Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Бремя решения. Как Китай выбирал будущее на площади Тяньаньмэнь

Бремя решения. Как Китай выбирал будущее на площади Тяньаньмэнь
Памятник, посвящённый 10-й годовщине событий на площади Тяньаньмэнь.
Побочный эффект реформы товарища Дэна
Четверть века назад Китай пережил острейший политический кризис, поставивший вопрос о дальнейшей судьбе страны. Кульминацией его принято считать так называемые «события на площади Тяньаньмэнь», происшедшие 4 июня 1989 года. Согласно версии, принятой на Западе, в этот день китайские власти бросили на подавление мирных протестов в Пекине армию, что привело к гибели от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.
«Тяньаньмэнь» для многих западных политиков и правозащитников и 25 лет спустя остается символом кровавого торжества тоталитаризма. Китайские власти и сегодня жестко пресекают любые рецидивы тех событий – к тем, кто пытается устраивать акции протеста в связи с юбилеем этой даты, применяются достаточно жесткие меры.
Большинство историков полагает, что истоки того, что произошло в Пекине в начале лета 1989 года, надо искать в конце 1970-х.
После смерти «великого кормчего» Мао Цзедуна в Китае начались масштабные экономические реформы, начатые новым лидером страны Дэн Сяопином. Принцип «не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей» позволил Китаю при сохранении власти Компартии и социалистической идеологии широко внедрить в экономику рыночные методы. В результате темпы экономического роста КНР стремительно увеличились, заставив говорить о «китайском экономическом чуде».
Одновременно Дэн Сяопину удавалось успешно вести диалог с Западом, расширяя сотрудничество и добиваясь больших политических успехов. Так, ему удалось добиться соглашений с Великобританией и Португалией о возвращении под контроль КНР Гонконга и Макао на основе принципов «одна страна — две системы».
Либерализация экономики стала рассматриваться частью китайского общества как шаг к либерализации политической системы. Тем более что перед глазами был пример перестройки в СССР, постепенного отхода от социализма в странах Восточной Европы.
Была и ещё одна причина для недовольства — стремительное экономическое развитие вызвало во властных эшелонах КНР такое явление, как коррупция. Возмущение коррумпированными чиновниками стало прорываться наружу, от власти требовали начать решительную борьбу с этим явлением.
За всё хорошее против всего плохого
К 1989 году Дэн Сяопин сохранял за собой посты главы Центрального военного совета КНР и Центрального военного совета ЦК КПК, что позволяло ему контролировать вооружённые силы Китая. В событиях на Тяньаньмэнь это обстоятельство сыграло не последнюю роль.
Студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь начались в конце апреля 1989 года, когда радикально настроенные студенты разбили на площади палаточный городок.
Непосредственным поводом к акции стала кончина 15 апреля бывшего Генерального секретаря ЦК КПК Ху Яобана. Политик, считавшийся наиболее либеральным в китайском руководстве, был снят с должности в январе 1987 года после серии студенческих протестов в городах Китая с требованием скорейших политических реформ.
Дэн Сяопин, считавший форсирование политических изменений в стране пагубным для Китая и увидевший в Ху Яобане «китайского Горбачёва», принял меры для отстранения его от ключевой должности.
Тем не менее Ху Яобан оставался членом Политбюро, и его скоропостижная кончина весной 1989-го вызвала у его сторонников подозрение, что от него попросту избавились.
Протестующие, сначала требовавшие расследования причин смерти Ху Яобана, затем заявили другую повестку дня, требуя решительных мер против коррупционеров.
Палаточный городок на Тяньаньмэнь привлекал весьма разношёрстную публику. Если интеллигенция требовала политических свобод и либерализации, то рабочие, наоборот, полагали вернуться к принципам Мао и покончить с «буржуазными пережитками».
Площадь Тяньаньмэнь сегодня. Вид с Врат Небесного Спокойствия.
Мирный протест перестаёт быть мирным
Ситуация осложнялась борьбой внутри китайского руководства. Часть политиков была не прочь использовать протесты для оттеснения от рычагов управления своих конкурентов и заигрывала с оппозиционерами. Другая группа предлагала покончить с протестами жёсткими методами.
По свидетельству известного российского журналиста Всеволода Овчинникова, работавшего в ту пору в Китае, расклад сил в руководстве КПК был таков — глава Пекинского горкома Чэнь Ситун выступал за применение силы, а возглавлявший реформаторское крыло Генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзыян ратовал за переговоры. Что касается Дэн Сяопина, то он поначалу предпочитал оставаться «над схваткой».
На Западе воспринимали происходящие события как преддверие падения власти Компартии в Китае. Об этих ожиданиях Запада знало и китайское руководство, что усиливало позиции сторонников силового разрешения конфликта.
Чем дольше продолжался китайский «Майдан», тем больше среди его участников становилось радикальных и уголовных элементов. Стали появляться «коктейли Молотова», самодельное оружие. Зазвучали, пусть и не во всю мощь, призывы к вооружённому выступлению.
Радикалы не имели отношения к тем, кто первым пришёл на Тяньаньмэнь, однако они умело воспользовались сложившейся ситуацией. Перед китайскими властями возникла реальная угроза окончательной потери контроля над ситуацией.
20 мая 1989 года в Пекине было введено военное положение. Власти потребовали от протестующих очистить площадь.
Однако эти призывы не возымели действия. Более того, введение на окраины Пекина безоружных солдат, которые не имели права даже бить кулаками протестующих, разозлило участников акции.
На окраинах города стали возводить баррикады и нападать на военных. 3 июня военные попытались продвинуться в центр города, и эта попытка закончилась настоящим побоищем. На баррикадах солдат встречали «коктейлями Молотова», камнями, атаковали их при помощи металлических палок.
Побоище, которого не было
Здесь своё веское слово сказал Дэн Сяопин — именно его жёсткая позиция привела к принятию решения о вводе в Пекин для наведения порядка подразделений 27-й и 28-й армий Китая. На сей раз солдаты входили в город вооружёнными, в сопровождении бронетехники.
В ночь на 4 июня 1989 года к площади Тяньаньмэнь подступили танки, БТР и бульдозёры, армейские подразделения. В 1:30 муниципалитет Пекина и штаб органов чрезвычайного положения издали экстренное уведомление с требованием ко всем студентам и другим гражданам покинуть площадь Тяньаньмэнь.
К этому моменту на площади находилось несколько тысяч студентов.
К утру 4 июня большинство протестующих, свернув флаги и транспаранты, покинули площадь. Несколько сотен тех, кто отказывался это сделать, военные вывели силой. К половине шестого утра людей на площади не осталось, и бульдозеры приступили к сносу палаток и уборке мусора. Погибших в ходе операции не было.
Такая версия событий многих повергает в шок, однако именно об этом свидетельствуют журналисты, непосредственно находившиеся в районе площади Тяньаньмэнь в ночь на 4 июня. Вот что писал об этом в «Российской газете» уже упоминавшийся свидетель событий Всеволод Овчинников: «В кульминационный день 4 июня на Тяньаньмэнь не было никаких танков, которые якобы без разбора давили манифестантов. Когда войска окружили площадь, там находилось несколько тысяч человек. Им предъявили ультиматум, после чего они практически без сопротивления разошлись».
Об этом же непосредственно в дни событий сообщал репортёр «Нью-Йорк Таймс» Николас Кристофф, представители телевидения Испании, чья камера работала в районе площади, а также многие другие иностранные журналисты.
Площадь Тяньаньмэнь сегодня.
Так откуда же возникла версия о «побоище на Тяньаньмэнь»? Авторами её стали иностранные журналисты, работавшие в Пекине, но не находившиеся на месте событий. В частности, речь идёт о журналистах CNN, передававших информацию о горах трупов студентов, раздавленных танками, и о непрерывной автоматной стрельбе на площади. Некоторые сообщали, что видят побоище из окон гостиницы, хотя на поверку выяснялось, что окна данного отеля вовсе не имеют вида на площадь Тяньаньмэнь.
Тогда, в 1989 году, подобные приёмы информационной войны многим были в диковинку. Это сейчас, насмотревшись на работу американских телеканалов во время войны 08.08.08 и украинского кризиса, россияне получили представление о том, как функционирует система под кодовым названием «Хвост виляет собакой».
Как жгли людей в Пекине
Но ведь были в Пекине в те дни столкновения и жертвы, этого не отрицают даже официальные китайские власти.
Действительно, были, вот только ни к площади Тяньаньмэнь, ни к студентам они не имели отношения.
Уже упоминавшиеся ранее радикалы создали на улицах Пекина целую систему баррикад, с которых они атаковали армейские подразделения. Эти люди в средствах не стеснялись — поджигали машины, забрасывали солдат камнями, применяли и огнестрельное оружие.
Те из протестующих, кто не был готов к подобным методам, потом с ужасом вспоминали: машины с солдатами поджигали бутылками с горючей смесью, не давая людям выбраться. Тех, кто пытался защитить военных, избивали, машины скорой помощи, пытавшиеся увозить раненых военных, также громили.
Некоторых солдат сжигали живьём, а обгорелые трупы вешали прямо на улицах Пекина. Эти страшные фотографии западные СМИ предпочитали не публиковать.
Естественно, что армия с подобного рода протестующими уже не церемонилась. Уничтожение таких очагов сопротивления продолжалось ещё в течение нескольких дней после разгона акции на Тяньаньмэнь.
Официальные данные КНР гласят, что в событиях в Пекине в начале июня 1989 года погибли около 200 человек и около 7000 получили ранения. Среди погибших действительно были студенты, однако вовсе не участники мирного протеста, а те, кто жёг военных «коктейлями Молотова».
Международные источники расходятся в оценке жертв. НАТО в своём докладе упоминало о 6000 убитых гражданских и 1000 погибших военных, правозащитные организации заявляли о 1000 казнённых после подавления беспорядков.
То, что не убивает, то делает сильнее
Западные страны во главе с США обвинили Китай в расправе над мирными протестующими, в тоталитаризме и прочих грехах. На КНР был наложен целый ряд санкций, которые, однако, не продержались долго — сотрудничество с Китаем было слишком выгодным для Запада, чтобы полностью отказаться от него в угоду политике.
В китайском руководстве по итогам событий на Тяньаньмэнь произошли серьёзные изменения. Сторонник либеральной линии, выступавший против применения силы, Чжао Цзыян был смещён с поста Генсека ЦК КПК. На смену ему пришёл Цзян Цзэминь, поддержанный Дэн Сяопином.
Сам архитектор китайских реформ ушёл со всех официальных постов, тем не менее оставаясь чрезвычайно влиятельной в Китае фигурой.
Кризис 1989 года не убил Китай, но сделал его сильней. Новое руководство продолжило экономические реформы, сохранив политическую стабильность.
Четверть века спустя Китай стремительно превращается в сверхдержаву, бросающую вызов США. Пожалуй, это лучшее доказательство тому, что мудрый Дэн Сяопин в июне 1989 года сделал правильный выбор.
Андрей Сидорчик


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

652
Похожие новости
14 июля 2018, 18:45
17 июля 2018, 12:45
16 июля 2018, 23:00
14 июля 2018, 13:15
14 июля 2018, 16:00
14 июля 2018, 13:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 июля 2018, 12:30
17 июля 2018, 10:00
14 июля 2018, 16:30
17 июля 2018, 21:30
17 июля 2018, 02:15
16 июля 2018, 20:45
16 июля 2018, 23:30