Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Бригада ополчения на Украине: «Русские могут придти, но вернутся они в гробах» (Libération, Франция)

Может ли начаться новая война на Украине?
«Может, на следующей неделе, а возможно, и в следующем месяце. Честно говоря, не знаю», — улыбается мне в ответ ополченец Дмитрий. И продолжает:
«Но я знаю, что мы будем задавать себе этот вопрос еще десять лет, а с нашими дорогими [российскими] соседями мы рискуем задавать его до конца наших дней! Я считаю, что вместо того, чтобы охать и ахать по поводу войны, лучше к ней подготовиться. Вот для чего я здесь». Как и каждый четверг, Дмитрий, предприниматель ресторанного бизнеса, пропускает семейный ужин, чтобы получше приготовиться к войне — в частном стрелковом клубе в пригороде Киева.
Одиннадцать мужчин и одна женщина в возрасте от тридцати до пятидесяти лет сидят перед компьютером. Они разрабатывают тактику и готовятся к настоящей, некомпьютерной войне, используя PowerPoint. Все они входят в состав будущей группы сержантов 130-го киевского батальона 112-й бригады самообороны, недавно созданной для пополнения регулярной армии. «Мы разбираем порядок шагов, которые необходимо предпринять в случае столкновения с противником вблизи столицы», — сказал Дмитрий.
«Делать вид, что идет война, когда ничего не происходит»
Перед тем как вернуться домой, будущие унтер-офицеры обсуждают последние новости. «Вот уже месяц, как настоящий когнитивный диссонанс царит в Киеве, — уточняет Дмитрий. — С одной стороны, жизнь течет в привычном русле, в стране повсюду полное спокойствие, за исключением Донбасса. Но, с другой стороны, в СМИ и социальных сетях идет вал информации о том, что мы находимся на грани третьей мировой войны. И начнется эта штука, которую условно называют войной, именно у нас. Возможно, в этом и состоит современная политическая стратегия: делать вид, будто идет война, когда ничего не происходит. Или почти ничего».
Дмитрий прав.
Это главный вопрос: что именно происходит на восточных границах Украины? Пока этого толком никто не знает. На местах люди отмечают, что в последние недели столкновения участились. Только за 4 декабря Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) зафиксировала около 550 нарушений режима прекращения огня, а накануне — почти 900. И это по сравнению с несколькими десятками в стандартное «мирное время». В минувшие выходные газета Washington Post, ссылаясь на американские спецслужбы, вдруг взвинтила напряженность, высказав мнение о том, что Россия планирует разместить 175 000 солдат. Источники свои газета не назвала.
Кому нужен слух о войне?
Газета Bild опубликовала тревожную карту, согласно которой российская армия собирается захватить две трети территории Украины. Скриншоты из немецкого таблоида разлетелись по украинскому интернету со скоростью степного пожара.
Выступая в пятницу в парламенте, новый министр обороны Алексей Резников также предположил, что российское вторжение придется на конец января. Подобные домыслы абсолютно безразличны сержанту 130-го батальона Денису Семироге-Орлику. «Честно говоря, мы чувствуем себя спокойно: мы слышим об этой угрозе с 2014 года. Иногда она усиливается, иногда уменьшается, но на самом деле мы не знаем, насколько она реальна, — считает Денис, по профессии архитектор. — Однако мы точно знаем, что русские ни за что не оставят нас в покое, если мы не покажем им, что способны ответить».
Дальше Денис Семирога-Орлик отмечает важную динамику в украинском общественном мнении:
«Семь лет назад, когда русские пытались навязать восточной Украине свой „русский мир", патриоты вышли на улицу с флагами вместо оружия. Сегодня никто не верит в добрые намерения Кремля. Так что на этот раз украинские патриоты выйдут из домов с оружием в руках. И теперь то уж мы без колебаний пустим это оружие в дело. Все теперь будет не так, как в прошлый раз. Приходите к нам в субботу, мы ведем подготовку».
Расходы на оборону в размере почти 6% ВВП
В 2021 году украинские вооруженные силы больше не будут напоминать собой немотивированную и плохо вооруженную армию, которая отдала Крым без единого выстрела в 2014 году. Современная украинская армия закалилась в боях в Донбассе, осознав, что война с тех пор ни разу не прекращалась. Начиная с 2014 года расходы на оборону постоянно увеличивались. В 2022 году они должны составить почти 6% ВВП. Сегодня армия насчитывает около 250 тысяч военнослужащих, из которых около трети регулярно отправляются на линию фронта в Донбассе. Может, это и не «лучшая армия в мире», как ее часто называют украинские политики, но она поднялась до 25-го места среди самых эффективных армий. Но главное, что она пользуется огромным авторитетом в обществе. Согласно августовскому опросу, 68% украинцев говорят, что доверяют своей армии, что делает ее безусловно самым уважаемым институтом в стране.
«За последние годы наши солдаты выросли в профессионализме. Если когда-нибудь русские решат отправить свои войска на Украину, они столкнутся с ожесточенным сопротивлением. Но мы понимаем, что соотношение сил пока не в нашу пользу. Мы здесь, чтобы стало по-другому», — говорит 42-летний Виталий, выходя из машины и поправляя свой бронежилет.
Митинг националистов во Львове
Сегодня суббота, теоретическая часть окончена. Как и каждую неделю, около 50 новобранцев киевской самообороны собираются в сосновом лесу на восточной окраине столицы. В феврале 2015 года украинская регулярная армия потерпела унизительное поражение в Дебальцево в Донбассе, когда в бой вступили российские танки. Именно тогда в стране зародились идеи о создании гражданских резервных сил, к тому времени уже созданных в Прибалтике и Польше. В начале 2020 года вышел закон, предусматривающий создание «Сил территориальной обороны Украины». Система заработала: 80 000 гражданских резервистов, распределенных по 25 региональным батальонам, из которых два несут службу в Киеве, будут подчиняться Министерству обороны. 130-й батальон официально насчитывает 550 человек, но в случае военных действий может мобилизовать до 2000 резервистов.
«Сделать жизнь невыносимой для русских солдат»
Сергей, человек 50 лет, носит боевое прозвище «Гром». Он назначен командиром-инструктором батальона. «Итак, ребята, начинаем отрабатывать первую реакцию при контакте с врагом, — объявляет он своим подопечным. — Мы составляем две команды. Одна защищает разрушенное здание, другая атакует, соблюдаем семиметровую дистанцию. Первая задача — выбрать себе боевую позицию». По словам Сергея, задача территориальной обороны состоит в том, чтобы бороться с повстанцами в случае, если российская армия двинется на Киев: «Если их танки пересекут границу, мы в течение нескольких часов соберемся на военной базе. И окажем сопротивление еще на подходе их сил к Киеву. Нашей главной задачей будет создание блокпостов и усложнение жизни для русских солдат». Среди призывников половина не имеет боевого опыта. Зато другая половина состоит из бывших участников боевых действий. Одни воевали в Донбассе в 2014 и 2015 годах, другие в советское время в Афганистане или Анголе. Некоторые даже успели поработать по контракту в иностранных частных военных компаниях.
В случае боевых действий члены территориальной обороны должны получить армейское оружие. Хотя большинство из них уже приобрели AK-47 или американские винтовки M16. Как, например, Василий, 28-летний предприниматель, купивший оружие за 8000 евро. «Русские должны быть готовы к тому, что пули полетят в них со всех сторон, из каждого дома», — подбадривает себя и нас Василий. — Все тут будет заминировано. Прийти сюда будет несложно, но многие из них вернутся в гробах. Кремль должен готовиться к очень неприятным событиям«.
Дальше Василий выдает нам свое видение политической ситуации: «Как минимум, Путин не хочет видеть НАТО на Украине, а как максимум, он хочет восстановить контроль над Украиной и покончить с ее суверенитетом, а значит, и с правом украинцев самим решать свою судьбу».
Гэллап обнадеживает
Согласно опросам Института Гэллапа в 2015 году, 62% украинцев были бы готовы взяться за оружие в защиту своей страны, что является одним из самых высоких показателей в Европе. Этот итог получил широкое признание в обществе. «В стране насчитывается более 400 000 ветеранов. Если однажды на нашу территорию нападут, большая часть из них без колебаний пойдут в армию», — говорит Антон, один из инструкторов территориальной обороны, бывший тележурналист, который служил в Донбассе в парашютно-десантной части.
А вот и еще один наш персонаж — 21-летний Алексей. Он всегда мечтал о карьере в армии. Каждые выходные он приезжает в военное училище, чтобы продолжить обучение. Алексей родился в Саратове в семье поляка и русской. В 2013 году он уже был на баррикадах Майдана: «Мне было 13 лет, когда я научился делать коктейли Молотова!» Он говорит, что не чувствует никакой агрессии по отношению к русским: «Там немало очень хороших людей. Но я не хочу слышать о претензиях России на Украину. Мы сражались здесь, чтобы стать свободными людьми». Алексей говорит, что находится в полной боевой готовности: «Я не очень рад идти на войну, но готовлюсь к этой перспективе. Среди нас ходит такое выражение: бывает, что войны никто не хочет, и вот тогда она становится неизбежной».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1075
Похожие новости
18 января 2022, 01:15
18 января 2022, 10:45
18 января 2022, 12:45
18 января 2022, 12:45
18 января 2022, 01:15
18 января 2022, 07:00

Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 

Популярные новости
22 января 2022, 11:30
20 января 2022, 12:00
24 января 2022, 13:00
21 января 2022, 08:45
24 января 2022, 11:00
20 января 2022, 21:15
24 января 2022, 13:00