у сербского народа.
— Слоган собравшихся поприветствовать Путина в Белграде звучал как «Один из 300 миллионов», а это явная аллюзия на известное «Нас и русских 300 миллионов». Почему сербы настолько идентифицируют себя с русскими сейчас?
— В Сербии эта идентификация всегда существовала, но в последнее время она, конечно, поднялась на исключительно высокий уровень. Если исключить непродолжительный период, когда во главе Сербии стоял Зоран Джинджич, чья политика сводилась к призывам, чтобы граждане не ждали «манны небесной», а сами засучили рукава и делали что-то для себя, остальные сербские лидеры в большей или меньшей степени искали защиты и опоры у России. В символическом смысле Россия превратилась в икону, на которую сербы молятся, веря, что после молитвы все изменится и больше им не придется ничего делать самим. Как я уже сказал, подобное отношение сейчас пестует правительство Вучича и пропаганда, и Путина это полностью устраивает. Поскольку если в будущем интересы России и Сербии разойдутся в каких-то важных вопросах (они уже довольно серьезно расходятся, хотя, разумеется, это не столь заметно), тогда Путин, рассчитывая на большую популярность, которой он пользуется у сербов, сможет резко раскритиковать любой шаг Вучича, который сочтет неверным. В таком случае Вучичу уже не поможет ни собственная популярность, ни контроль над СМИ. Тем более что, как я говорю, единственный человек в Сербии, который пользуется большей популярностью, чем президент Сербии, — это Владимир Путин. Действия Путина нужно интерпретировать в таком контексте.
— Поднимался ли во время визита президента Путина в Белград вопрос Российского гуманитарного центра в Нише? Что вам об этом известно?
Жители Белграда с портретами президента России Владимира Путина
— Мы можем об этом только спекулировать. Правда, отсутствие публичных заявлений на эту тему еще не означает, что вопрос о гуманитарном центре в Нише не поднимался. Я точно знаю, что Россия никогда не отказывалась и не отказывается от требований, касающихся центра в Нише. Тем более Москва убеждена, что предоставление дипломатического статуса его сотрудникам совершенно оправдано. Таким образом, если эта тема поднималась во время визита Путина в Белград, то, как я предполагаю, российская сторона удовлетворила просьбу хозяина, то есть президента Сербии, в этот раз публично на эту тему не высказываться. Тем более что Вучич понимает: решение об открытии российского гуманитарного центра в Нише вызвало бы гнев Запада, а президенту Сербии это не нужно.
— Некоторые белградские СМИ отметили, что, здороваясь с Вучичем, несмотря на его огромное желание как можно нагляднее продемонстрировать близость с российским гостем, Путин лишь пожал ему руку. Обнял и поцеловал он только одного члена сербской делегации — министра иностранных дел Ивицу Дачича. Случайность ли это?
— Нет. Я следил за визитом Путина в Белград час за часом и детально его анализировал. Когда Путин, прибыв в белградский аэродром, вышел из самолета, на его лице ясно читалось, что от визита он многого не ждет. Это подтвердило и то, как, выйдя из самолета, Путин поприветствовал Вучича: рукопожатие было учтивым, но холодным. После этого два президента сели в автомобиль Путина и отправились к дворцу «Сербия», где Путину был оказан торжественный прием. Путин обменялся рукопожатиями со всеми членами государственной делегации Сербии, а с Дачичем очень тепло обнялся и поцеловался. Это был ясный знак того, что Кремль несоизмеримо больше доверяет Дачичу, чем Вучичу. Кстати, кто в последние несколько лет в Сербии контролирует процессы, связанные с российским газом? Кадры сербской Социалистической партии Дачича. Дачич и его партия являются ключевым инструментом влияния России в Сербии.
— Почему президент Путин не доверяет президенту Вучичу?
— Думаю, Путин не доверяет Вучичу до конца, и тому есть масса подтверждений. Во-первых, если внимательно следить за публикациями в российских СМИ, особенно тех, которые близки к Кремлю, то становится понятно, что их ключевой тезис такой: Вучичу доверять нельзя, ведь он «сидит на двух стульях»; Вучич не пророссийский, а прозападный политик; его отношение к России очень неискренно. Проправительственные СМИ в Москве идут дальше и, ссылаясь на экспертов и аналитиков близких к Кремлю, сравнивают Вучича с бывшим президентом Украины Виктором Януковичем, который накануне своего краха в 2014 году тоже пытался «усидеть на двух стульях». Российские СМИ нередко напоминают, что в 2013 году Россия просила у Януковича окончательно определиться и чем закончилась история «непослушного» Януковича, несмотря на поддержку Москвы.
Конечно, такие мнения и сравнения вы не услышите от официальных российских лиц. Их высказывают аналитики, эксперты и черные кардиналы научных и общественных кругов России, о которых точно известно, что они близки к Кремлю.
И еще кое-что! После того, как в октябре прошлого года Вучич побывал в России, и после того, как подконтрольная печать в Сербии принялась объяснять, что сербский президент заручился однозначной поддержкой Кремля в вопросе Косово, российский «Коммерсант» опубликовал интересную статью Андрея Колесникова, журналиста, который написал о Путине десяток книг. Ссылаясь на свои источники в Кремле, которыми может быть и сам Путин, и его ближайшее окружение, Колесников утверждал, что российский президент категорически отверг идею Вучича об обмене территориями с Косово. Кроме того, Колесников отметил, что во время визита в Москву Вучич очень часто повторял, что «Сербия никогда не войдет в НАТО». Это, по словам Колесникова, вызвало у Кремля еще больше сомнений. Ведь если вы действительно не собираетесь этого делать, то зачем повторять это, как заклинание?!
— Во время недавнего визита в Белград подтвердил ли президент Путин свое несогласие с планом по обмену территориями между Сербией и Косово, который предлагает президент Вучич?
— Да. За день до визита Путина в Белград советник российского президента по внешнеполитическим вопросам Юрий Ушаков объяснил журналистам, как Кремль смотрит на решение вопроса Косово. Россия, по словам Ушакова, выступает за соблюдение Резолюции 1244. Любой договор Белграда и Приштины должен быть верифицирован в Совете безопасности ООН, где Россия обладает правом вето. Иными словами, Москва дает понять, что не Сербия, а Россия является ключевым фактором и тем, кто примет окончательное решение в сербско-албанском споре вокруг Косово. Такова официальная позиция Кремля, которая чрезвычайно далека от того, за что выступает Александр Вучич.
Так или иначе ясно, что Россию не устраивает договор между Белградом и Приштиной.
— Почему?
— Член комитета Госдумы РФ по международным делам, человек, который ранее отвечал за внешнюю политику внутри российской правящей структуры, Сергей Железняк недавно выступил резко против какого-либо договора между Белградом и Приштиной, поскольку подобный договор превратил бы и Сербию, и Косово «в протекторат НАТО». То есть Россия считает, что нормализация отношений между Белградом и Приштиной открывает путь Сербии и Косово к евроатлантической интеграции, чем Россия открыто противится.
— Милорад Додик является гарантом того, что и Босния и Герцеговина останется за пределами НАТО?
Президент РФ Владимир Путин встретился с президентом республики Сербской Боснии и Герцеговины М. Додиком
— Да. Именно поэтому Додик пользуется российской поддержкой. Пока Босния и Герцеговина организована согласно Дейтонскому соглашению, у России есть возможность, полагаясь на Республику Сербскую и ее лидера Додика, помешать евроатлантической интеграции этой страны. Это стало ясно и теперь, когда НАТО предложил Боснии и Герцеговине План действий по членству в НАТО (МАР), против чего ожидаемо возразила Республика Сербская.
Известно, что Грузия тоже хочет интегрироваться в НАТО, но не может получить МАР. Я беседовал с грузинскими политиками и аналитиками, которые говорят, что МАР является ключевым документом для будущего членства любой страны в НАТО, что это гарантия того, что государство встает на путь в альянс. Конечно, иногда движение по этому пути может замедляться, а иногда ускоряться. Оно даже может на какое-то время остановиться. И тем не менее этот документ гарантирует, что вы идете по пути в НАТО, с которого уже не сойти.
— Имеют ли под собой основу спекуляции о том, что сегодня Милорад Додик — тот человек на Балканах, которому президент Путин доверяет больше всех?
— Я не исключаю такой вероятности. Эксперты и аналитики близкие к Кремлю утверждают, что Додик является всецело и полностью пророссийским политиком на Балканах и что Вучичу, при наличии такого конкурента, придется потрудиться, чтобы снискать или сохранить российскую симпатию. Факт в том, что Додик, еще недавно бывший президентом одного энтитета Боснии и Герцеговины, всегда почетный гость в Москве и что Путин приглашает его даже на некоторые неформальные, полузакрытые мероприятия. Вспомните скачки в Сочи, которые вместе наблюдали Путин и Додик. Наконец, близкие Кремлю СМИ никогда не пишут о Додике, как о Вучиче: он не является «полузападным» политиком, который сидит одновременно на двух стульях. Наоборот, Додик — надежный партнер, на которого Россия может всегда рассчитывать. В особенности тогда, когда он вошел в Президиум Боснии и Герцеговины.
— Насколько Москва может положиться сегодня уже на бывшего члена Президиума Боснии и Герцеговины Драгана Човича и его Хорватское демократическое содружество?
— России было проще делать ставку на Хорватское демократическое содружество, пока Драган Чович был членом Президиума Боснии и Герцеговины. Теперь ситуация несколько изменилась. И все же Кремль и раньше акцентировал желание некоторых хорватских политиков в Боснии и Герцеговине создать так называемый третий энтитет, который не соответствует Дейтонскому соглашению и подтверждает тезис о нефункциональности Боснии как государства. А только нефункциональная Босния и Герцеговина гарантирует остановку дальнейшей евроатлантической интеграции на Балканах, что Россию полностью устраивает.
— В этот раз Путина в Белграде приветствовали сербы из регионов. Кому нужен был этот антураж — президенту Сербии или президенту России?
— Это на самом деле был антураж. Ожидалось, что вместе с делегацией Сербии Путина в Белграде встретит только еще Милорад Додик. Правда, как я полагаю, если бы Вучича спросили, вряд ли он вообще пригласил Додика, своего основного конкурента, но…
Иногда Додик и Путин общаются через Вучича, а здесь они общались непосредственно друг с другом, что, конечно, не устраивает Вучича, который хочет преподнести себя как лидера всех сербов на Балканах. Я думаю, что поэтому Вучич и пригласил представителей всех сербов, понимая, что Москва, как бы мало она ему ни доверяла, все же высоко ценит реальную политическую силу, которую сербский президент наглядно продемонстрировал, попытавшись уверить Путина, что контролирует все сербские партии и всех сербских лидеров на Балканах. И посыл Вучича Путину был таким: «Нравится это Кремлю или нет, но все отношения с сербами в регионе должны идти через меня».
Что касается российского президента, то он мог сказать: «Хорошо. Вы пригласили лидеров сербов в регионе, и я могу поприсутствовать на обеде, но у меня нет времени с ними беседовать». Тем не менее Путин не только выделил время на «антураж», о котором вы меня спросили, но и даже назвал некоторых из этих людей (я говорю о представителях сербов из Черногории, которых судят за попытку терроризма в октябре 2016 года) героями. С некоторыми он сфотографировался, похлопал их по плечу и так далее. Зачем ему это? Чтобы еще раз показать, что в Черногории он поддерживает те политические силы, которые выступают за хорошие отношения с Москвой.
— Вы сказали, что целью визита Путина в Белград было желание доказать, что Сербия — главный инструмент российской политики на Балканах. Удалось ли это?
— Отчасти. Почему? Визит в Белград все-таки не дал Путину гарантий того, что Вучич готов взять на себя роль стратегического российского союзника на Балканах. Иными словами, Россия еще не получила от Сербии того, что ожидает.
Я уверен, что Вучич продолжит попытки балансировать, сидеть на двух стульях, что подтверждает его визит в Давос, а также встреча с канцлером Ангелой Меркель всего через несколько дней после встречи с Путиным. Кстати, Вучич делает так всегда: после каждой встречи с каким-нибудь российским представителем, он дает Западу сигнал, мол, нет, я не российский стратегический партнер, и я готов к сотрудничеству и с вами, к интеграции Сербии в Европейский Союз. Подобная политика вызывает все большее неудовольствие и в Москве, и на Западе. Я не думаю, что политика сидения на двух стульях может продолжаться долго. Вообще хорошо известно, как заканчивают те лидеры, которые пытались это делать.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
349
Похожие новости
19 марта 2019, 16:30
19 марта 2019, 13:45
20 марта 2019, 15:00
19 марта 2019, 16:30
19 марта 2019, 05:15
20 марта 2019, 20:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
16 марта 2019, 09:15
16 марта 2019, 15:00
14 марта 2019, 15:15
18 марта 2019, 09:00
15 марта 2019, 16:30
16 марта 2019, 17:45
19 марта 2019, 13:15