Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Британское «мягче» — значит лучше?

В статье очередного номера журнала «Экономист» (Economist) британские эксперты рассуждают на самую болезненную и чувствительную тему в Великобритании. Авторы пишут, что когда британские подданные голосовали за выход из состава Евросоюза, у них не было возможности уточнить, какой именно Брексит им нужен. Однако Тереза Мэй, занявшая пост премьер-министра после референдума, решила, что британцам необходим наиболее радикальный вариант и быстро озвучила «красные линии» на предстоящих переговорах с Брюсселем, которые поставили Великобританию на курс максимально полного разрыва отношений. Авторы отмечают, что Мэй не сочла нужным посоветоваться ни с членами своего Кабинета, ни с Парламентом.
Жесткий сценарий Брексита, при котором Великобритания освобождалась бы от «оков» Европейского суда, общей торговой политики и миграционных правил, но при ощутимых издержках для экономики страны и безопасности, уже казался неизбежным. Сопротивление экстремальному плану Терезы Мэй со стороны Парламента было скромным, да и доводы лейбористской оппозиции были слабыми. Однако совсем недавно, свое видение сценария выхода из Евросоюза, неожиданно выразили члены Консервативной партии, которые выступают против жесткого Брексита. Очевидно, что эта группа однопартийцев премьера, будет пытаться надавить на правительство, с тем, чтобы на завершающем этапе изменить ход «бракоразводного» процесса с ЕС. К тому же, даже активные сторонники Брексита осознали, что вопрос о границе с Ирландией сегодня представляет собой фактически непреодолимую преграду на пути к «жесткому» выходу.
На переговоры осталось менее шести месяцев, и британские эксперты уверены, что Брексит пройдет гораздо мягче, чем обозначила Тереза Мэй. Это, как считает «Экономист», хорошие новости и для Европы и для Великобритании.
Правительство пообещало парламентариям, что их мнение будет иметь весомое значение при голосовании по конечным договоренностям с ЕС, которых Мэй планирует достичь к концу года. Предполагалось, что выступление против плана Терезы Мэй по Брекситу приведет к срыву договоренностей вообще, в результате чего Великобритания попросту будет исключена из объединения без обсуждения своих финансовых обязательств перед ЕС или же возможности оговорить рамки будущего взаимодействия. Теперь же этот сценарий больше не представляет опасности, поскольку парламент сможет заставить правительство сделать все заново.
Однако эксперты считают, что вероятность «жесткого Брексита» по-прежнему высока. Несмотря на то, что переговоры выявили издержки подобной линии, правительство все еще придерживается своих требований и «красных линий», которые обозначила Тереза Мэй. Брекситеры оправдывают это тем, что любые проблемы можно преодолеть за счет позитивного настроя и патриотизма, либо называют их разумной ценой за свободу от Брюсселя. Им удалось убедить Премьер-министра в том, что итоги референдума обязывают ее вывести Великобританию из единого рыка ЕС и таможенного союза любой ценой.
Но есть один вопрос, по которому Великобритания не может выступать за полный разрыв отношений с Евросоюзом. Брюссель потребовал, чтобы на границе с Северной Ирландией, ради мира в этом регионе, не проводилось никаких проверок и не было новых пограничных пунктов контроля. Тереза Мэй согласилась с этим в декабре и с тех пор пытается найти способ сочетать независимую торговую политику с прозрачной и открытой границей. Ей это не удается — неудивительно, если учесть, что при пересечении даже самых открытых границ ЕС — через Норвегию или Швейцарию — все равно приходится проходить ту или иную процедуру проверки. Поэтому Великобритании придется воспользоваться запасным планом — сохранить Северную Ирландию в Таможенном союзе до тех пор, пока не найдется решение вопроса с границей, чего может никогда не произойти. В свою очередь, чтобы избежать таможенных проверок между Северной Ирландией и основным островом, что могло бы вызвать недовольство у североирландских юнионистов, на которых опирается правительство Мэй, в Таможенный союз будет входить вся Великобритания целиком. И эта схема фактически будет действовать бессрочно.
При этом эксперты полагают, что процесс смягчения выхода может и не остановиться на этом. Великобритания пообещала, что подобный механизм в Северной Ирландии будет подразумевать всеобъемлющее выполнение соответствующих правил единого рынка ЕС. Опять же, обращают внимание авторы статьи, Тереза Мэй, скорее всего, столкнется с необходимостью распространить эти правила на всю территорию страны во избежание бунта юнионистов. Таким образом, Великобритания подпишется под временным «на бумаге», но по факту бессрочным, соглашением, которое будет включать членство страны в Таможенном союзе ЕС и полное выполнение правил единого европейской рынка. Тем самым «мягкий Брексит» будет достигнут через лазейку в виде Северной Ирландии.
Несмотря на то, что ход переговоров указывает в сторону «мягкого Брексита», такой сценарий пока еще нельзя назвать неизбежным. Это связано, как считают британские эксперты, с тремя рисками. Во-первых, остальные страны ЕС могут оставить Ирландию в одиночку решать эту проблему и отказаться от своих требований по границе. При этом едва ли можно сказать, что тональность заявлений европейских лидеров по этой теме смягчилась.
Второй риск — народное негодование, когда ЕС откажется предоставить Великобритании привилегированный доступ на единый рынок, если британцы не согласятся на свободное перемещение людей. Если ЕС откажется рассматривать эти два вопроса раздельно, а так, скорее, всего, и будет, Великобритания может притормозить процесс, как уже сделали некоторые страны-члены ЕС. В частности, речь идет о регистрации новых мигрантов, ограничении их доступа к социальным благам и даже отказе в приеме на работу в госсектор. Это, возможно, удовлетворит некоторых сторонников Брексита, особенно если учесть, что уровень миграции граждан ЕС уже снизился более чем на половину с момента референдума. Остальных, как выразились авторы статьи, можно будет подкупить за счет выполнения Терезой Мэй других обещаний Брексита, например, обещанием вложить большие средства в здравоохранение. Эксперты допускают, что наиболее ярые брекситеры никогда не простят каких-либо послаблений, однако все же большинство, в конечном счете успокоится в марте следующего года, когда будет формально завершена процедура выхода и гражданам раздадут синие британские паспорта.
Британские эксперты при этом считают, что главный риск для Мэй — это не воля народа — согласно опросу, большинство выступает за «мягкий брексит». Он таится внутри евроскептического крыла ее партии. Если покажется, что премьер-министр действует слишком мягко, ее однопартийцы могут объявить о голосовании по смене лидера партии. Однако Тереза Мэй вполне может победить по итогам такой кампании, если учесть, что других явных кандидатов на пост премьера нет. В случае если Мэй пришлось бы покинуть пост, ее сменщику все равно предстояло бы столкнуться с проблемой Ольстера. Некоторые тори жалуются, что «североирландский хвост виляет британской собакой», и даже готовы смириться с таможенной границей с этим регионом ради своей мечты о «жестком брексите». В то же время опора правительства на союз с юнионистами вынуждает признать, что с этим «хвостом» все же придется считаться. Готов ли будет ярый премьер-брекситер пойти на риск проведения внеочередных выборов, чтобы попытаться набрать достаточное количество голосов, чтобы избавиться от юнионистов? Это было бы крайне опрометчивым решением, которое уставший избиратель может не простить.
Британские эксперты понимают, что путь к «мягкому брекситу» сложный, но при этом они уверены: беспощадная логика решения вопроса ирландской границы движет Великобританию в этом направлении. И задаются вопросом, что же дальше? Некоторые сторонники прекращения британского членства в ЕС видят в этом некий переходный этап к полному разрыву отношений. Сторонники сохранения европейской прописки рассматривают «мягкий брексит» как способ в дальнейшем вернуться в ЕС. Остальные представители обоих лагерей считают подобное «подвешенное» состояние наихудшим вариантом. История свидетельствует о том, что Великобритании, возможно, предстоит надолго остаться на этом промежуточном этапе. Норвегия, которая рассматривается многими как пример «мягкого брексита», вступила в подобный транзитный период, заключив соответствующее экономическое соглашение с ЕС в 1994 году. И это соглашение до сих пор действует.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

698
Похожие новости
16 ноября 2018, 22:00
17 ноября 2018, 09:00
16 ноября 2018, 19:15
17 ноября 2018, 09:00
16 ноября 2018, 22:00
18 ноября 2018, 01:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября 2018, 04:15
13 ноября 2018, 13:45
13 ноября 2018, 13:16
15 ноября 2018, 15:15
17 ноября 2018, 14:00
13 ноября 2018, 13:16
15 ноября 2018, 01:30