Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Бунт в Казахстане – урок для России. Главной причиной волнений в среднеазиатской республике стал конфликт элит

2 января 2022 года, в один из самых, казалось бы, спокойных дней в году, в Казахстане рвануло. Начались массовые протесты, которые в дальнейшем приняли настолько масштабный и жесткий характер, что стало ясно – руководство страны, ее силовые структуры нормализовать ситуацию не в состоянии. И президент Касым-Жомарт Токаев обратился в ОДКБ за помощью. Помощь пришла буквально молниеносно – через сутки на аэродромы Казахстана начали приземляться самолеты с российскими десантниками, а затем и с контингентами других стран ОДКБ, принявших участие в оказании содействия в наведении порядка властям Казахстана.
Очень быстро – буквально в считаные дни, что абсолютно не характерно для подавления подобных беспорядков, ситуация в стране нормализовалась. И опять столь же поспешно – с 13 января, менее чем через неделю после ввода, начался вывод миротворческого контингента.

Неудобные вопросы

Все это говорит о том, что произошедшее в Казахстане – явление совершенно неординарное, непохожее на другие подобные события, ранее известные из истории конца XX – начала XXI века.
Во-первых, вводимые силы были названы миротворческими, как и сама операция. Однако миротворчество начинается тогда, когда есть два или более противоборствующих политических субъектов, которые согласны на ввод миротворческих сил в зону конфликта. Протестующие не имели никакой политической субъектности. У них не было какого-либо политического центра, который мог бы выступить как представитель на переговорах. Поэтому с их стороны кто-либо дать согласие на ввод миротворцев в зону конфликта не мог. Однако при этом имелась просьба президента Токаева на ввод Коллективных сил ОДКБ для стабилизации ситуации в стране и разгрома террористических сил, действующих в Казахстане. Таким образом, эту операцию вполне логично было бы назвать антитеррористической. Однако почему-то решили считать миротворческой, что не соответствует ее существу.
Во-вторых, упомянутая выше быстрота реагирования Коллективных сил ОДКБ. И ведь введена была весьма значительная группировка, ее основу составили две воздушно-десантные дивизии ВДВ РФ и шесть бригад, из которых четыре были российскими. Ввод этих войск был проведен без соблюдения формальностей, в частности согласия на использование этих сил за рубежом со стороны Федерального собрания РФ.
Оказавшись перед лицом набирающего силу народного восстания, казахстанские элиты сплотились и приняли решение об обращении за помощью к ОДКБ
В-третьих, это «путаница в показаниях» президента Токаева, который сначала говорил о массовых беспорядках, потом о 20 тысячах террористов, а затем вообще заявил о том, что силы террористов в шесть раз превосходят численность силовых структур Казахстана. Но если враг был настолько серьезен, возникает вопрос: почему потенциал казахской армии не был использован в полной мере, в частности артиллерия, танки, БМП, боевые вертолеты и самолеты? Почему все дело ограничилось применением стрелкового вооружения? Ведь нигде не были показаны последствия взрыва хотя бы одного снаряда или авиабомбы.
В-четвертых, исчезновение «террористов» практически сразу после появления в стране Коллективных сил ОДКБ. При этом никаких данных об участии наших войск в боевых действиях не поступало. Все решалось силами казахских вооруженных сил и правоохранительных органов, которые до этого, якобы уступая противнику в шесть раз, ничего не могли с ним поделать. Неужели сам факт появления российских десантников так парализовал волю «террористов», что они без боя разбежались по укрытиям? Это мало похоже на подготовленных боевиков, которые годами ведут ожесточенные боевые действия, сопряженные с большими собственными потерями, в Сирии и в других регионах мира против самых мощных армий – американской и российской, использующих самое совершенное оружие, включая высокоточные ракеты большой дальности и боевую авиацию.
В-пятых, упомянутая выше поспешность вывода Коллективных сил ОДКБ из Казахстана. Если враг так силен и многочислен, если он хорошо организован и имеет иностранную поддержку, то его отказ от борьбы может быть обусловлен только одним – он решил лишь временно затаиться и с уходом войск ОДКБ из Казахстана начать партизанскую борьбу против законных властей. Как не добив такого врага, можно было уходить Коллективным силам ОДКБ?
В-шестых, президент Токаев объявил о задержании почти 10 тысяч человек, причастных к беспорядкам. Имеется, судя по сообщениям СМИ, и значительное количество погибших. Но пока ни одного иностранного террориста, действовавшего на территории Казахстана во время январских событий, миру предъявлено не было.

Фото: cityreporter.ru
В-седьмых, это поспешность в выполнении требований протестующих об отправке в отставку правительства Казахстана и смещение с поста руководителя Совета безопасности Казахстана Нурсултана Назарбаева, случившиеся менее чем через двое суток после начала массовых протестов. Никогда в подобных случаях в столь короткие сроки руководство страны не шло на выполнение требований уличного протеста, не имеющего даже какой-либо политической субъектности.
В-восьмых, это странное развитие протеста. Сначала он возникает на западе страны, а развитие, причем очень мощное, получает на юго-востоке в районе Алма-Аты, бывшей столицы Казахстана, где первыми атакованными объектами стали аэропорт, здание городской администрации и бывшая резиденция президента Казахстана. Все эти объекты оборудованы развитыми системами связи. Причем бывшая резиденция президента имеет еще и большое политическое значение.
В-девятых, это серия арестов, проведенных сразу после начала алма-атинских событий, руководства КНБ (Комитета национальной безопасности) Казахстана и ряда других должностных лиц, некоторые из которых были родственниками экс-президента Назарбаева, обвиненных в государственной измене.
И наконец, в-десятых, это полное молчание западных политиков и СМИ по вопросу казахских событий, за исключением невнятных и крайне туманных, имеющих «дежурный характер» заявлений отдельных должностных лиц. Это совершенно не характерно для поведения западных элит в случаях, когда они имели хоть малейшее отношение к подобным событиям или могли оказать на их развитие существенное влияние.
Тем более это выглядит странным, учитывая ожидавшиеся переговоры на высшем уровне между США и Россией, а также Россией и НАТО, прошедшие 10 и 12 января. Более благоприятного повода еще один раз выставить Россию как агрессора, а правящий режим в Казахстане как тоталитарный и нуждающийся в демонтаже и замене на более «демократический» придумать трудно. Также очень выгодно было западным странам на этом фоне усилить военную напряженность на юго-востоке Украины, когда наиболее боеспособные соединения российских ВС оказались втянуты в операцию на таком удаленном от Украины ТВД.

Революции готовит власть

Изложенные особенности никак нельзя объяснить, если только опираться на официально заявленную причину казахских событий – иностранное вооруженное вмешательство во внутренние дела этой страны. То есть можно не сомневаться, что такое имело место, но этот фактор был, судя по ходу событий, не единственным и далеко не главным.
Между тем поискам внешнего фактора, судя по наблюдению за передачами российских СМИ, уделяется главное внимание. Уже нашли в этих событиях британский, американский и турецкий след. Естественно, большое внимание уделяется международным террористическим организациям. Подробно изучаются биографии и деятельность на территории Казахстана отдельных ярких представителей оппозиции, которые выступали или могли выступать в качестве организаторов протеста.
Фото: u-f.ru
Между тем попытки объяснить социальные потрясения внешним влиянием предпринимаются властью всегда, когда надо оправдать неэффективную внутреннюю политику. В частности, этим пытались объяснить протесты «желтых жилетов» во Франции. Сторонники внешнего источника социального протеста в этой стране, который по случайности так же, как и в Казахстане, начался с повышения цен на автомобильное топливо, указывают, что повышение цены всего на ничтожные три евроцента не могло взорвать Францию. Виновником называли США, правящие элиты которых крайне недовольны попыткой Макрона выйти из-под американского контроля. Он на борту авианосца «Шарль де Голль» заявил, что ЕС нужна евро-армия для защиты от России и Китая (это достаточно тривиальное суждение), а также от США (что совсем не тривиально). Кроме этого, он подчеркнул, что союзнические отношения не значат отношения вассала и сюзерена. Таким выступлением Макрона США явно не могли быть довольны, а значит, должны были поставить французского президента на место. Вот американцы и спровоцировали эти беспорядки. При этом сторонники этой концепции приводят в подтверждение своей позиции тот факт, что все протестующие одеты в единую отличительную форму – желтый жилет, а отдельные лица носят одинаковую красную шапку. Последних эти эксперты относят к «профессиональным революционерам», которых, вероятно, прислали или завербовали в самой Франции заокеанские кукловоды. Насчет красной шапки стоит напомнить, что это не просто шапки, а фракийский колпак – символ французской революции XVIII века, для французов (да и не только для них) – символ борьбы с тиранией. Еще обращается внимание на то, что на плакатах протестующих нанесен особый знак – сжатый кулак, опять-таки символ борьбы с властью. Эксперты, придерживающиеся версии, что волнения во Франции срежиссированы извне, сопоставляют этот символ с аналогичными в «цветных революциях» в других странах, в частности на постсоветском пространстве. В отношении этого символа также стоит напомнить, что он стал масштабно применяться как символ сопротивлению тирании и фашизму, как символ единения рабочего класса разных стран мира еще в начале XX столетия. Именно этот жест – поднятая рука, сжатая в кулак, – использовали бойцы республиканской армии Испании, сражавшиеся против франкистов и немецких фашистов в 30-е годы прошлого века. Да и на наших советских хрониках можно увидеть людей с этим жестом на вполне мирных советских демонстрациях. Надо заметить, что в ту пору ни ЦРУ, ни ФБР, тем более АНБ не существовало, а вот символ был. Так что списывать все на «злобную руку Америки», как-то несерьезно. Хотя, конечно, надо понимать, что любая спецслужба стремится в случае возникновения благоприятных условий в чужой стране, особенно враждебной, использовать их для ослабления противника или конкурента. И это нормально. Ненормально, если она не использует эту ситуацию.
Между тем такая позиция, если она доминирует во властных структурах, сильно вредит социальному миру в стране, формируя ложную цель действий по поддержанию стабильности: стремясь предотвратить волнения, руководство страны выделяет значительные усилия на борьбу с влиянием иностранных агентов в обществе, отвлекаясь от реального источника возможной революции. Естественно, спецслужбы враждебных государств всегда ведут подрывную работу на территории своих противников. Однако чисто физически охват населения и элит этими спецслужбами ничтожно мал, чтобы оказывать сколько-нибудь заметное влияние на общество. Значимым это влияние может стать в том случае, когда в элите сформировалась достаточно мощная антиправительственная оппозиция, которая, уже взяв курс на смену власти, начинает искать иностранную политическую поддержку на случай своего выступления.
Так что не иностранные спецслужбы формируют революционную силу. Она сама формируется из-за внутренних причин в государстве. И лишь сформировавшись, становится интересна для иностранных спецслужб, да и то лишь в том случае, если ее цели отвечают их интересам, но не наоборот. То есть источником революционной силы всегда является внутренняя социально-политическая ситуация в стране, которую определяет именно власть и только она. А иностранные спецслужбы лишь пользуются ситуацией. Правда, иногда весьма масштабно.
Тогда если не внешний враг, то что могло стать причиной событий начала 2022 года в Казахстане? Для этого надо обратиться к деталям хронологии событий.

Протесты вышли из-под контроля

Все началось в городе Жанаозен Мангистауской области после двукратного (с 60 до 120 тенге) повышения цен на сжиженный газ для автомобилей. Это был своеобразный новогодний подарок Министерства энергетики Казахстана народу, которое обосновало этот шаг чисто по-рыночному – ростом спроса. Уже 3 января на фоне социальных протестов началось снижение цены до 90 тенге в рамках так называемой социальной ответственности бизнеса. Но это не привело к желаемому результату и 4 января цены на газ снизили до 50 тенге. Однако это было уже поздно, вечером 3 января появились политические лозунги, главными из которых были два – «Отставка правительства» и «Дед уходи», адресованный Назарбаеву.
К 4 января протесты охватили почти все ключевые города Казахстана. В этот день президент Токаев обратился к народу с призывом не идти на поводу «деструктивных лиц, заинтересованных в подрыве единства общества». Но это обращение не возымело действия, и к вечеру начались столкновения с силовиками.
И уже в ночь на 5 января было введено чрезвычайное положение в Мангистауской области и в Алма-Ате. В этот же день было сообщено об отставке правительства страны, Токаев объявил себя председателем Совета национальной безопасности Казахстана. Это означало отстранение Назарбаева от ключевой руководящей должности, позволявшей ему контролировать силовые структуры государства. Надо иметь в виду, что в отправленном в отставку правительстве ряд важных должностей занимали родственники экс-президента. 5 января протестующие захватили аэропорт Алма-Аты, здание городской администрации и президентскую резиденцию. В этот день Токаев впервые заявил о наличии в числе протестующих 20 тысяч боевиков, которых «проспали» казахстанские спецслужбы.
Динамика развития событий этих двух дней свидетельствует об исключительно высоком темпе распространения кризиса по стране. На Украине зимой 2013–2014 годов кризис развивался на порядок медленнее. Это говорит о том, что волнения в Казахстане были быстро поддержаны значительной частью населения в отличие от украинских, где основную роль играли сравнительно небольшие группы ангажированных слоев. Лозунги с требованием отставки Назарбаева и правительства с его ставленниками были едиными по всей территории страны, что дает основание полагать об их целенаправленном вбросе в протестные массы. С учетом того, что эти требования были выполнены Токаевым через два дня массовых беспорядков, причем с нарушением конституции своей страны, по которой должность председателя Совета национальной безопасности Казахстана закреплялась за Назарбаевым пожизненно, есть основание полагать, что президент использовал события как повод для освобождения себя от опеки экс-президента и его команды, желая обрести всю полноту власти. А может, и сам через свою команду мог быть причастен к инициированию протестов. Расчет был очевиден – под давлением «народного гнева» убрать престарелого «елбасы», стать полноценным властителем Казахстана, вернуть цены на газ на докризисный уровень или даже ниже и таким образом избавить народ от «тяжкого груза прошлого», осуществив своеобразную революцию сверху. Это должно было по всей логике привести к естественному свертыванию протеста, поскольку его непосредственные причины были устранены, а главные требования выполнены.
Однако этого не произошло. Протесты, которые уже вполне можно было назвать восстанием, ширились, сопровождаясь переходом в ряде мест к вооруженному противостоянию. Наиболее интенсивные стычки шли в районе Алма-Аты. В этот период в СМИ стали появляться сообщения о переходе некоторых частей казахской армии и полиции на сторону протестующих. Тогда же президент Токаев заявлял, что «террористы» действуют, переодевшись в форму военнослужащих казахской армии и полиции. Вероятно, это были те самые перешедшие на сторону восставших силовики.
Алма-Ата расположена в противоположной стороне территории Казахстана от района, где начались протесты. Однако буквально через день она оказалась в центре событий. Этот феномен трудно объяснить, если не учитывать два факта. Первый – именно в этом регионе расположены кланы, выходцем из которых является Назарбаев. Второй – Алма-Ата – это бывшая столица Казахстана со всей развитой столичной инфраструктурой и столичным имиджем, достаточно (по казахским меркам) удаленная от нынешней и весьма близко расположенная к южным границам страны. Она в наибольшей мере соответствовала требованиям к месту дислокации альтернативного правительства и президента Казахстана. Команде и родственникам «елбасы» уже по лозунгам первого дня протестов было очевидно, что именно они главный объект агрессии протестующих. Вероятно, имелась и прямая информация о возможности их устранения от власти с последующим неизбежным переделом собственности, полученной в абсолютном большинстве случаев путем приватизации общенародного достояния. Поэтому предположение о стремлении этой крупной и чрезвычайно влиятельной группировки сорвать план нынешнего президента и его команды вполне уместно. И уж если начались протесты, то почему бы не попытаться их оседлать и, создав альтернативный руководящий центр в Алма-Ате, вернуть себе полноту власти в стране. Такое предположение позволяет объяснить, почему 5 и 6 января начались аресты с обвинением в госизмене руководства КНБ, ряда других высших должностных лиц, большинство из которых были выходцами из назарбаевского клана или тесно с ним связаны личными отношениями. В этом же ключе можно объяснить и заявление Токаева о том, что «террористы» в шесть раз превосходят по численности силовиков: видимо, совсем немного осталось силовиков, верных действующему президенту. Остальные в своем большинстве заняли нейтральную позицию или даже перешли на сторону противников действующей власти. Это вполне возможно, поскольку командный состав, особенно высшего и отчасти среднего уровня небольшой казахской армии на протяжении 30-летнего пребывания у власти прежнего президента формировался на основе верности назарбаевскому клану, что вполне естественно, учитывая кланово-родовую структуру казахской элиты.
Однако похоже, назарбаевцам уже к 6 января стало понятно, что они не успевают за исключительно высоким темпом развития событий. В борьбу включились исламистские организации, американские, британские и турецкие НКО и агенты влияния, а также криминалитет. Но главную роль сыграло массовое включение в протесты и противостояние с властью значительной части населения Казахстана, которая, похоже, ненавидела всю нынешнюю элиту Казахстана без различия кланов. Это наиболее обездоленные слои населения, молодежь которых, не имея возможности получить мало-мальски достойное образование, осознает свою бесперспективность. Не будучи организованными, они свой гнев против власти выражали в разрушении всего, что в их понимании могло олицетворять власть и благополучие высших слоев общества. Этим, естественно, воспользовался и криминалитет. Подтверждением такого предположения можно полагать беспрецедентные решения президента Токаева, направленные на реальное улучшение условий жизни простого народа.
В частности, это обязательные и весьма существенные отчисления крупного бизнеса в специально созданный социальный фонд страны, а также ряд других положений, направленных на радикальное повышение уровня жизни основной массы населения. Ничего подобного за всю историю постсоветского пространства нигде еще не наблюдалось.
Оказавшись перед лицом набирающего силу народного восстания, казахстанские элиты сплотились и приняли решение об обращении за помощью к ОДКБ. После ввода сил буквально молниеносно – в течение нескольких дней волнения прекратились, причем, по заявлениям наших должностных лиц, без участия наших войск в боевых действиях. Если отбросить малоправдоподобные объяснения этого феномена, остается одно предположение – казахские силовики, ранее дистанцировавшиеся от участия в подавлении протестов или даже в той или иной форме поддерживавшие их, выступили единым фронтом на стороне действующей власти. Подготовленных боевиков, способных оказать серьезное сопротивление, среди протестующих было чрезвычайно мало. Криминалитет и неорганизованная масса протестующих, не успевшая за столь короткий срок выделить из своей среды организационный центр и лидеров, были быстро рассеяны, в некоторых случаях после локальных перестрелок. Поэтому предоставить «иностранных террористов» казахские власти не могут. В элите наступил мир – Токаев получил полноту власти, но и Назарбаев со своим кланом сохранил в основном пока свои позиции в экономике и, видимо, получил гарантии личной безопасности.
Российские войска из миротворческого контингента надо было как можно быстрее освободить для сдерживания вероятного конфликта на западных границах. Это, возможно, была главная причина принятия решения о прекращении миротворческой операции в столь короткие сроки.
Проведенный анализ дает основание сделать предположение, что непосредственной причиной казахских событий стала попытка передела властных полномочий между новой и старой частями элиты, которая привела к незапланированному и вышедшему из-под контроля народному восстанию, для подавления которого пришлось впервые привлечь ОДКБ.
Из казахских событий российской элите надо извлечь серьезные уроки, чтобы такое не повторилось в нашей стране. Ведь начнись подобное в России, Коллективные силы ОДКБ ничем помочь не смогут.
Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


1074
Похожие новости
19 мая 2022, 14:26
11 мая 2022, 10:30
29 апреля 2022, 12:15
28 апреля 2022, 11:15
26 апреля 2022, 10:30
12 мая 2022, 20:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
13 мая 2022, 11:15
12 мая 2022, 17:15
12 мая 2022, 19:15
12 мая 2022, 19:15
13 мая 2022, 14:45
12 мая 2022, 20:45
12 мая 2022, 15:15