Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Белорусские националисты снова негодуют в отношении языкового вопроса

Прошло уже много лет, однако дискуссии вокруг государственного статуса русского языка в Белоруссии не утихают

С особым ожесточением они вспыхивают в мае, ведь 14 мая 1995 года состоялся референдум, по итогам которого в стране было официально введено двуязычие. Общеизвестно, что националисты его результаты не признали, так как, по их мнению, на референдум не могли выноситься вопросы национально-исторического характера.
На тот момент, на заре независимости, статус белорусского языка в качестве единственного официального был закреплен в Конституции без всякого народного волеизъявления группой бывших советских депутатов, которые действовали абсолютно противозаконно. Мнение народа было им неинтересно по понятным причинам – эти люди прекрасно знали, что не добьются поддержки своих инициатив. В связи с этим заявления современных националистов о том, что власть в 1995 году навязала народу двуязычие, выглядят совершенно смехотворно.
Причины, по которым белорусские националисты не признают результаты референдума, тоже понятны: они ностальгируют по периоду 1991–1994 гг., когда имели почти неограниченные возможности для переформатирования общества в националистическом духе. Многие из националистов склонны приписывать властям фальсификацию результатов народного волеизъявления, так как в противном случае им пришлось бы признать, что народ в вопросе языковой политики совсем не был на их стороне. А они на такое признание неспособны.
Так они объясняли себе результаты референдума прежде, с такими же взглядами дожили до 2021 года.
Прошедшие в Белоруссии протесты националисты твёрдо связали с якобы присутствующим желанием общества возвратиться к повестке начала 90-х. Любопытно, что чем дальше, тем больше со стороны националистической оппозиции уверений, что противники белорусской власти якобы боролись за возвращение одного государственного языка и прежней символики.
Так ли это на самом деле? Разумеется, нет, что и показало голосование на оппозиционной платформе «Голос». Как и в мае 1995 года, белорусы подавляющим большинством голосом проголосовали за сохранение статуса русского языка. Несколько обескураженные результатами, националисты постарались максимально не обратить на них внимания, а оппозиционные СМИ вроде «Радые Свабоды» продолжили через социальные сети и сайты навязывать белорусам мнение о необходимости вернуться к редакции Конституции 1994 года.
Как же видят националисты практическую реализацию своих планов?
На этот вопрос постаралась ответить националистка Алёна Маркова, которая предложила поэтапное приобщение белорусов к мове. По её мнению, «вынужденная русификация» последних десятилетий отвратила большинство белорусов от национального языка, поэтому необходимо время для их возвращения к прежним ценностям.
Ещё относительно недавно, в 2017 году, Маркова выступала в Белорусском государственном университете с лекцией на тему «Национальное развитие и идентичность (белорусы и белорусизация)» и презентацией книги «Шлях да савецкай нацыі. Палітыка беларусізацыі 1924 – 1929». Это говорит о полной «всеядности» нашего образования, которое с помощью подобных лекторов вкладывало в головы студентов русофобские идеалы. Стоит ли удивляться после этого, что наше студенчество имеет националистические взгляды и размахивает на протестах БЧБ-флагами?
По мнению Марковой, в начале 90-х у общества якобы наблюдался повышенный интерес к изучению мовы, в связи с чем целые рабочие коллективы выступали за единственный государственный язык – белорусский. При этом она приводит аргумент, что в стране не было выступлений в поддержку русского языка, что якобы свидетельствует о его непопулярности в обществе. Надо же так перевернуть всё с ног на голову!
Абсурдность подобных утверждений лежит на поверхности. В начале 90-х никакие социологические исследования на тему популярности того или иного языка не проводились. Более того, политическая жизнь в стране только начинала формироваться, люди не были объединены в партии и движения. Из- за сложнейшей экономической ситуации многим совершенно не было дела до языковых вопросов, что нынешними националистами воспринимается как проявление лояльности, но это не так.
Я сам прекрасно помню начало 90-х, когда школы стремительно «белорусизировались». Это воспринималось школьниками и учителями как трагическая неизбежность. Русский был нашим родным языком, мы не представляли без него свою жизнь. Все это сегодня мне чем-то напоминает гетманскую Украину 1918 года, в которой украинский язык насаждался искусственно. Впрочем, как и теперь.
Мы не были против белорусского языка, но популяризация его такими методами вызывала отторжение. Именно по этой причине наши родители в 1995 году с облегчением пошли на референдум.
Самое удивительное, что после оглашения его результатов всё моментально вернулось к нормальной жизни. Это говорит о полной искусственности националистического «возрождения».
Время прошло, а неприятие националистами народного волеизъявления осталась. Именно по этой причине языковой вопрос они то и дело пытаются обострять.
Любопытно, что Маркова не готова даже на первом этапе сохранить официальной статус русского языка, ей необходимо его немедленно убрать. При этом тотчас же на мове должны заговорить политики, интеллигенция, государственные служащие. Все остальные обязаны изучать белорусский язык через курсы.
То есть нам предлагают вернуться к грустной практике начала 90-х, когда людей лишали возможности учиться на родном языке? Но напомню, что даже по результатам последней переписи более 40% белорусов назвали русский язык родным.
Результат подобных «усилий» предсказуем. Мова будет существовать в своем отдельном мире, а мы в своем. Надежды Марковой, вероятно, опираются на украинский опыт, который привёл к войне Киева с Донбассом, где подавляющее большинство населения – носители русского языка. Такой судьбы националисты хотят для Белоруссии?
На мой взгляд, националисты так и не осознали главного – популяризировать язык можно только с помощью интеллектуальных продуктов, которые будут интересны людям. И делать это нужно не в ущерб другим языкам, а параллельно. Ведь билингвизм расширяет возможности человека для познания мира.
«Белорусизации» Маркова отводит 6-7 лет, хотя с таким подходом ей не хватит и вечности. Любое насилие всегда воспринимается в штыки, реальных положительных результатов с помощью него достигнуть невозможно. Если, конечно, не применять насилие, как у соседей.
К моему глубокому сожалению, националисты сделали белорусский язык заложником своей русофобии. Противопоставляя его русскому языку, они оказали ему медвежью услугу. Ещё сравнительно недавно на белорусском языке говорила деревня. Но она никогда не была русофобской. На нём говорила моя бабушка, которая не разделяла белорусов и русских. Теперь, к сожалению, на белорусском языке говорят преимущественно националисты.
Безусловно, необходимо отбирать у националистов монополию на мову, создавать на ней не продукты ненависти, а те произведения, которые объединяют. Впрочем, это уже политика власти, которая до настоящего момента закрывала глаза на подмену понятий.
Я не верю, что русский язык в Белоруссии когда-нибудь исчезнет. Для этого просто нет никаких оснований. Если, конечно, не допустить украинского губительного сценария…
Аркадий Вертязин, Одна Родина
Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

240
Похожие новости
21 июня 2021, 22:30
22 июня 2021, 06:15
21 июня 2021, 18:45
22 июня 2021, 08:00
22 июня 2021, 00:30
21 июня 2021, 17:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
19 июня 2021, 21:15
16 июня 2021, 11:30
17 июня 2021, 19:45
19 июня 2021, 13:30
15 июня 2021, 18:30
15 июня 2021, 14:45
17 июня 2021, 08:45