Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ближневосточный узел

Ситуация в Ливии и вокруг нее не менее важна для будущего расклада сил в регионе
Соперничество внутренних и региональных игроков, среди которых выделяются ОАЭ, АРЕ и Катар, перебрасывающий в бывшую Джамахирию оружие и наемников через Чад и Судан, а также Франции и Италии, не говоря уже об инициативах ООН, в полной мере демонстрирует, что представляют собой ближневосточные противоречия. Благо, для пресечения потока нелегальных мигрантов из Африки в ЕС Ливия, даже если забыть о ее нефтяных ресурсах, страна ключевая.
Представленная вниманию читателя статья основана на материалах эксперта Института Ближнего Востока А. Быстрова.
«Дорожные карты» из рукава
Фельдмаршал Х. Хафтар заявил, что действие Схиратского соглашения (политический документ о разрешении ливийского кризиса, подписанный 17 декабря 2015 года в марокканском городе Схират представителями основных фракций. – Е. С.) истекло. Все органы, созданные на его основе, «автоматически утратили свою легитимность». Сейчас в Ливии действуют поддерживаемые международным сообществом и созданные на основе Схиратского соглашения Президентский совет и Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемые Ф. Сараджем, и «восточный кабинет министров» А. ат-Тани, лояльный палате представителей в Тобруке, которую поддерживает командующий ЛНА фельдмаршал Хафтар, считающийся политическим оппонентом Сараджа.
Проект новой «дорожной карты» разрабатывается при участии Алжира с привлечением лидера тунисских «Братьев-мусульман» Р. Ганнуши. Последний консультируется о приемлемости кандидатуры Хафтара в качестве будущего министра обороны с триполитанскими и мисуратовскими «братьями». Москва и Каир гарантировали Сараджу в случае принятия им такого проекта, что Хафтар и его силы не будут пытаться взять столицу Ливии штурмом. Сараджу и его министру иностранных дел дали понять, что в случае реализации такого сценария возможно частичное ослабление оружейного эмбарго. Об этом Правительство национального согласия Ливии просит Совбез ООН для снабжения береговой охраны и президентской гвардии.
Из заявления Хафтара и паники в Триполи в отношении возможного наступления сил Тобрука на ливийскую столицу следует только то, что Сарадж до истечения действия Схиратского соглашения ответа на российско-египетские предложения не дал. ОАЭ и АРЕ, поддерживающие Хафтара, не верили ему и готовились к силовому решению дискуссий о путях выхода из ливийского тупика, в том числе переброской переоборудованных в Болгарии на предприятиях Э. Принса самолетов сельхозавиации, которые теперь могут использоваться как фронтовые бомбардировщики Французы же подгадали под текущий момент инициативу о проведении военно-полицейской операции по борьбе с работорговлей на побережье Ливии в пунктах вокруг Триполи…
Ни выборов, ни войны
Предстоящие президентские и парламентские выборы в Ливии должны состояться до 30 сентября 2018 года, но очевидно, что палата представителей в Тобруке и Хафтар сделают все, чтобы сорвать их. На бумаге и в официальных заявлениях при переговорах с западными партерами и он, и Сарадж согласны с необходимостью проведения всеобщего голосования. При этом Сарадж хочет сохранить для себя пост премьера. Хафтар, заявляющий, что его армия будет подчиняться только вновь избранным президенту и парламенту, понимает: добиться на предстоящих выборах абсолютного успеха он и его сторонники не смогут.
Подчиняться Сараджу фельдмаршал не желает, однако не может ни подчинить военным путем основные районы Триполитании и Киренаики, ни диктовать условия и обеспечить нужный себе исход голосования. Большинство районов юга Феццана вне его контроля, как и Триполи. В Бенгази периодически вспыхивают бои с исламистами, которых поддерживает Мисурата.
Помимо Хафтара и Сараджа, существуют другие центры силы. Прежде всего это Мисурата, где крепнут позиции выступающих против компромиссов с Хафтаром. Убийство 18 декабря мэра Мисураты М. Эштеви, бывшего сторонником диалога с ним, об этом свидетельствует. Одним из главных оппонентов Хафтара и организатором убийства Эштеви эксперты полагают командира самого сильного клана и вооруженного отряда Мисураты «Бригады Аль-Марса» С. Бади, который концентрирует отряды в районе Сирта для организации наступления на силы Тобрука в городе Джуфра, ключевом пункте контроля над путями в Феццан и месторождениями «нефтяного полумесяца».
Бывший премьер-министр Ливии М. Джебрил появился в ноябре в ливийской столице, где реанимировал деятельность партии «Альянс национальных сил». Его поддерживает одна из самых мощных вооруженных групп столицы – «милиция Навайси», охраняющая административные здания Триполи и инфраструктуру города. Среди других столичных политиков можно отметить бывшего посла в Абу-Даби А. Али Найеда, связанного с Тобруком, и его Ливийский институт перспективных исследований. Председатель президентского совета при Сарадже А.-Р. аль-Свейли стимулирует вооруженное противостояние между силами Хафтара и мисуратовцами и одновременно ведет переговоры с бывшим премьером от исламистского Всеобщего национального конгресса Х. аль-Гвейли. Все они, кроме Али Найеда, оппоненты Хафтара.
Каддафи от клана зинтан
Сын покойного главы Ливии С. аль-Ислам Каддафи намерен участвовать в выборах президента. О начале его политической деятельности стало известно в середине октября. Адвокат семьи Каддафи Х. аз-Заиди рассказал телеканалу «Аль-Арабия», что тот участвует в жизни ливийского общества и поддерживает контакты с лидерами племен. 44-летний старший сын М. Каддафи от второго брака рассматривался отцом как вероятный преемник.
По образованию он архитектор и инженер, учился в Австрии и Великобритании. Окончил Лондонскую школу экономики и политических наук. Возглавлял международный благотворительный фонд имени отца. Был арестован в ноябре 2011 года ополченцами из Зинтана, когда ехал на машине к границе с Нигером. Апелляционный суд в Триполи 24 июля 2015 года заочно вынес ему смертный приговор, обвинив в преступлениях против ливийского народа, совершенных во время «революции 17 февраля». Однако зинтанцы отказались выдать узника столичным властям, с которыми враждовали после падения режима Каддафи, и в начале июня С. аль-Ислама освободили из тюрьмы.
Его возвращение в активную политическую жизнь Ливии не западный проект создания новой компромиссной фигуры. В этом качестве его не примут в Тобруке, Бенгази, Мисурате и ряде триполитанских кланов. Выдвижение сына Каддафи – инициатива клана зинтан для создания противовеса Хафтару. Военная экспансия того на запад страны и захват основных нефтяных месторождений «ливийского полумесяца» племенную верхушку зинтан встревожили, став причиной для роста напряженности между недавними союзниками. Именно зинтановцы тайно стимулировали сопротивление племенных групп в центральной Ливии и Феццане военной экспансии Хафтара летом-осенью 2017 года.
Аль-Ислам, помимо контроля над зарубежными авуарами семьи бывшего ливийского лидера, пользуется поддержкой племени каддафа. Он стоял за проектом встраивания исламистов в политическую структуру Ливийской Джамахирии на последнем этапе правления отца и с тех пор обладает не только наработанными контактами с рядом лидеров ливийских «Братьев-мусльман» и джихадистов (среди них бывший руководитель Ливийской исламской боевой группы А. Бельхадж), но и компроматом на них. Поэтому триполитанцы и требовали от зинтан выдачи аль-Ислама, чтобы, казнив его, закрыть вопрос с возможным обнародованием досье.
Об участии сына Каддафи в политпроцессе (притом что клан зинтан – самый сильный в стране по боевому потенциалу) стало известно спустя считаные дни после заявления Хафтара о том, что армия не будет подчиняться ни одной политической структуре, не имеющей законной поддержки народа. Он назвал диалог между ливийскими сторонами, в том числе достигнутое ими политическое соглашение, «договором только на бумаге». Как считает командующий ЛНА, правительство национального согласия «наделено несуществующей властью». По словам Хафтара, ЛНА более года сотрудничала с международным сообществом, выдвигая собственные инициативы, чтобы добиться продвижения политического процесса в Ливии, но это «не привело ни к каким результатам».
Хафтар по сути дезавуировал свое участие в любых соглашениях с премьер-министром Правительства национального согласия Сараджем, за которым стоят Италия и спецпредставитель ООН по Ливии Г. Саламе. Он акцентировал неприятие любых схем новой ливийской власти, где не был бы главнокомандующим силовыми структурами. Такие заявления поддерживают его спонсоры ОАЭ, АРЕ и Франции. По мнению Хафтара, «Ливия вступает в опасный период обострения ситуации внутри страны, особенно в регионах». Это означает срыв мирных инициатив и переговоров и возвращение к троевластию: палата представителей в Тобруке, триполитанские кланы и правительство Сараджа, а также западноливийский клан зинтан, выдвинувший свою политическую альтернативу для выхода из патовой ситуации.
Катар-провокатор
15 января действующие в пригороде Триполи боевики исламистского формирования «Аль-Бакара» атаковали расположенную на территории аэропорта «Митига» тюрьму и попытались освободить заключенных, большинство из которых проходят по делам, связанным с терроризмом, в том числе с группировками «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещенными в России). Нападавшие встретили отпор контролирующих аэропорт Сил сдерживания спецназначения при МВД Правительства национального согласия Сараджа. В боях погибли 20 человек и более 60 ранены. Стоявшие на взлетном поле самолеты были повреждены, а все рейсы перенаправлены в расположенный в 200 километрах восточнее город Мисурату.
Митига – военный аэродром, принимающий и международные рейсы, поскольку главная воздушная гавань Триполи пострадала во время столкновений, вспыхнувших в июле 2014 года между вооруженными повстанцами «Зинтанской бригады», лояльными фельдмаршалу Хафтару, и происламистским альянсом «Рассвет Ливии». Тогда в боях была уничтожена инфраструктура этого транспортного узла – 90 процентов самолетов повреждены или сожжены, разрушена контрольно-диспетчерская вышка, ВПП требует капитального ремонта. В прошлом вооруженные столкновения неоднократно приводили к сбоям в работе Митиги. Но силы Хафтара или «Зинтанской бригады» к последним событиям отношения не имеют.
Конфликт не исчерпывался стремлением бойцов «Аль-Бакара» освободить сторонников, арестованных сотрудниками основной полицейской силы в Триполи «Бригады Рада» под командованием А. Кара, подразделения которого выступают основными гарантами безопасности Правительства национального согласия Сараджа. Именно против последнего и была направлена вооруженная провокация. Этому предшествовала подготовительная переговорная работа между командиром «Аль-Бакара» Б. Халфаллахом и двумя представителями прокатарской платформы в исламистском крыле Триполи, бывшим премьер-министром аль-Гвейли и радикальным муфтием Ливии С. аль-Гарьяни.
При этом «Аль-Бакара» официально входит в ливийскую армию под названием «Пехотная бригада 33», которая подчинялась до недавнего времени правительству Сараджа. Оба указанных выше триполитанских полевых командира в настоящее пытаются ослаблить Сараджа в его попытках согласовать с Хафтаром создание единых правительства и армии. Переговоры на эту тему проходили весь январь в Каире под эгидой египетского президента, и на днях ожидалась трехсторонняя встреча с участием А. Ф. ас-Сиси, Хафтара и Сараджа и объявление прорывных решений на эту тему. События в Митиге — попытка сорвать этот процесс и дискредитировать полномочия Сараджа, продемонстрировав, что он «не в достаточной степени» может контролировать даже собственную армию.
Одновременно события в Митиге давали возможность переориентировать основные авиаперевозки на контролируемый катарцами и турками аэропорт в Мисурате, заблокировав поставку материально-технической поддержки Италии и ООН правительству Сараджа. За этим стоит Доха, усилившая в последнее время финансирование подрывных операций как прямым спонсированием своих креатур в Ливии, так и переброской караванов с оружием через судано-чадско-ливийскую границу подконтрольным отрядам. Основная цель Дохи – сорвать всеобщие выборы в Ливии и избежать блокирования сторонников в Мисурате.
Отметим, что попытка катарцев и их сателлитов провалилась. Сарадж продемонстрировал управленческий потенциал и степень влияния на отряды в подконтрольной ему части армии. На его стороне в событиях, помимо «Бригады Рада», принимали участие 10 различных вооруженных группировок. Среди них триполитанцы под командованием Х. Таджури и Х. аль-Кикли. Сведения о ситуации они получали напрямую от американцев, задействовавших для этого разведсамолет, базирующийся на итальянском острове Пантеллерия и во время боев барражировавший над ливийской столицей. Это говорит о том, что США имеют прямой канал обмена развединформацией с соответствующими структурами Сараджа.
Судан, Чад и контрабанда
Ливийские вооруженные силы (при участии ВВС) провели масштабную военную операцию против бандформирований из Чада к югу от оазиса Джагбуб в сторону Куфры, неподалеку от приграничной полосы с Египтом. Колонну внедорожников обнаружили французские летчики (группа боевых самолетов и вертолетов Франции базируется на базе ВВС рядом с Бенгази), которые передали ее координаты ВВС Ливии. Оазис Куфра лежит на пересечении логистических каналов контрабанды оружия и нелегальных миграционных потоков. Основную роль в контрабанде играют суданский коридор и приграничные области Чада. Атака свидетельствует, что караваны с оружием (в данном случае катарским) продолжают идти в Ливию.
Примерно месяц назад Хартум под давлением Эр-Рияда объявил об ужесточении мер погранконтроля и перебросил туда новые силы джанджавидов, попутно ликвидировав мятеж одного из полевых командиров этого формирования, решившего контролировать потоки оружия без указаний из Хартума. Переброска грузов в Чад и оттуда в Ливию говорит о том, что суданские спецслужбы (они стоят за всей контрабандой через страну — от оружия до топлива и мигрантов) изменили схему, сделав упор на чадские логистические маршруты. Таким образом, минимизируется формальная роль в этих операциях Хартума и успокаивается Эр-Рияд.
Использование чадского транзита для суданских спецслужб большого труда не составляет в силу прозрачности границ и наличия на сопредельных территориях в этом районе одной племенной группы – загава. Из них состоит ДСР. Она была создана в ходе борьбы этнических загава против Хартума для получения социальной автономии и инкорпорации членов этой группы в официальные силовые структуры Судана. Ее возглавил И. Халиль, входивший в племенную верхушку загава и использовавший Чад как тыловую базу.
На тот период он пользовался поддержкой чадского президента И. Деби (также загава) и контактировал с руководством посольских резидентур французских и американских спецслужб в Нджамене. После того как Деби помирился с суданским президентом О. аль-Баширом, нужда в Халиле у чадского лидера отпала. Он начал его опасаться из-за борьбы в племенной верхушке загава. Халиль попал в засаду во время перехода из Чада в Судан после возвращения из Ливии. Осведомленность суданских спецслужб эксперты связывают с наводкой из Нджамены. Группировку возглавил брат Халиля Хусейн.
Вскоре ДСР распалась, значительная часть примирилась с Хартумом и влилась в ряды джанджавидов, а остальные во главе с Хусейном пробрались в Южный Судан, где воевали на стороне властей против мятежников нуэр бывшего вице-президента Р. Машара. Там они до сих пор часть системы безопасности южносуданского президента С. Киира. В Куфре действует «примирившаяся» с Хартумом часть ДСР. Спецслужбы Ливии времен Каддафи подкармливали ДСР и использовали его в том числе для дестабилизации обстановки в Судане (отношения Каддафи с аль-Баширом, были неоднозначны). В период свержения ливийского лидера Халиль вместе со своей тогда еще единой группой воевал на стороне Каддафи. Так что территория Ливии сторонникам ДСР прекрасно знакома и у них налажены связи с местными племенами.
То, что французский самолет-разведчик навел ВВС «ливийской армии» Хафтара (вернее – самолеты ЧВК Э. Принса) на караваны с оружием, лишний раз подтверждает: они были катарскими и оружие шло подконтрольным катарцам силам в Мисурате. Это свидетельствует, что Доха пока не настроена участвовать в предложенном ООН плане выхода из ливийского кризиса и старается сорвать выборы. Использование для контрабанды прокатарским группировкам чадской территории (Деби формально является союзником Хафтара) понятно: Доха хорошо платит за услуги. Переориентация суданцами части каналов контрабанды на Чад приносит местным властям немалый доход…
Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока
Источник

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

837
Похожие новости
18 августа 2018, 14:00
15 августа 2018, 17:15
18 августа 2018, 14:00
17 августа 2018, 13:15
17 августа 2018, 10:30
16 августа 2018, 09:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2018, 03:15
13 августа 2018, 22:45
17 августа 2018, 19:15
15 августа 2018, 09:30
14 августа 2018, 17:00
13 августа 2018, 16:45
15 августа 2018, 09:00