Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Благодарность Сталина убийце Троцкого: как СССР при помощи Фиделя Кастро спасал своего агента (Infobae)

Лев Давидович Бронштейн, более известный как Лев Троцкий, был, как писал, говоря о русской революции, итальянец Курцио Малапарте (Curzio Malaparte), «главным тактиком государственного переворота в октябре 1917 года». Это большой комплимент, поскольку в своей книге «Техника государственного переворота» роль «главного стратега» в этом деле Малапарте отводит Ленину.
В 1929 году Троцкий был выслан из Советского Союза. В своем вынужденном изгнании он блуждал по разным странам, пока президент Мексики Ласаро Карденас (Lázaro Cárdenas) лично не пригласил его в свою страну. Он поселился в Мехико, где сначала жил в «Голубом доме» четы художников Диего Риверы и Фриды Кало. Позднее он переселился в обнесенный стеной дом, расположенной в той же части мексиканской столицы — в районе Койоакан. Его интеллектуальная деятельность была сосредоточена на борьбе с верховным вождем СССР — Иосифом Сталиным. Их чувства были взаимными: люди Сталина буквально шли по следам Троцкого, чтобы убить его.
Поручение Сталина выполнено
В 1939 году Сталин и Лаврентий Берия (глава НКВД, советской секретной полиции) приказали главе отдела специальных операций реализовать операцию «Утка»: «Нужно покончить с Троцким в этом году, до неизбежного начала войны… Вы будете напрямую подчиняться товарищу Берии и никому больше, вы будете нести единоличную ответственность за эту миссию».
В 1940 году при сотрудничестве Коммунистической партии Мексики было совершено первое покушение, в тот раз неудачное, в котором участвовал муралист (мастер живописных композиций на стенах) Давид Альфаро Сикейрос (David Alfaro Siqueiros). 20 августа 1940 года убийцам удалось внедрить в дом Троцкого каталонца Хайме Рамона Меркадера дель Рио (Jaime Ramón Mercader del Río), который нанес ему тяжелую травму головы альпинистским ледорубом. На следующий день, проведя несколько часов в коме и конвульсиях, Троцкий умер. Меркадер завоевал доверие Троцкого, выдавая себя за революционера Жака Морнара (Jacques Mornard) — паспорт советские спецслужбы украли в Испании. Он вошел в дом по улице Вьена, выдавая себя за жениха Сильвии Агелофф (Sylvia Agueloff) — личного секретаря Троцкого. По поводу убийства президент Ласаро Карденас (Lázaro Cárdenas) сказал: «Это бесчестное преступление для тех, кто его вдохновил, и позорное для тех, кто его совершил». По информации мексиканских газет, 23 августа около трехсот тысяч человек сопровождали гроб с останками Троцкого в крематорий.
Узник без имени
В решении мексиканского суда от 27 июня 1944 года сказано, что убивший Троцкого мужчина (личность Меркадера мексиканцы тогда еще не выяснили. — прим. ИноСМИ) приговаривается к 20 годам тюрьмы за «преднамеренное убийство, совершенное со злым умыслом и расчетом». Подсудимый также приговаривался к выплате «возмещения ущерба в размере 3485 песо». В приговоре 94/41 не указано настоящее имя Меркадера, его называют «Жак Морнар Вандендрешед (Jacques Mornard Vandendresched) или Фрэнк Джексон (Frank Jackson)». В тот момент личность убийцы была для мексиканцев загадкой, правда открылась только в 1953 году.
Рамон Меркадер на допросе
Рамон Меркадер отбывал свое долгое наказание в тюрьме Лекумберри, также известной как «Черный дворец». Большую часть своего срока он сидел в камере № 27, где его навещало бесчисленное количество людей. Сейчас уже совсем не секрет, что, на тот момент очень молодая, испанская актриса Сара Монтьель (Sara Montiel), получившая мексиканское гражданство в 1951 году, часто его навещала; дошло даже до заявлений о том, что они состоят в интимных отношениях. Похоже, у таинственного заключенного не было недостатка в поклонницах: находясь в тюрьме, Меркадер женился на мексиканской балерине Рокелии Мендоса (Roquelia Mendoza). Со временем он стал пользоваться привилегиями, ему разрешили поставить в камере радио, а потом и телевизор. Различные свидетельства утверждают, что он был образцовым трудолюбивым заключенным.
Благодарность — от Сталина, исполнители — чехи
Сталин неоднократно пытался освободить псевдо-Морнара, была даже разработана спецоперация под названием «Гном», но все безуспешно. Тюремный срок Рамона Меркадера истек только в 1960 году, и по запросу Советов его отъездом из Мексики занялись тогдашние чешские спецслужбы. Предполагалось отправить его в СССР транзитом через Гавану. Допускалось некоторое промедление в связи с объективными трудностями, но в принципе в Кремле настаивали, чтобы Меркадер как можно скорее прибыл в Москву.
Первая секретная инструкция агент спецслужб Чехословакии в Мексике датирована 14 марта 1960 года: «Как вы знаете, в ближайшие дни из тюрьмы выходит Морнар. Важная и чрезвычайная задача состоит в том, чтобы обеспечить ему безопасный отъезд из Мексики и прибытие в Чехословакию. Особая важность миссии связана с тем, что мексиканские троцкисты намереваются лишить его жизни. Исходя из вышесказанного, советские коллеги обратились к нам со следующей просьбой:
1. Встретиться с министром внутренних дел Густаво Диасом Ордасом (Gustavo Díaz Ordaz) и в конфиденциальном порядке сообщить ему, что Морнар является гражданином Чехословакии, ему разрешено въехать в Чехословакию и в дальнейшем оставаться там. Сообщить о скором освобождении из тюрьмы родственникам Морнара, а также сказать Ордасу, что для обеспечения максимальной безопасности Морнара посольство Чехословакии требует его отъезда из Мексики на советском корабле, который, как ожидается, прибудет в Мексику 20 марта 1960 года…
2. Если Ордас будет против отбытия Морнара на советском корабле, скажите ему, что посольство Чехословакии сделает всё необходимое для выдачи ему транзитной визы Кубы, чтобы он мог вылететь из Мексики на Кубу в сопровождении дипломатического сотрудника посольства на самолете кубинских или мексиканских авиалиний».
«Служащий посольства Советского Союза в Мексике, назначенный ответственным за это дело, сообщит вам о дате визита, а также о содержании встречи и всех связанных с делом деталях. Он свяжется с вами, сказав, что передает вам привет от товарища Машека. Не предпринимайте ничего самостоятельно, не проконсультировавшись с ним».
Операцию курирует Лубянка
Эта первая инструкция подтверждает степень зависимости чехословацких спецслужб от их «патрона» в рамках Варшавского договора. Это была зависимость и от Лубянки, которой уже начинала подчиняться кастристская разведка. В инструкции приказывают напрямую связаться и с мексиканским министром иностранных дел.
Все это происходило при правительстве мексиканского Адольфо Лопеса Матеоса (Adolfo López Mateos), в котором пост министра внутренних дел занимал вышеупомянутый Густаво Диас Ордас Боланьос (Gustavo Díaz Ordaz Bolaños). В 1964-1970 годах Ордасу предстоит занять пост президента. Удивительно то, что в последующие годы выяснится: Диас Ордас был информатором Центрального разведывательного агентства (ЦРУ) США под кодовым именем «Литемпо-2» (Litempo-2). Ни первым, ни последним он не станет: имя «Литемпо-8» (Litempo-8) будет принадлежать его преемнику —президенту Луису Эчеверриа Альваресу (Luis Echeverría Álvarez). Ключевым элементом в отношениях Мексики и Кубы был «Литемпо-4» (Litempo-4), Фернандо Гутьеррес Барриос (Fernando Gutiérrez Barrios), также известный как «Дон Фернандо». Это был старший сотрудник по вопросам политической безопасности, бывший функционер правившей в Мексике Институционно-революционной партии и бывший начальник нескольких аргентинских монтонерос (члены аргентинского городского партизанского движения), живших в Мексике период правления в Аргентине военной диктатуры (1976-1983).
19 апреля 1960 года, исполняя приказ Министерства иностранных дел Чехословакии и «Центра» (штаб-квартиры чешской разведслужбы) капитан Квита «Петерка» (Kvita «Peterka») был отправлен в Гавану, чтобы обсудить ряд вопросов с некоторыми наиболее важными представителями кубинского правительства. В рамках миссии он должен был найти в Гаване здание для посольства Чехословакии, которое бы максимально подходило с точки зрения безопасности. При поддержке Флавио Браво (Flavio Bravo), по кличке «товарищ Хулио», в полночь 26 апреля «Петерка» встретился с кубинским министром обороны Раулем Кастро в штаб-квартире Генерального штаба революционной армии Кубы.
Директива из Москвы
Следующая директива, хранящаяся в архиве «Центра» в Праге, пришла из Москвы и датирована 26 апреля 1960 года: «Просим вас немедленно направить инструкции Фуксу (агент чешских спецслужб Eduard Fuchs, имевший также кличку „Доминик") и Квите (капитан „Петерка"), которые сейчас находятся на Кубе, чтобы они обсудили с кубинскими властями предоставление транзитной визы Морнару (Меркадеру). Он, получив визу, прибудет на Кубу самолетом, а с Кубы в Россию отправится на советском судне».
«Также нужно обсудить с Раулем Кастро вопрос безопасности Морнара на Кубе. При необходимости представитель ТАСС на Кубе Алексеев… может помочь устроить встречу с Раулем Кастро».
Следующий документ написан в разговорном стиле, но носит категоричный характер. Это инструкция для «товарища» капитана Эдуарда Фукса (Eduard Fuchs), псевдоним «Доминик» в Мексике, от 26 апреля 1960 года: «Как можно быстрее отправляйся самолетом в Гавану; с помощью Петерки или представителя ТАСС Алексеева свяжись с Раулем Кастро и обсуди с ним следующие темы: а) сообщи ему, что в ближайшие дни в Мексике из тюрьмы выходит чехословацкий гражданин Гном (на самом деле Рамон Меркадер — прим. ред.) и мы планируем устроить его прибытие из Мексики на Кубу самолетом, а далее с Кубы он отправится на советском теплоходе; б) Попроси Кастро, чтобы он сделал для Гнома транзитную визу. Когда Гном будет освобожден, поручаю тебе полететь с ним на самолете в Гавану, а затем лично сопровождать его на Кубе, пока он не сядет на советский пароход. Подтверди получение этого зашифрованного сообщения и постоянно сообщай мне о ходе операции».
Фидель Кастро
Ночью третьего мая состоялась ещё одна встреча в кубинском Генеральном штабе. В этот раз «Петерку» сопровождал его коллега из Мексики капитан Эдуард Фукс («Доминик»), который поблагодарил Рауля Кастро за помощь Кубы в проведении операции «Гном». Несколько дней спустя, накануне национального чехословацкого праздника восьмого мая, с 16 до 23 часов состоялась ещё одна встреча с Раулем Кастро. В ней, помимо прочих, принимали участие Освальдо Санчес (Osvaldo Sánchez; псевдоним «Рафаэль», связующее звено между коммунистами и Кастро в Сьерра-Маэстра, учился в СССР) и Фабиан Эскаланте Фонт (Fabián Escalante Font; агент кастристской разведки). Офицер «Петерка» сообщил, что «вновь мы убедились, что кубинские должностные лица c большой симпатией относятся к Советскому Союзу, Чехословакии, Китайской Народной Республике и всему социалистическому лагерю, от которого, в первую очередь, ожидают помощи в свой трудной борьбе». На следующий день «Петерка» вернулся в Мексику вместе с капитаном Фуксом («Доминик).
Советское судно в далеком порту
Далее следует другое сообщение, датированное 11 июня 1960 года, в котором полковник Миллер (Miller), глава первой администрации Министерства внутренних дел, сообщает «товарищу министру внутренних дел» Рудольфу Бараку (Rudolf Barák) о заключительных шагах операции по отъезду Гнома из Мексики после формальных переговоров с «заместителем министра внутренних дел Мексики Эчеверриа». Последние шаги операции описываются так: «В семь часов утра мы покинули квартиру (в Гаване) и прошли несколько улиц пешком. В конце пути там нас ждал заместитель начальника кубинской госбезопасности команданте Пинейро (Piñeiro) на своем личном автомобиле. Проверив, не ли хвоста и имея еще один автомобиль сопровождения, он отвез нас в небольшой порт Мариель примерно в 40 километрах от Гаваны».
В этом порту недавнего узника ждал советский корабль.
Миллер продолжает свой рассказ:
«Передача Гнома на советское торговое судно „Сретенск" проходила следующим образом: для кубинских таможенных властей сделали вид, что команданте Пинейро от имени Фиделя Кастро совершает визит вежливости на советское судно, перевозившее закупленный Советским Союзом сахар. На борт поднялось около 15 человек, которые и в самом деле совершали визит… Одежда Гнома уже была доставлена на судно с запиской, в которой говорилось, что это личный подарок Фиделя капитану. Помимо команды на судне нас ожидал советский товарищ по фамилии Косарев, который выступал во время посещения корабля переводчиком и помогал общению между Алексеевым и капитаном корабля. Он также нас заверил, что всё готово и что Гнома безусловно доставят в безопасное место. Во время прощания Гном искренне поблагодарил нас за помощь».
«Общие характеристики Гнома» (Меркадера): «Из разговоров с ним и его поведения было ясно, что это сильная личность, чрезвычайно умный, полный жизненной энергии и напора человек. Он твердо привержен нашим целям. Он горячо интересовался политическими событиями, хотя информацию получал только из ежедневных мексиканских газет, это был единственный ресурс, к которому у него был доступ в тюрьме». «Об операции (на Кубе) знали: Рауль Кастро, Рамиро Вальдес (Ramiro Valdes; глава Управления разведки), команданте Пинейро (псевдоним „Барбаросса", впоследствии координатор террористических движений в Америке), Освальдо Санчес, Эскаланте из Центрального Комитета компартии Кубы, три сотрудника личной охраны Рауля Кастро и два помощника Санчеса, доверенные члены партии. Их имен я не знаю».
Последние годы в Москве и на Кубе
В Москве Морнар-Меркадер получил имя Рамон Иванович Лопес, был удостоен звания Героя Советского союза. Глава КГБ Александр Шелепин наградил его орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда». Там он воссоединился со своей женой Рокелией и дочерью Лаурой Мендоса (Laura Mendoza). Там же Меркадера ждал и его брат Луис. Меркадер пользовался высоким положением. У него была четырехкомнатная квартира, дача и личный автомобиль. Кроме того, он получал пенсию высокопоставленного офицера КГБ.
Однако, несмотря на все преимущества, нормальную жизнь он вести не мог. Он не говорил по-русски, а его круг общения был очень ограничен. Тогда он помог Долорес Ибаррури (Dolores Ibarruri), «Пассионарии», написать историю коммунизма в период испанской гражданской войны. Позднее, после смерти Франсиско Франко, он попросил главу испанских коммунистов Сантьяго Карильо (Santiago Carrillo) помочь ему вернуться в Испанию. В ответ лидер испанских коммунистов стал убеждать его написать мемуары о своей жизни и убийстве Льва Троцкого. Меркадер понимал, что не может и не должен писать об этом. Это как если бы кто-то попросил самого Каррильо рассказать о жестоком убийстве коммунистов в Паракуэльос-де-Харама в конце 1936 года. В одном из многочисленных мемуаров о Меркадере, Каррильо напишет об этой встрече, что Меркадер напоминал «раздавленного одинокого человека, потерявшего молодость и жизнь».
Устав от жизни в Москве, он написал письмо Фиделю Кастро, прося разрешения жить на Кубе, куда уже переехала его жена. Фидель, проконсультировавшись с Москвой, согласился. Меркадер и Рокелия воссоединились в августе 1974 года. Примерно в то же время его мать Каридад (Caridad) работала в посольстве Кубы в Париже под бдительным наблюдением посла Арольда Граматхеса (Harold Gramatges), знаменитого кубинского музыканта. Она умерла в 1975 году.
В Гаване Меркадер-Морнар-Лопес с семьей жил с большими удобствами в районе Мирамар, занимая должность «советника по пенитенциарным учреждениям». Он умер 19 октября 1978 года от последствий рака костей. Его прах был доставлен в Москву и погребен на Кунцевском кладбище неподалеку от другого иностранного шпиона КГБ британца Гарольда Адриана Рассела Филби (Harold Adrian Russell Philby), более известного как «Ким» Филби.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

364
Похожие новости
26 октября 2021, 01:15
26 октября 2021, 16:15
26 октября 2021, 18:15
26 октября 2021, 20:15
27 октября 2021, 01:45
26 октября 2021, 20:15
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
26 октября 2021, 18:15
27 октября 2021, 01:45
26 октября 2021, 10:30
26 октября 2021, 14:15
26 октября 2021, 12:30
Новости СМИ
 
Популярные новости
20 октября 2021, 17:45
21 октября 2021, 11:00
21 октября 2021, 22:15
24 октября 2021, 12:45
20 октября 2021, 14:00
21 октября 2021, 16:45
21 октября 2021, 01:30