Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

БРИТАНИЯ СКВОЗЬ ЗУБЫ ПРЕДЛАГАЕТ МОСКВЕ ВОССТАНОВИТЬ ДИАЛОГ

Россия и Великобритания готовы к конструктивному диалогу. Таков, по мнению экспертов, результат недавней встречи президента Владимира Путина и премьераТерезы Мэй на полях саммита G20 в китайском Ханчжоу. На ней лидеры обсудили широкий круг проблем, наиболее актуальных в нынешней ситуации, с особым вниманием подойдя к проблеме поиска точек соприкосновения. Это, прежде всего, вопросы безопасности, вопросы борьбы с террористической угрозой, вопросы урегулирования в Сирии, борьбы с наркотрафиком, вопросы авиационной безопасности.

Глава российского государства в ходе беседы с британским премьером выразил надежду, что отношения между двумя странами удастся вывести на более высокий уровень и в политической сфере, и в экономике.

«Мне очень приятно встретится с вами, и познакомиться лично и поздравить вас с избранием премьер-министром Великобритании. Для всех понятно, что перед вами и перед вашей командой стоят сложные задачи, но перед нами перед всеми стоят сложные задачи. Мы желаем вам успехов и надеемся, что нам удастся вывести наши двусторонние отношения на более высокий уровень, чем они находятся на сегодняшний день. Здесь нам точно есть чем заниматься и в политической сфере, и в сфере экономики», — сказал Путин.

По словам пресс-секретаря российского руководителя Дмитрия Пескова, «Путин послал весьма понятный и однозначный сигнал — мы заинтересованы в восстановлении наших отношений, мы заинтересованы в возобновлении разговора во всех областях, включая самые чувствительные, и готовы идти так далеко в этом и так продвинуться вперед, насколько будет готова британская сторона».

Как сообщил журналистам присутствовавший на встрече глава Минэкономразвития РоссииАлексей Улюкаев, в ходе встречи было констатировано негативное развитие ситуации по линии торговли и инвестиций. Со своей стороны, президент выразил готовность того, чтобы мы в любом формате, в любой форме встретились между экономическими блоками правительств. «Будем надеяться, что такого рода контакты последуют», — сказал российский министр.

Москва, безусловно, готова вернуться к полноформатным отношениям с Лондоном. Но навязывать ничего не будет, заявил Владимир Путин на пресс-конференции по итогам саммита «двадцатки». «Премьер-министр только начинает работу, ей еще нужно с внутренними вопросами разобраться, но между Великобританией и Россией в свое время были очень устойчивые и полноформатные отношения, мы готовы к ним вернуться. Вопрос не в нас, вопрос в британской стороне», — отметил президент России.

«У нас было немало проблем в прежней истории, но были и такие моменты, которые, безусловно, нас объединяют, мы это помним, мы это знаем, и мы готовы восстанавливать отношения с Великобританией и идти так далеко, как они этого захотят, но навязывать, конечно, ничего не собираемся. Да это и не нужно – мы же не можем за них решить, в каком объеме восстанавливать отношения», — добавил он.

Путин напомнил, что порядка 600 компаний из Великобритании, в том числе BP, работают на российском рынке и не собираются уходить из страны. «Я думаю, что на данном этапе задача политического руководства обеих стран – не мешать тем людям, которые занимаются нужным делом», — заключил он.

Надо напомнить, что Путин уже говорил с Мэй по телефону 9 августа, когда поздравлял ее с назначением на пост. Тогда, по словам помощника президента Юрия Ушакова, состоялся обмен мнениями по актуальным проблемам двусторонних отношений, которые «находятся практически в замороженном состоянии». Эксперты полагают, что большая часть вины за эту «подморозку» лежит на Лондоне, который не только избрал путь прямой конфронтации с Москвой, но и все минувшие годы всячески заострял ситуацию, даже вопреки своим собственным интересам.

На этом фоне Мэй, хотя и сделавшая при вступлении в нынешнюю должность ряд жестких заявлений, не смотрится таким уж «ястребом». Наоборот, судя по всему, она пытается снизить напряженность между странами, понимая, что Соединенное Королевство находится не в том положении, когда «звенят шпорами и размахивают саблей». Тому доказательством служат слова Мэй, сказанные ею перед встречей с Путином: «Хотя я и признаю, что между нами могут быть разногласия, что есть некоторые сложные и серьезные области для обеспокоенности и вопросы, которые нужно обсуждать, я надеюсь, мы сможем иметь честные и открытые отношения и диалог».

В Москве отвечают на надежды премьера со сдержанным оптимизмом. В целом, по словам Дмитрия Пескова, в Британии с приходом нового руководства еще не сформировалась «однозначная политическая воля на безальтернативность возобновления диалога в самых различных областях с нашей страной». И хотя в целом беседа двух лидеров носила конструктивный характер, говорить о начале потепления отношений между Лондоном и Москвой еще рано. Такую точку зрения высказала и руководитель Центра Британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева.

По ее мнению, инициативность Мэй в вопросе восстановления двусторонних отношений уже можно отнести к позитивным фактам. В качестве первого шага договорились о том, что двум странам необходимо сотрудничать в области авиационной безопасности, и именно в контексте борьбы с терроризмом, что особенно важно подчеркнуть, считает эксперт.

Второй очень благоприятный сигнал, по мнению Елены Ананьевой, заключается в том, что её Королевское Высочество Принцесса Анна во главе делегации из 100 человек в конце августа участвовала в торжествах по случаю празднования 75-й годовщины прибытия союзных конвоев «Дервиш» в Архангельске.

«Когда консерваторы и Дэвид Кэмерон возглавили коалиционное правительство в 2010 году, – говорит Елена Ананьева, – появились надежды на улучшение отношений, и, несмотря на противодействие части британского истеблишмента, осенью 2011 года состоялся визит Кэмерона в Москву. Однако торгово-экономические отношения не были, в принципе, поддержаны политической конъюнктурой.

Резкое ухудшение двусторонних отношений наступило в 2014 году в связи с украинским кризисом, и тогда же британцы начали сворачивать сотрудничество в торгово-экономической отрасли. Оно не прекращалось, но сократилось. Так что обеим сторонам теперь есть, о чем говорить – это и мировые проблемы, и сотрудничество по поводу иранского ядерного досье, и по Афганистану. Но пока говорить о том, что началось потепление, все-таки рано».

Оценивая искренность Лондона, эксперт вспоминает известную максиму, смысл которой заключается в том, что у Британии нет вечных друзей и постоянных врагов – Британия преследует свои интересы. «Им необходимо сотрудничество с Россией и по Ирану, и по Сирии. Несмотря на антироссийскую риторику, у Великобритании существуют крупные национальные интересы в контексте взаимодействия с нашей страной. И надо внимательно следить за дальнейшими действиями британского правительства. И Кэмерон, и Мэй внесли в парламент законопроект о модернизации британских ядерных вооружений, и Мэй указала Россию и Северную Корею в одном ряду угроз Британии.

Но в целом в политике Великобритании относительно России заметны разнонаправленные движения. То есть, в британском истеблишменте идет борьба между теми, кто выступает за улучшение отношений с Россией, и теми, кто настроен против конструктивного диалога», – констатирует Елена Ананьева.

При желании и слова самой Мэй можно интерпретировать по-разному. Так, британская The Times считает, что на встрече в Китае Тереза Мэй как раз пресекла попытки Владимира Путина перезагрузить экономические отношения между Россией и Британией, четко указав на то, что возврата в привычное русло не будет.

Журналисты издания, обосновывая свою точку зрения, ссылаются на официального представителя правительства, заявившего: «Премьер-министр ясно дала понять, что возврата к прежним, обычным взаимоотношениям уже не будет, так как существует ряд сложных и серьезных проблем, вызывающих озабоченность. Однако она отметила, что если налаживание взаимодействия и совместной работы соответствует нашим интересам, особенно в области безопасности наших граждан, то мы в этом случае будем стремиться к сотрудничеству с русскими».

По данным The Times, Мэй подвергла Путина критике из-за военной интервенции Кремля в Сирии и призвала его оказать давление на дискредитировавший себя режим Асада, чтобы тот пустил в страну конвои с гуманитарной помощью и прекратил обстрелы гражданского населения. Однако изменений в тональности по данному вопросу со стороны российского президента замечено не было, отмечает издание. При этом оно напоминает, что отношения между Британией и Россией также страдают из-за Крыма и драматической смертиАлександра Литвиненко.

Безусловно, Мэй находится под перекрестным огнем и вынуждена прислушиваться к своим союзникам из Вашингтона. Но она не может не слышать и требований британского бизнеса, обеими руками голосующего за диалог с Москвой. Мэй предстоит напряженная борьба по этому вопросу, исход которой сейчас далеко еще не ясен. Но определенно одно: никакой изоляции России и лично президента Путина, которой пугали несколько лет всех россиян, нет и в помине.

Та же Тереза Мэй, а вслед за ней Барак Обама, Ангела Меркель, Франсуа Олланд,Реджеп Эрдоган готовы и хотят говорить с Кремлем. В этой связи политолог Никита Данюк вспоминает саммит 2014 года в Австралии, когда международная пресса, западный истеблишмент говорили о том, что якобы Владимир Путин находится в политической изоляции, что он прибыл на саммит «в политическом одиночестве». Сегодня ведущие государства мира настроены на диалог с Россией. Они прекрасно понимают, что решение ни одной мировой проблемы, в том числе и в области экономики и финансов, а также безопасности и борьбы с терроризмом, без участия России просто немыслимо, считает эксперт.

Так что не следует пугаться российско-британских разногласий. Все-таки большинству политических лидеров свойственен здравый смысл. Они не могут игнорировать реальность, иначе их политика, их партия, наконец, их личная репутация потерпят крах. Тереза Мэй – опытный человек в таких делах, она отдает себе отчет в том, что без непосредственного участия России построить безопасный мир не получится. Следовательно, диалог Лондона и Москвы должен быть и будет продолжен. Потому что альтернативой миру могут быть только война, хаос и катастрофа. Этого Мэй (и другим лидерам Запада) совершенно точно не надо.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

911
Похожие новости
06 декабря 2016, 16:15
05 декабря 2016, 01:45
05 декабря 2016, 19:15
06 декабря 2016, 16:15
05 декабря 2016, 19:15
06 декабря 2016, 12:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
01 декабря 2016, 14:00
05 декабря 2016, 01:45
03 декабря 2016, 18:30
29 ноября 2016, 22:45
30 ноября 2016, 10:30
02 декабря 2016, 14:30
02 декабря 2016, 06:30