Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Благотворительность в дни войны и мира

Среди материалов сайта ВО присутствует большое количество статей, авторы которых, сообщая, в общем-то, интересные сведения, не имеют обыкновение указывать их источник. И в принципе по большому счету это и не требуется, ведь это журналистские, а не научные публикации. Однако в некоторых случаях ссылки на источники необходимы. Пусть даже читатели и не будут их никогда проверять и к ним обращаться, но это важно с точки зрения достоверности приводимых фактов. Ну вот возьмем, например, тему «неблагоустройства» Российской империи. Совершенно очевидно, что устроена она была не лучшим образом, иначе бы и не развалилась в 1917 году. Но… утверждая это, следует иметь в виду, что существовали отдельные частности, которые дают нам основания считать, что, «нечто» было совсем плохо, что-то развивалось, но недостаточным образом. А вот в каких-то направлениях делалось всего даже много.
Например, это касается такого явления, как благотворительность. Сегодня, в новых экономических условиях, это явление переживает свой очередной расцвет, однако интересно сравнить, а «как оно было при царе»? Этой темой несколько лет назад заинтересовался мой аспирант Александр Чудайкин, подготовивший диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, в которой собрал очень интересные факты относительно благотворительности в Пензенской губернии в конце XIX – начале ХХ века. Итак…




«В публикации «Обзор деятельности Общества призрения сирот крестьянского сословия 1-го земского участка Пензенского уезда, с основания Общества 30 апреля 1895 г. по 1 января 1898 г.» был поднят болезненный вопрос помощи детям сиротам. Автор материала, неназванный земский начальник Пензенского уезда, описывает катастрофическое положение детей сирот крестьянского сословия. «Сиротство во всех сословиях есть ужасное бедствие и горе, но ни где оно так не тяжело как в крестьянском быту, правда, круглый сирота крестьянин с голода не умрёт; но и только, поскольку некому позаботиться о его здоровье, некому подумать о его воспитании, и лишь за редким исключением из числа их не выходят люди заморенные, озлобленные и подчас порочные, кончающие мальчики-сироты, а девочки и того хуже» [1]. Автор сетует, что земские начальники уделяют мало внимания для решения этой проблемы: «Слов нет, что земские начальники должны и могут быть так сказать высшими опекунами сирот, но разве мыслимо тому же земскому начальнику, следить за жизнью и развитием сирот, разбросанных по всему участку, почему и заботы его сводятся лишь на охранение материальных крох, принадлежащих несчастным детям… Служа с лишком 20 лет по крестьянским и земским учреждениям, всё вышеуказанное мной наблюдалось с великой грустью» [2]. Именно этот факт повлиял на то, что было создано Общество призрения круглых сирот. Как пишет автор: «Но бог не без милости, а свет не без добрых людей, и собрать скромное благотворительное общество, которое по утверждённому в декабре 1894 г. министерством внутренних дел уставу, 30 апреля 1895 г. открыло свои действия, и теперь по прошествии более трёх лет на средства Общества воспитывается и призревается около 20 сирот и за всё это время не только не было ни в чём необходимым недостатка, но и имеется в настоящее время небольшое сбережение» [3]. Автор приводит и другие примеры достижений Общества. «Для наглядности действий Общества, считаю долгом сообщить следующие сведения, почерпнутые мной из отчётов, утверждённых общим собранием членов… Действительных членов, ежегодно вносящих не менее 3 р., 100 лиц различных сословий обоего пола, в том числе 12 крестьянских сельских обществ» [4]. Таким образом, автор статьи отстаивает принцип социальной справедливости, и не только подводит итоги деятельности Общества призрения круглых сирот, но и подвергает критике тех лиц, которые ответственны за помощь сиротам, за их пассивность в данном вопросе.


Известному в исследуемый период частному случаю благотворительности посвящена статья «О благотворительной деятельности князя Оболенского по благоустройству Никольской Петровки». В этой статье рассказывается о деятельности князя А.Д. Оболенского на поприще благотворительности в с. Никольская Петровка Городищенского уезда. Вот что говорит автор об этом факте. «Никольская Петровка, Городищенский уезд. Это село издавна славится в губернии и за пределами её хрустальным заводом, принадлежащем ныне князю А.Д. Оболенскому. Князь и княгиня А.А. Оболенская сделали его значительным культурным центром Городищенского уезда; они расходуют значительные средства на устройство в Петровке учебно-воспитательных и благотворительных учреждений для рабочих и местных крестьян: их заботами устроены и на их средства содержатся больница, аптека, одно из многолюднейших в губернии начальных училищ (свыше 200 учащихся при 4 преподавателях), школа рукоделия для девочек, народная библиотека и народные чтения со световыми картинами. В настоящем году выстроено для училища новое здание: по красоте архитектуры, обширности, удобству расположения всех помещений, по своему положению на берегу красивого пруда – это лучшее школьное здание в губернии и могло бы служить украшением не только уездного, но и губернского города, стоимость его вместе с флигелем для учительских квартир простирается до 20 тысяч рублей» [5]. 2 сентября состоялось освещение здания. Совершенно понятно, что информация о такой школе вышла за пределы Городищенского уезда. Говор крестьян о необычайном школьном доме в Петровке уже далеко распространился по деревням – нам пришлось слышать его не только во многих селениях Городищенского уезда, но и в Мокшанском и Саранском уездах» [6]. Автор информирует нас и о дальнейшем развитии школы. «Ввиду того, что население Петровки не довольствуется курсом начальной школы, князь и княгиня Оболенские предполагают преобразовать своё училище с начала будущего учебного года в двухклассное ведомство министерства народного просвещения» [7].

Именно таким материалом является авторская статья А.Ф. Селиванова «Благотворительность в Пензенской губернии в 1896 г». Автор указывает «Ведомство учреждений императрицы Марии собрало к Нижегородской выставке сведения о благотворительных учреждениях России, и недавно их издало. Из благотворительного сборника мы извлечём некоторые сведения о Пензенской губернии. В неё входило 29 благотворительных обществ и учреждений и в них призревалось 1146 человек. Кроме того, в ночлежном доме в Пензе пользовались ночлегом около 45 тысяч человек. Из призреваемых 1146 человек было взрослых 764 человека и детей 382. Благотворительных обществ было 3, и они главным образом были заняты выдачею нуждающимся пособий. Кроме того, общества эти содержат на свои средства: 1 богадельню, 1 ремесленную школу и 1 детский приют. Средства этих обществ состоят из капиталов 23 350 р., частных взносов – 1050 р., разных поступлений и пожертвований 6300 р. и пособий 675 р.» [8]. В статье также описывается динамика роста благотворительных учреждений. «Самое раннее по времени основания из благотворительных учреждений губернии относится к 1845 г., а всего более их было основано в девяностых годах. Из всего этого краткого обзора видно, что число благотворительных учреждений недостаточно. В последние три года (1897-1899) мы видим, что число благотворительных учреждений в губернии всё увеличивается, и они расширяются. Открыто благотворительных обществ 20 и 11 из них при учебных заведениях… Ежегодно на благотворительность в Пензенской губернии тратится не менее 200 тысяч рублей. Нельзя не пожелать, чтобы в Пензе и других городах открывались бы городские участковые попечительства, как в Москве, Харькове и т.д.» [9].

В 1904 г. были размещены две заметки «О пожертвованиях на военные нужды, в связи с началом русско-японской войны», где сообщалось, что «лишь только слух о начале военных действий на Дальнем Востоке достиг сёл и деревень, сельские общества четырёх волостей Городищенского уезда Вороновской, Шугуровской, Бортяневской и Н. Борнуковской, тотчас же стали собирать сходы, для обсуждения средств, которые они могли бы пожертвовать на нужды войны… Так как за последнее трёхлетие почти все сельские общества второго участка путём сбережения доходов образовали у себя запасные капиталы, общая сумма которых… простирается до 10000 р., то пожертвования на нужды войны, не вызывая никаких обложений, не представили затруднения, и выразились в общей сумме 4500 р., кроме того, крестьянки этих волостей, желая внести и свою лепту на помощь доблестному воинству, собрали 35000 аршин холста, полотенец, валенки, бельё и т.п. Денежные пожертвования земский начальник представил начальнику Губернии вместе с ходатайством крестьянских обществ повергнуть к стопам его императорского величества их верноподданнические чувства и готовность грудью постоять за Царя-Батюшку и Святую Русь» [10]. В другой заметке сообщалось «Учениками пензенской 1-й мужской гимназии пожертвовано в кассу управления Российского Общества Красного Креста 100 р. на помощь раненым и больным воинам на Дальнем Востоке, и, кроме того, служащие в гимназии ежемесячно согласились, отчислять из жалования 1% в это же Общество и на те же нужды впредь до окончания войны, причём за февраль месяц 1904 г. передано господину казначею Общества Красного Креста 20 и 21 февраля, под квитанцию за № 20 и 21» [11]. Также «Ведомости» сообщали, что «чины Пензенско-Симбирского управления Земских и государственных имуществ, а также местные чины Пензенской и Симбирской губерний постановили отчислять на потребность войны России с Японией, в течение этой войны, 2% от получаемого жалования» [12].

Остальные публикации ПГВ 1906 г. носили гражданский характер, что никоим образом не сказывается на их актуальности. В этой связи большой интерес представляет статья «О помощи голодающим в Мокшане». Материал рассказывает о деятельности Мокшанского уездного комитета общеземской организации по помощи голодающему населению. Вот что сообщается: «Уездный комитет общеземской организации оказывает помощь голодающему населению уезда в 65 пунктах за исключением столовых, открытых госпожой Андреевой, относительно которых сведений в комитет нет. Помощь оказывается 4250 лицам и главным образом детям, старикам и больным всякого возраста. В одних пунктах устроены столовые, где получают: щи с маслом или солониной, пшённую кашу с маслом и по 1 фунту хлеба на едока, в других же местах происходит выдача печёного хлеба от 1,5 до 2 фунтов на человека в день, и в третьих выдаётся мука по 30 фунтов взрослому и 20 фунтов детям на месяц…» [13]. Большую помощь в этом деле оказывал губернский благотворительный комитет «С января месяца губернским благотворительным комитетом отпущено 8000 р., выдано 6745 р. 23 к. и состоит на лицо 1254 р. 77 к.» [14]. Впрочем, автор статьи предостерегает, что несмотря на такую значительную помощь, голод может повториться вновь и в гораздо больших масштабах. «Благодаря большим запасам хлеба в общественных магазинах, щедрой ссуды от казны и своевременной помощи земской организации, прошлогодний недород хлеба прошёл для населения не особенно чувствительно…, но страшно подумать, что будет в этом году. От Пасхи до настоящего времени не было ни одного дождя. Палящее солнце сожгло всю траву; рожь выкосилась и начинает зацветать, а между тем она выросла на 10 вершков от земли, а яровые в большинстве случаев не взошли, а где и взошли, то не радуют. Если не пройдут дожди на этих днях, то можно с уверенностью сказать, что будет страшный голод, как для людей, так и для скота» [15]. В связи с этим, следует особо подчеркнуть, что угроза голода в Пензенской губернии сохранялась практически постоянно.

Издание также публиковало материалы, информирующие о достаточно оригинальных фактах благотворительной деятельности. Так, например, заметка «Счастливые невесты» рассказывает о случае, когда неизвестным благотворителем была пожертвована определенная сумма на замужество нескольким девушкам. «Ведомости» по этому поводу сообщали: «24 июня в 11 часов дня, в зале Городской Думы, причтом Кафедрального Собора была совершена панихида по неизвестному благотворителю Иванову, пожертвовавшему 20 тысяч р., на выдачу из процентов этого капитала пособия бедным невестам из жительниц г. Пензы по выходе в замужество. После этого дан был жребий на право получения пособия 45 девицам. По вынутому жребию это право получили: дочь цехового Евдокия Васильевна Алёхина 16 лет, дочь крестьянина Екатерина Васильевна Сироткина 18 лет, дочь мещанина Матрёна Григорьевна Окорокова 18 лет и дочь мещанина Елена Васильевна Разехова 23 лет» [16]. Поистине, удивительный случай, когда благотворительная помощь была оказана девушкам, не имеющим средств на сбор приданного.

Тема распространения нищенства, постоянно поднимавшаяся на страницах издания, была затронута в статье «Пензенские нищие». По поводу повального распространения этого социального явления в губернском центре автор пишет следующее: «В вашей газете уже неоднократно говорилось о том, что Пенза в последние годы подверглась нашествию и осаде со стороны нищих и вообще всяких попрошаек, отравляющих жизнь горожан. Не только на Московской улице, но и на Лермонтовском сквере, даже на других улицах вас постоянно останавливают, то пропойца какой-нибудь, то «отставной канцелярист», то «административно-высланный» или «бежавший из ссылки», то попросту хулиган-расшибайло, около которого вы даже днём побоитесь вынуть кошелек, то учитель «сгоревший из Сызрани, и вот уже который год никак не могущий доехать до какого-то города, хотя у него не хватает нескольких копеек». А вот и прилично одетый господин, у него, видите ли, на хлеб есть, но не хватает пяточка на чай. Здесь юродивые: или с клюками, или с обвязанной головой, или даже на животе ползущий по тротуарам Московской улицы. Тут с топором и пилой безработный рабочий – ему нужно на «хлеб и постоялый» [17]. Автор считает, что органы внутренних дел лишь отчасти могут повлиять на исправление ситуации. «Мы готовы спросить, а что может сделать одна полиция с указанным злом? Да почти ничего. Разве что остановить чересчур назойливого попрошайку. В самом деле, представьте, что полиция войдёт во все свои права и в один прекрасный день задержит сразу всех нищих. Вот прекрасно-то, подумает обыватель. Но позвольте, а дальше-то что? Полиция задерживает, скажем, 100 человек. В участке их разбирают. Выясняется, например, что 50 из них иногородние, а остальные 50 – пензенские мещане. Иногородних полиция высылает по этапу, по месту жительства, а местных отпускает в мещанскую управу для дальнейших распоряжений. По закону мещанская управа должна призревать неимущих и немощных своих членов [18]. По мнению автора, такой разгул нищенства связан с тем, что «…у нас в городе нет органа, который бы специально ведал дело борьбы с попрошайничеством и объединял бы в этом отношении деятельность общественных и благотворительных учреждений. А между тем, создание такого органа весьма необходимо» [19]. В статье критикуется и деятельность благотворительных учреждений «… в Пензе действует много частных благотворительных обществ. Только нет у нас такого прекрасного в идее учреждения, как дом трудолюбия. Но деятельность всех этих обществ и учреждений не отличается взаимной согласованностью и цельностью. А между тем объединение деятельности всех указанных общественных и благотворительных учреждений решительно необходимо. Только будучи приведена в систему и направлена в одно общее русло, деятельность их даст плоды, и достигнет своей цели» [20].

В статье автор ссылается на опыт других городов по борьбе с нищенством. «Для борьбы с нищенством в Петербурге и Москве существуют особые комитеты для разбора нищих. В состав этих комитетов входят представители городских, земских и сословных учреждений, а также представители благотворительных обществ. Полиция задерживает на улице всех попрошаек и отправляет их в комитет для разбора нищих. Там их действительно разбирают: те, кто в самом деле не может работать и ничего не имеет, отправляются в богадельни или получают ежемесячные пособия, а тунеядцы привлекаются к ответственности, причём пришлые непременно высылаются по этапу с воспрещением обратного приезда в столицы» [21]. В статье предлагается и ряд репрессивных мер по борьбе с нищенством. «Разумеется, радикальной борьбы с нищенством не может быть до тех пор, пока не будут приняты в этом отношении решительные законодательные меры. Большинство нищих – здоровые и трудоспособные люди, просто не желающих ничего делать. Они избрали нищенство своей профессией не по нужде, а в следствии лени и нравственной распущенности… Для борьбы с такими нищими разумеется нужна не благотворительность, а репрессии, для сего необходимы соответствующие законы. Необходимо всех трудоспособных тунеядцев подвергнуть заключению и принудительному труду в особых работных домах» [22]. Достаётся в статье и обществу в целом за чрезмерно мягкое отношение к такому феномену, как нищенство. «Большая вина в развитии нищенства падает и на наше общество, в массу которого ещё очень слабо проникли трезвые и здоровые взгляды. Вместо них у нас везде царит либеральная маниловщина и тенденции ложной филантропии, в действительности являющейся малодушием и большим злом» [23]. Статья подытоживается следующим предложением: «Учреждение в Пензе комитета для разбора нищих улучшило бы положение дела и в этом отношении, так как тогда население знало бы, что комитет исследует положение всех нищих, и те из них, кто действительно нуждается и не может работать, получают необходимую помощь. А если бы население знало, то оно менее бы покровительствовало тунеядству и менее поощряло бы его, относясь с большой разборчивостью, чем ныне, к пристающим на улице попрошайкам».

П.С. Таким образом очевидно, что многие задачи прошлого решались так же, как и сегодня, то есть перекладываются на плечи общественности… А многие явления в обществе оказались неизжитыми более чем за 100 лет!

1. Пензенские губернские вести. «Обзор деятельности Общества призрения круглых сирот крестьянского сословия 1-го земского участка Пензенского уезда, с основания Общества – с 30 апреля 1895 г. по 1 января 1898 г». № 60. 1898. С.3.
2. Там же.
3. Там же.
4. Там же.
5. ПГВ. «О благотворительной деятельности князя Оболенского по благоустройству Никольской Петровки». № 224. 1898. С.3.
6. Там же.
7. Там же.
8. Селиванов А.Ф. «Благотворительность в Пензенской губернии в 1896 г.». ПГВ. № 218. 1899. С.3.
9. Там же.
10. ПГВ. «Пожертвования на военные нужды, в связи с началом русско-японской войны». № 54. 1904. С.3.
11. ПГВ. «Пожертвования на военные нужды, в связи с началом русско-японской войны». № 54.1904. С.4.
12. Там же.
13. ПГВ. «О помощи голодающим в Мокшане». № 110. 1906. С.2.
14. Там же.
15. Там же.
16. ПГВ. «Счастливые невесты». № 136. 1908. С.3.
17. ПГВ. «Пензенские нищие». № 145. 1908. С.2.
18. Там же
19. Там же.
20. Там же.
21. Там же.
22. Там же.
23. Там же.
Автор: А. Чудайкин, В.Шпаковский


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

375
Похожие новости
07 октября 2018, 13:00
16 октября 2018, 14:30
12 октября 2018, 00:30
09 октября 2018, 17:15
11 октября 2018, 16:00
11 октября 2018, 16:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 октября 2018, 04:15
13 октября 2018, 12:30
12 октября 2018, 00:45
12 октября 2018, 00:30
10 октября 2018, 21:15
11 октября 2018, 16:00
12 октября 2018, 22:45