Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Боевик ДАИШ о планах группировки на случай поражения в Сирии

Как заявил в эксклюзивном интервью газете «The Independent» боевик ДАИШ, группировка выживет даже в случае поражения в нынешней войне за Сирию и Ирак. Тридцатилетний ветеран из северо-восточной Сирии, называющий себя именем Фарадж, утверждает, «когда мы говорим, что Исламское Государство (ДАИШ) бессмертно и непобедимо, это не просто поэтическая или пропагандистская фраза». Он заявляет, что группировка намерена восстановить свои силы в Саудовской Аравии, Ливии и Тунисе, добавляя, что «у ДАИШ имеются также «спящие» агенты во всем мире, и их число постоянно растет».

В своем описании жизни в ДАИШ Фарадж объясняет, что всего год спустя после провозглашения халифата вслед за захватом Мосула в 2014 году, его лидеры уже предвидели возможное военное вторжение. Он раскрывает прежде неизвестные подробности тесного сотрудничества между ДАИШ и Турцией,  а также рассказывает о том, до какой степени  проникновение иностранных боевиков в Сирию с целью участия в войне на стороне ДАИШ оттолкнуло от движения местное население, поскольку это сопровождалось принуждением и вмешательством в их жизнь.

В разговоре посредством приложения WhatsApp из неизвестного места за пределами Сирии  на условиях сохранения втайне своего настоящего имени, Фарадж заявил, что когда он впервые услышал «от моих эмиров (командиров), что ДАИШ победит даже если потерпит военное поражение в Сирии и Ираке, я думал, что они просто вдохновляют и приободряют нас, или скрывают свое поражение». Однако, вскоре он обнаружил, что лидеры ДАИШ предпринимают заблаговременные практические меры для создания баз движения во всем мире. Около года назад один ливийский командир сказал ему, что возвращается в Ливию «для выполнения определенной миссии, и вернется через два месяца».

Важно подчеркнуть, что еще в августе 2015 года, когда группировка ДАИШ была близка к максимуму своей территориальной экспансии, после захвата в мае Эр-Рамади в Ираке и Пальмиры в Сирии, она уже готовилась к будущему поражению. Фарадж заявляет, что мировые державы недооценивают способность ДАИШ к выживанию, поскольку не понимают привлекательности ДАИШ и ее идеологии для тех, кто находит свое нынешнее положение неприемлемым. Он  говорит: «Я, как и мои командиры и товарищи, воюю против тирании и несправедливости, которые я ощущал на себе прежде».

Родом Фарадж из суннитской арабской деревни между городами Эль-Хасака и Эль-Камышлы в преимущественно курдском северо-восточном регионе Сирии. Он хорошо образован по сравнению с большинством членов группировки ДАИШ, поскольку получил диплом педагога на факультете образования университета Эль-Хасака. Он вступил в группировку Джабхат аль-Нусра вместе со своими родственниками в 2012 году. Известный как сирийский филиал Аль-Каиды, фронт аль-Нусра недавно заявил о разрыве своих связей с Аль-Каидой и изменил название на Джабхат Фатах аль-Шам. Однако, когда боевики ДАИШ вошли в родную деревню Фараджа и предложили присоединиться к их движению, он сделал свой выбор и стал членом ДАИШ.

Его рассказы очевидца о событиях в ДАИШ, и в особенности о связях группировки с Турцией, весьма показательны, поскольку они не исходят от озлобленного бывшего члена ДАИШ, пытающегося дистанцироваться от собственного прошлого. Он говорит, что больше не является боевиком вследствие возникших разногласий с ДАИШ, которые он  не поясняет, но «я остаюсь сторонником ДАИШ, поскольку я твердо верю в разумное начало и цель движения». Интересно, что он находит группировку ДАИШ привлекательной не столько из-за ее радикальной религиозной идеологии, сколько из-за того, что она является эффективным и хорошо организованным механизмом протеста. Он говорит: «ДАИШ – наилучшее решение для исправления пороков авторитарных режимов региона».

Говоря о турецкой военной интервенции в Сирии, начавшейся 24 августа, Фарадж помогает найти объяснение загадочным событиям, происходившим в тот момент. Когда турецкие танки и подразделения сирийских повстанческих группировок, противостоящих ДАИШ, вошли на территорию города Джераблус на реке Евфрат, ДАИШ уже знала об их приходе и не сделала никаких попыток оказать сопротивление. Это представляло собой разительный контраст с ожесточенным сопротивлением, которое оказали боевики ДАИШ при защите города Марбидж, расположенного несколько южнее, от нападения Сирийских демократических сил (SDF), связанных с курдскими Отрядами народной самообороны (YPG). Группировка ДАИШ потеряла предположительно около 1000 человек убитыми в наземных схватках и в результате бомбовых ударов американской авиации.

Это сообщение появилось в тот момент, когда боевики ДАИШ отступили из Джераблуса в направлении своего укрепленного района в аль-Баб, однако у Фараджа имеется другое объяснение. Он говорит: «Когда турецкая армия вошла в Джераблус, я разговаривал с моими друзьями, которые были там. На самом деле, бойцы ДАИШ вообще не покидали города, а просто сбрили свои бороды».

Он делает сенсационные заявления о степени взаимодействии между ДАИШ и Турцией годом  раньше, в связи с обороной селения Эт-Телль-эль-Абьяд, еще одного пропускного пункта на границе между Турцией и Сирией, который был исключительно важным каналом поставок для ДАИШ вследствие своего расположения в 100 километрах к северу от сирийской столицы ДАИШ Эр-Ракки.

Летом 2015 года силы YPG, наступавшие с востока и запада, при сильной поддержке американской авиации захватили Эт-Телль-эль-Абьяд в клещи, что существенно осложнило для ДАИШ оборону селения. Фарадж был участником группы боевиков из 150 человек, отбивавших атаку YPG. «Турция оказывала большую поддержку ДАИШ», вспоминает он. «Когда я был в Эт-Телль-эль-Абьяд в мае 2015 года, мы получили от пограничников много оружия и боеприпасов без всяких препятствий». Именно таковы были в течение долгого времени обвинения в адрес Турции со стороны курдов, но, возможно только сейчас впервые их заявления о сотрудничестве Турции и ДАИШ получили подтверждение из уст боевика, принимавшего непосредственное участие в событиях.

Турецкие правительственные чиновники неоднократно отвергали все обвинения в содействии ДАИШ, а также в поставках оружия для группировки через территорию Турции.

Будучи сирийским арабом-суннитом, Фарадж критически настроен по отношению как к Туркам, так и к курдам. Он выражает негативное отношение к турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, но при этом добавляет, что «он гораздо лучше арабских диктаторов». В то же время, он считает Эрдогана «ответственным за разрушение Сирии» путем разжигания конфликта с курдами в Турции, который перекинулся через сирийскую границу, а также «поддержки ДАИШ и внедрения группировки в Сирию».

Защитники действий Турции утверждают, что сколь бы ни была Анкара толерантна по отношению к ДАИШ ранее, они  находятся в состоянии войны уже в течение года. Имели место неоднократные теракты в Турции, организованные ДАИШ, включая взрыв в международном аэропорту Стамбула, унесший 42 человеческие жизни. Кульминацией стал теракт смертника на курдской свадьбе в Газиантепе 20 августа, при котором погибли 54 человека, в том числе 21 ребенок. Однако, несмотря на антиигиловскую риторику Эрдогана, сдержанная реакция ДАИШ на турецкое вторжение указывает на то, что взаимопонимание между ДАИШ и Турцией, столь прочное и откровенное в прошлом, возможно, еще не полностью разрушено.

Парадоксально, что хотя Фарадж с большим энтузиазмом относится к распространению идеологии ДАИШ на зарубежные страны, он крайне критично воспринимает иностранных боевиков, проникающих в Сирию для того, чтобы воевать за самопровозглашенный халифат. Он считает, что эти иностранцы, британцы, французы и турки, удивительно невежественны в вопросах ислама и местных обычаев, часто движимы лишь обычной скукой или тяжелой обстановкой в семье, и они полезны только для целей пропаганды и в качестве террористов-смертников.

Он говорит: «Когда группировка ДАИШ пришла в Сирию, местные жители были очень довольны и приветствовали их. Люди верили, что ДАИШ будет их защитницей, однако с психологической и социальной точки зрения, они не могли смириться  тем, что их жизнь оказалась в распоряжении иностранных командиров. Например, жители Эр-Ракки выражали  недовольство, когда эмир из Саудовской Аравии заставил их женщин носить никаб. Любых местных жителей  раздражало бы, если бы иностранцы вмешивались в их жизнь,  не как гости, а как правители, которые требуют подчинения своим приказам. Я, например, был очень разозлен, когда какой-то тунисец приказал мне идти в мечеть и ударил палкой по спине».

Фарадж находит некоторое утешение в мысли о том, что поведение опытных, но жестоких курдских боевиков из Турции, пришедших в качестве командиров в отряды народной самообороны в Сирии в 2012-2013 годах, совершали подобное насилие в отношении местных сирийских курдов. Турецкие курды-офицеры, возглавлявшие обучение бойцов, всю свою жизнь провели в военных лагерях и «были жестокими людьми, никогда не знавшими обычной гражданской жизни». Он предполагает, что сирийцы, поддерживающие правительство в Дамаске, с такой же враждебностью реагируют на необходимость подчиняться приказам их российских и иранских союзников.

Война в северной Сирии существенно отличается от конфликта в остальной части страны. Ее главными участниками являются курды, арабы, ДАИШ, YPG и Турция, при ограниченном участии правительства Асада. Фарадж говорит, что многие арабы этого региона присоединились к ДАИШ просто потому, что подвергались притеснениям со стороны YPG. Он приводит в пример двух своих двоюродных братьев из селения Таль Хамис на берегу реки Хабур к западу от Эль-Хасаки, убитых в бою против YPG. Их дома в Таль Хамис были конфискованы YPG, а вдовы убитых бойцов остались ни с чем, «поэтому их дети присоединились к ДАИШ просто для того, чтобы отомстить за родителей».

Подобное происходит на всей территории Сирии и Ирака. Участникам боев, возможно, не нравятся те силы, на стороне которых они выступают, но это как минимум дает им возможность сражаться с врагами, которых они ненавидят и боятся. Он рассказывает об одном из своих бывших командиров, курдском  эмире по имени Абу Аббас аль-Курдистани, впоследствии погибшем в бою, который был заключен в тюрьму без суда и подвергался пыткам в иракском Курдистане в течение четырех лет. Курдистани говорил, что группировка ДАИШ – идеальное место для него, поскольку она является «самым лучшим выбором для угнетенного народа» и дает ему «возможность отомстить». Ни разу в интервью Фарадж не признал роли, которую сыграли зверства ДАИШ, не только в Сирии и Ираке, но и в других странах мира, в создании круга врагов движения, которые сейчас окружают ДАИШ и угрожают нанести группировке военное поражение.

Посмотреть обсуждение

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

794
Похожие новости
09 декабря 2016, 07:15
07 декабря 2016, 12:15
08 декабря 2016, 06:30
08 декабря 2016, 13:30
08 декабря 2016, 20:45
09 декабря 2016, 03:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
08 декабря 2016, 11:16
04 декабря 2016, 11:30
06 декабря 2016, 13:00
03 декабря 2016, 04:00
04 декабря 2016, 07:15
08 декабря 2016, 06:45
07 декабря 2016, 10:00