Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Бунт американских силовиков

В прошедшую пятницу, 27 октября Директор Федерального бюро расследований Джеймс Коми направил группе высокопоставленных конгрессменов письмо, в котором проинформировал их о возобновлении расследования в отношении экс-госсекретаря Хиллари Клинтон.

Напомню, что 5 июля Коми на пресс-конференции заявил, что, несмотря на очевидную компрометацию секретной информации из-за использования  Клинтон частного почтового сервера, он не будет рекомендовать офису генерального прокурора выдвигать обвинения против бывшей главы дипломатического ведомства.

Решение о прекращении федерального расследования вызвало вздох облегчения в штабе Хиллари и бурю возмущения в стане ее соперника, республиканца Дональда Трампа.

Хиллари Клинтон, Билл Клинтон и Лоретта Линч

Ситуация усугублялась тем, что незадолго до пресс-конференции директора ФБР Билл Клинтон провел 40-минутную частную встречу с генеральным прокурором Лореттой Линч на борту ее служебного самолета.

Поскольку генпрокурор в США является также главой министерства юстиции и непосредственным руководителем директора Бюро, у противников Хиллари возникли подозрения, что дело было «утрясено» в привычной для Клинтонов манере — Линч должна была распорядиться о прекращении преследования экс-госсекретаря в обмен на сохранение за ней должности в новой администрации.

Специальная комиссия Конгресса под руководством Трея Гауди вызвала Коми «на ковер» и допросила его об обстоятельствах расследования и его результатах. Директор ФБР защищал свое решение, ссылаясь на невозможность доказать намеренность действий Хиллари.

Гауди, в прошлом — карьерный прокурор, усомнился в логике Коми и бросил ему в лицо довольно обидные слова: «Это не то ФБР, с каким я когда-то работал».

После прекращения расследования у штаба Клинтон появился прекрасный аргумент в спорах вокруг почтового сервера — «следствие преступления не выявило». У Трампа же появился свой аргумент — в пользу нечестности политической системы, раз уж даже ФБР «играет на стороне Хиллари».

Все поменялось за 11 дней до выборов.

Письмо Коми в Конгресс практически мгновенно появилось в распоряжении прессы — с легкой руки конгрессмена Джейсона Чафеца. Новость произвела эффект разорвавшейся бомбы.

И если раньше главу ФБР обвиняли в политической ангажированности республиканцы, то теперь такие же обвинения посыпались на него со стороны демократов. Несколько высокопоставленных членов Демократической партии даже потребовали отставки Джеймса Коми.

Что же произошло? И главное, почему?

Судя по утечкам, попавшим в прессу сразу после обнародования письма Коми в Конгресс, основания для возобновления дела формально появились в ходе расследования, проводившегося в отношении экс-конгрессмена Энтони Уинера, мужа Хумы Абедин, ближайшей конфидентки Хиллари.

Уинер трижды становился причиной скандалов, связанных с его привычкой обмениваться с незнакомыми женщинами сексуальными сообщениями и откровенными фотографиями. Первый скандал стоил ему кресла в Конгрессе, второй развалил его избирательную кампанию в мэры Нью-Йорка, после третьего Хума Абедин заявила, что намерена подать на развод.

Вскоре выяснилось, что среди адресатов секс-переписки Уинера была пятнадцатилетняя девушка из Северной Каролины. Полиция Нью-Йорка (где проживает экс-конгрессмен) начала расследование на предмет растления несовершеннолетних. К этому расследованию немедленно подключилось ФБР, поскольку предполагаемая жертва находится в другом штате, так что дело подпадает под федеральную юрисдикцию.

В ходе расследования был исследован ноутбук подозреваемого, на котором обнаружили следы доступа к тому самому частному почтовому серверу Клинтон, а также, судя по всему, некую информацию (говорят даже о десятках тысяч электронных писем), которая может быть расценена как служебная и, соответственно, конфиденциальная.

Если верить «неназванным источникам» в правоохранительных органах, ранее этот ноутбук использовался Уинером и Абедин совместно.

WikiLeaks: Клинтон скрывала связи с банкирами с Уолл-стрит

Хума Абедин летом была опрошена сотрудниками ФБР в качестве свидетеля по делу об электронной переписке Хиллари. Хума была в курсе всего, что происходило вокруг госсекретаря, руководила установкой почтового сервера в подвале имения Клинтонов и имела на этом сервере собственный почтовый ящик, через который проходила немалая часть переписки ее босса.

Фактически, написать Абедин было все равно что написать Хиллари — настолько высока степень доверия Клинтон к своей помощнице, работающей на нее с 1990-х годов.

В ходе допроса Абедин предоставила агентам ФБР доступ ко всем устройствам, с которых, по ее собственным словам, велась служебная переписка. И вот получается, что было как минимум еще одно устройство, которое следователям представлено не было.

Повод для возобновления расследования более чем очевидный. Но в сенсации 27 октября главное не это.

Обычно ФБР не сообщает никому о начале того или иного следственного действия. В том числе, Конгрессу — если только законодатели сами не затребовали подобную информацию. В данном случае было сделано беспрецедентное исключение.

Более того, выяснилось, что несколько высокопоставленных сотрудников министерства юстиции, включая генпрокурора Лоретту Линч, требовали от Коми не разглашать информацию о новом расследовании. И все же директор ФБР поступил по-своему.

Налицо нарушение не только традиции, но и субординации — в этом с демократами не поспоришь. А учитывая время написания письма, Джеймс Коми явно сделал политический ход.

Основания проинформировать законодателей у главы Бюро были. Во время дачи показаний комиссии Конгресса его спросили, откроет ли он заново расследование в случае, если откроются новые обстоятельства.

Коми попытался уйти от ответа, но республиканец Лэмер Смит настаивал, и директор ФБР был вынужден не только ответить утвердительно, но и пообещать проинформировать Конгресс.

Америку доверят бабушке без головы

То есть формально Коми выполнил обещание, данное под присягой. Но это не отменяет того факта, что он сильно повлиял на последние дни предвыборной кампании. Конгресс можно было проинформировать и позже безо всякого нарушения закона — в конце концов, агентам ФБР требуется время, чтобы проверить все улики, найденные в Нью-Йорке.

Можно было также сообщить о новом расследовании более приватно — скажем, при личной встрече с тем же Треем Гауди, дабы переложить бремя принятия решения об обнародовании «горячей» информации на его плечи.

А так — Джеймс Коми разве что не написал открытое письмо в газету. Шаг на первый взгляд странный, нелогичный и в целом главу Бюро не красящий.

Но судя по всему, другого выхода у Коми попросту не было.

Еще в августе появились первые утечки о сильном недовольстве сотрудников ФБР — от полевых агентов до заместителей директора — действиями своего шефа.

Расследование в отношении Клинтон называлось притворным и даже фейковым. По мере того, как в прессу попадало все больше информации о сотрудничестве министерства юстиции со штабом Клинтон, а также о том, насколько поверхностно были проведены допросы Хиллари ее ближайших помощников, градус недовольства рос, поскольку неподобающее, по мнению многих агентов, поведение Коми бросало тень на всё Бюро.

6 октября в газете New York Post появилась статья под говорящим заголовком «Агенты ФБР готовы взбунтоваться из-за слишком комфортного расследования в отношении Клинтон».

В этой статье сотрудник Бюро в отставке Эй-Си Смит делится с корреспондентом Полом Сперри теми настроениями, которые царят в полевых офисах ФБР.

Смит, в частности, сказал: «Директор создает для Бюро плохую репутацию из-за пробелов в данном расследовании. [У агентов] создается впечатление, что ФБР заигралось в политику и подвело страну».

Уже после того как информационная бомба, брошенная Джеймсом Коми, взорвалась, бывший прокурор Федерального округа Колумбия Джозеф Диджинова заявил в интервью порталу Breitbart:«Неудивительно, что люди, с которыми я разговаривал в Бюро, смотрят на Коми как на грязного копа, поскольку он принес агентству дурную славу.

Секретное оружие Хиллари Клинтон

Письмо, которое он послал, показывает, насколько отвратительным было первоначальное расследование. Люди в ФБР разочаровались в Коми как в лидере».

На вопрос, почему директор Бюро все-таки решился начать новое расследование и уведомить Конгресс, Диджинова ответил просто: «У него не было другого выбора. Он вынужден был направить то письмо, когда ему представили данные о нью-йоркском расследовании.

Если бы он не сделал этого, появились бы утечки из Нью-Йорка, и он бы попал в еще более неудобную ситуацию. Так что он послал письмо, потому что у него не было выбора. Все очень просто. Они [агенты нью-йоркского отделения] слили бы информацию в прессу. И он знал это».

На вопрос, как агенты ФБР отреагируют на полномасштабную медийную атаку, организованную штабом Клинтон на Джеймса Коми после 27 октября, Диджинова ответил: «Если это стратегия демократов по спасению Хиллари Клинтон, то будут новые утечки».

И далее: «Нечего удивляться, что учреждение, известное своей честностью и профессионализмом, своей скрупулезностью, жестко отреагировало на его [Коми] некомпетентное обращение с расследованием. Коми фактически столкнулся с мятежом».

Джеймс Коми — разумеется, не единственный, против которого «подняли мятеж» сотрудники самой могущественной правоохранительной структуры Соединенных Штатов. Они недовольны всей корпорацией Клинтонов и поддерживающими ее генпрокурором и президентом.

Впрочем, недовольны не только агенты ФБР. Соперника Хиллари, Дональда Трампа, поддерживают профсоюзы полицейских и сотрудников пограничного патруля, различные ассоциации ветеранов армии, а также более двухсот отставных генералов и адмиралов.

Поле битвы — Флорида: какие штаты важны для выборов президента США

Видимо, терпению американских силовиков пришел конец. Они всегда старались держаться от политики подальше, но видя, как в Белый Дом проталкивают человека, который давно должен был быть осужден, решили сказать свое веское слово.

Разумеется, расследование ФБР не может закончиться быстро, так что никаких скорых выводов из вскрывшихся в Нью-Йорке фактов ждать не стоит.

Письмо Джеймса Коми говорит лишь об одном — если Хиллари будет избрана президентом, угроза импичмента нависнет над ней с первого дня в Овальном Кабинете. И глава Бюро может сыграть в этом не последнюю роль.

Директор ФБР назначается на 10-летний срок. Это правило министерство юстиции было введено после смерти Джона Эдгара Гувера с целью защитить главу ведомства от политических игр. Коми был назначен в 2013 году, так что до очередной ротации еще очень далеко.

Если он не подаст в отставку сам, убрать его будет весьма проблематично. Технически это осуществимо, вот только воспринято это будет как очередная операция по сокрытию клинтоновских преступлений, так что появится еще один аргумент в пользу импичмента Клинтон, если ей удастся после этого скандала стать президентом.

В любом случае Хиллари, похоже, заполучила очень серьезного врага. Не стоит забывать, что Ричард Никсон обязан своей отставкой во многом именно утечкам из ФБР.

Да и Билл Клинтон чуть было не поплатился своим постом по той же причине. В обоих случаях обвинение в препятствовании правосудию последовали после того, как в прессу попали соответствующие данные из Бюро.

Автор: Дмитрий Дробницкий

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1079
Похожие новости
07 декабря 2016, 23:00
06 декабря 2016, 22:00
07 декабря 2016, 01:30
08 декабря 2016, 02:30
08 декабря 2016, 17:00
08 декабря 2016, 20:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 10:00
04 декабря 2016, 11:30
05 декабря 2016, 15:00
03 декабря 2016, 11:31
06 декабря 2016, 13:00
08 декабря 2016, 11:16
01 декабря 2016, 23:00