Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Берлин думает об ужесточении позиций в отношении Москвы

Берлин — Немецкие Russlandversteher вернулись.
Для кого-то это бранное слово, для кого-то почетный знак. Буквально это слово переводится как «понимающий Россию», но по своей коннотации оно ближе к «сочувствующему России». В напряженной политической атмосфере Германии это слово как никакое другое раскалывает людей на два противоположных лагеря.
Пока Запад ведет разговоры о том, как далеко он может зайти в противодействии России из-за Сирии и по другим вопросам, немецкие политики снова занялись самокопанием на тему роли Берлина. Это стало едва ли не ритуалом, поскольку «понимающие Россию» на вечерних ток-шоу и на страницах газет ежедневно схлестываются с теми, кто призывает предпринять более жесткие действия против Москвы.
«Мы не должны объявлять своим врагом Россию в целом, страну и ее народ», — предостерег на этой неделе известный русофил, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.
Но некоторые обозреватели видят признаки изменений в позиции Берлина и считают, что он переходит к более решительной политике в отношении Кремля.
«Нам нужно новое начало», — заявил депутат бундестага и представитель партии «Левых» Штефан Либих (Stefan Liebich), призывая к диалогу, от которого отмахиваются критики, называющие его едва ли не павловским рефлексом, возникающим при любом намеке на критику в адрес России.
Нерешительность Германии по отношению к Москве давно уже вызывает недовольство у ее союзников. Многих беспокоит то, что влияние «понимающих Россию» на руку российскому президенту Владимиру Путину, поскольку оно позволяет Москве сеять разногласия в Германии и в целом в ЕС. Без единого антироссийского фронта с Германией в центре эффект от экономических санкций и прочих мер ослабевает.
Некоторые обозреватели видят назревающие перемены в позиции Берлина и считают, что он переходит к более напористой политике по отношению к Кремлю. Но даже когда пророссийские настроения не оказывают решающее воздействие на немецкую политику, они все равно влияют на нее, и это часто создает путаницу и замешательство среди союзников, которые не понимают позицию Германии.
Задумаемся о реакции канцлера Германии Ангелы Меркель на недавние химические атаки в Сирии. В четверг она сказала, что Германия ни в коем случае не будет участвовать в карательных авиаударах. А спустя два дня, когда США, Британия и Франция нанесли эти удары, Меркель назвала их «необходимыми и уместными».
Вопрос о том, надо ли вступать в конфронтацию с Россией и как это делать, вызывает острые разногласия в немецкой политике с тех пор, как Россия вторглась в Крым. С каждой новой российской провокацией, такой как удар по рейсу МН17 в небе на востоке Украины или химическая атака в английском Солсбери, «понимающие Россию» выходят из тени и начинают требовать осторожности и компромиссов.
Возникающую в результате политику в лучшем случае можно назвать неразберихой. Хотя Меркель, выступающей за ужесточение курса в отношении России, удалось добиться принятия и реализации антироссийских санкций за действия Москвы на Украине, она сталкивается с мощным и упорным давлением, причем даже внутри собственной партии, где некоторые члены требуют отмены карательных мер.
На первый взгляд, идущие в последнее время в Германии дебаты о России похожи на давно всем знакомый ритуал. Но кое-кто видит намеки на изменения в ходе дискуссий, из-за которых Russlandversteher могут оказаться в изоляции.
Трубопроводная политика
Первый сигнал поступил на прошлой неделе, когда Меркель сказала, что запланированный к строительству балтийский газопровод, который должен связать Россию и Германию, может быть проложен только тогда, когда будут решены вопросы последствий такого шага для Украины. Украину тревожит то, что российские газовые операторы, построив новый трубопровод «Северный поток 2», обойдут ее стороной, и страна лишится платы за транзит, составляющей миллиарды долларов.
«Я четко указала на то, что проект «Северный поток 2» невозможен, пока не будет ясности в вопросе о транзите через Украину, — сказала Меркель. — Это не только экономический вопрос, здесь есть и политические соображения».
Данный трубопровод является высшим приоритетом для Кремля. Во вторник Меркель напрямую поговорила по телефону с Путиным, и тема «Северного потока» заняла в разговоре главное место.
Берлин ранее противостоял давлению и предпочитал не вмешиваться в этот проект, называя его чисто коммерческим. Поэтому решение Меркель внести «Северный поток 2» в повестку переговоров знаменует собой существенное изменение, которое обязательно усилит напряженность в отношениях с Москвой.
Вторым изменением в своей политике по отношению к России Германия обязана весьма неожиданной силе — социал-демократам. Эта партия издавна ратует за мягкий подход к Москве. В рядах этой партии догматом веры стала идея о том, что ее политика разрядки с Москвой в годы холодной войны, известная как Ostpolitik, помогла снести Берлинскую стену и проложила путь к объединению Германии.
«Позиция Германии по отношению к России в будущем году может стать более определенной и недвусмысленной, и это хорошо», — сказал Йорг Форбриг (Joerg Forbrig) из Германского фонда Маршалла.
Герхард Шредер в свою бытность канцлером Германии выступал за сближение с Россией. Называвший себя другом Путина Шредер сегодня председательствует в материнской компании «Северного потока 2», а также в крупнейшей в России нефтяной компании «Роснефть».
Его преемники на посту руководителя СДПГ, включая Штайнмайера и Зигмара Габриеля, каждый из которых в свое время был министром иностранных дел, также выступают за дружественные отношения с Россией.
Тем более удивительно, что новый министр иностранных дел Германии и член СДПГ Хайко Маас (Heiko Maas) занял намного более жесткую позицию по отношению к России.
«Что касается нашей политики в отношении России, то мы должны признать реалии, — заявил Маас в своем первом интервью на посту министра. — Россия все чаще отстраняется от Запада, а порой выступает в оппозиции к нему. К сожалению, Россия становится все более воинственной».
Это неслыханные речи из уст видного политика СДПГ. В прошлом стратегия этой партии заключалась в противодействии любой критике в адрес России, с которой выступали консерваторы Меркель, и с которой социал-демократы делят власть в составе большой коалиции.
Если позиция Мааса возьмет верх, в политике Германии по отношению к России произойдет самый значительный за много лет сдвиг.
Если Германия более четко выскажется по поводу России, это вызовет цепную реакцию в ЕС и НАТО, укрепив позиции таких стран как Британия и государства Прибалтики, которые настаивают на более решительных действиях. А Россия окажется в большей изоляции. Многие аналитики утверждают, что только так можно заставить Москву изменить курс.
Под взорами Запада
Тем не менее, Russlandversteher легко не сдадутся.
Необходимость защищать экономические интересы Германии с Россией часто используют в качестве аргумента против конфронтационного подхода к Кремлю. На самом деле, объем торговли между Германией и Россией довольно скромен, составляя всего два процента от немецкого экспорта.
Истинная причина мощной поддержки Москвы в Германии лежит в иной плоскости. Память о кровавой истории двусторонних отношений очень сильна, и она подпитывает страхи перед вооруженным конфликтом с Россией, в котором, как считает большинство немцев, Германии не победить.
Удивительно то, что самая сильная поддержка России отмечается в бывшей Восточной Германии. Восточная Германия настрадалась от советского гнета, как и другие страны Варшавского договора. Но за долгие годы холодной войны у многих восточных немцев появились положительные чувства к России, к ее культуре, а также личные связи с этой страной, которые сохраняются до сих пор.
Более того, многие немцы считают Россию страной великой культуры (Германию тоже). Это является малозаметной, зачастую никак не выраженной причиной для особого отношения к Москве.
Такие настроения помогают объяснить то, почему «понимающие Россию» присутствуют во всем политическом спектре Германии.
Дружественная позиция по отношению к России стала устоявшейся политикой для крайне правой партии «Альтернатива для Германии» и для крайне левой партии «Левые». Но даже либеральные «Свободные демократы» недавно показали себя русофилами.
После отравления в Солсбери бывшего сотрудника российской военной разведки Сергея Скрипаля, который шпионил на Британию, высокопоставленный руководитель из СвДП и один из самых известных ее деятелей Вольфганг Кубики (Wolfgang Kubicki) высказал предположение, что данное отравление стало частью западного заговора.
«НАТО нужен враг, чтобы оправдать свое существование», — сказал он.
Между тем, приход Дональда Трампа в Белый дом позволил Russlandversteher воспользоваться глубоко затаенными чувствами немецкого антиамериканизма. Главный посыл таков: может, русские и плохие, но американцы еще хуже.
Похоже, этот аргумент находит отклик. Более двух третей немцев считают, что Трамп представляет большую угрозу миру во всем мире, нежели Путин. Таковы данные социологического опроса, опубликованные на прошлой неделе Институтом социальных исследований и статистического анализа (FORSA).
На этом фоне «понимающие Россию» могут сохранить свои позиции надолго.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

850
Похожие новости
19 июля 2018, 09:15
20 июля 2018, 21:00
19 июля 2018, 17:30
19 июля 2018, 06:30
19 июля 2018, 20:15
20 июля 2018, 15:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 июля 2018, 23:30
17 июля 2018, 21:30
17 июля 2018, 10:00
19 июля 2018, 06:30
19 июля 2018, 12:00
15 июля 2018, 22:15
19 июля 2018, 01:00