Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Чем вызван резкий демарш Туркменистана в адрес «Газпрома

Кому достанутся четвертые по объему в мире запасы природного газа?

На этой неделе Туркменистан неожиданным образом встряхнул мировое информационное поле, объявив неплатежеспособным российское «национальное достояние» — «Газпром». Ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов пытается разобраться в ситуации и приходит к выводу, что автократическое государство на постсоветском пространстве с его богатейшими природными ресурсами похоже на «приготовляемого к закланию откормленного кабанчика».

ИСТОРИЯ «ДРУЖБЫ» С АШХАБАДОМ

Если кит и вдруг на слона налезет? Кто кого сборет?

Лев Кассиль, Кондуит и Швамбрания

Минувшая неделя принесла одну весьма забавную новость. Туркмения резко встряхнула мировое информационное поле, объявив неплатежеспособным российское «национальное достояние» — «Газпром». «Газпром» с начала 2015 года не платит по своим долгам перед ГК «Туркменгаз» за поставленные объемы туркменского природного газа», — заявили в Туркменистане. Громкие слова, эпатаж, обусловленный еще и тем, что ньюсмейкер — Туркмения — весьма нечасто проявляется в публичном пространстве, а если и появляется, то, как правило, с информацией об очередном достижении в рамках культа личности Любимого и Родного. Возникает вопрос: а что на самом деле стоит за таким громким заявлением, какие под ним существуют основания, и вообще, чем вызван такой резкий демарш Туркменистана?

Сразу стоит отметить, что точных данных об оплате «Газпромом» туркменского газа (пока еще) нет, равно как и официальной реакции на туркменское заявление, однако о ситуации можно судить по косвенным признакам. Так, речь идет об объемах закупки в 4 млрд. куб. м, и надо сказать, что для «Газпрома» это совершеннейшая мелочь на фоне его собственных продаж, так, в прошлом году в дальнее зарубежье было продано 159 млрд. куб. м газа, почти в 40 раз больше спорных туркменских объемов. Иначе говоря, заплатить компании есть чем, более того, и в целом ситуация с долгами «Газпрома» является вполне нормальной и стабильной, поскольку, например, отношение объема валового долга корпорации к ее EBITDA (прибыль до налогов и без учета амортизации, скорректированная на переоценку активов) составляет менее единицы.

Со стороны Туркмении ситуация является куда более интересной. История газовых взаимоотношений «Газпрома» и Туркменистана началась в 2003 году, когда был заключен долгосрочный (на 25 лет) договор о покупке газа. Цена газа в контракте была фиксированной на весь этот срок, и была она достаточно низкой, поскольку ориентиром при определении ее была стоимость барреля нефти, а нефть тогда была дешевая. Соответственно, через несколько лет, когда мировые цены пошли вверх (а контрактная осталась прежней, низкой), Туркменистан де-факто отказался от следования этому договору. Первый туркменбаши (Сапармурат Ниязов, глава страны) заявил, что договора вообще нет, а то, что есть, ни к чему не обязывающая декларация о намерениях. Судиться с ними было действом, лишенным смысла, и «Газпрому» пришлось подчиниться, но ответил он весьма существенным сокращением объема закупок.

Вообще говоря, в вопросе закупки газа у Ашхабада политика сильно перемешана с экономикой, но цели этой политики сложно назвать ясными. Поначалу было все достаточно прозрачно: «Газпрому» было выгодно оптом закупать туркменский газ, с выгодой перепродавая его в ту же Европу. В дальнейшем ситуация изменилась — цены выросли, в строй вошли новые российские месторождения, Туркменистан стал проявлять недовольство условиями контракта, а спрос в Европе на газ стал снижаться. И по совокупности параметров закупку газа у Ашхабада можно было бы прекратить уже достаточно давно, соответственно, не является понятным, почему она вообще продолжается, даже при уменьшившихся объемах. Проблема в том, что никакого «сохранения влияния» в этом не было и нет, а Туркменистан никак не является дружественной РФ страной.

ХОЗЯЙСТВУЮЩИЕ СУБЪЕКТЫ, ДОСТОЙНЫЕ ДРУГ ДРУГА

История получила продолжение в 2009 году, когда договор был обновлен, было подписано дополнительное соглашение к тому самому долгосрочному контракту купли-продажи газа, при этом документ предусматривал использование формулы ценообразования, базирующейся на европейских ценах на газ. Счастья не случилось — весной того же года произошел взрыв на газопроводе, посредством которого газ поставлялся в РФ, авария произошла близ границы между Туркменистаном и Узбекистаном, и авария эта, по мнению Туркменистана, была спровоцирована «Газпромом», что не добавило согласия в отношения.

В июне того же года зампред правления «Газпрома» Валерий Голубев заявил, что контракт необходимо пересматривать: «Туркменский газ закупался по таким ценам, по которым мог быть реализован на европейском рынке. Поэтому если сегодня Европа газ не берет, мы сказали: уважаемые коллеги, сегодня некуда ваш газ с вашей ценой реализовывать. Или мы пересматриваем цену, или объемы». Напомню, что первая половина 2009 года — самое начало нынешней мировой депрессии, это период до того, как западные эмиссионные программы стимулирования экономик поддержали цены на энергоносители — так, большую часть первого полугодия цена нефти находилась в коридоре $35 - 55 за баррель. В итоге поставки были приостановлены и возобновлены лишь в начале 2010 года, уже по другим ценам и в других, куда меньших объемах. В целом изначальные 70 - 80 млрд. кубов газа усохли до 42 млрд. кубов в 2008 году, снизившись в разы по итогам 2010 года и дойдя до 10 - 11 млрд. куб. метров в 2014 году с планом в 4 млрд. кубов в году нынешнем.

Валерий Голубев

Надо сказать, что в данном конкретном случае «хозяйствующие субъекты» оказались вполне достойны друг друга, выполняя контракты ровно настолько, насколько они выгодны, а при снижении уровня выгодности — ставя партнера перед фактом необходимости изменения условий. Разумеется, никаких взаимовыгодных отношений возникнуть в этом случае и не могло, чему, конечно же, не способствует туркменский автократический режим и процветающий в стране культ личности, ничуть не потерявший в силе после смены Ниязова на Гурбангулы Бердымухамедова.

Жертвой ухудшившихся отношений стал и проект Прикаспийского газопровода — по межправительственному соглашению «Газпром» обязался построить трубопровод вдоль Каспийского моря через Казахстан в Россию. Договор этот Россия, Казахстан и Туркменистан подписали в 2007 году, а в сентябре 2008 года «Туркменгаз», «КазМунайГаз» и «Газпром» договорились об основных принципах сотрудничества в прокладке трубы. Однако после вышеописанных событий 2009 - 2010 годов проект тихо угас, летом 2011 года «Газпром» сообщил, что работы по проекту еще не начинались, а еще год спустя все упоминания об этом проекте исчезли из официальных релизов компании.

ГЛАВНЫЕ ПРЕТЕНДЕНТЫ НА «ОТКОРМЛЕННОГО КАБАНЧИКА»

Вернемся к Туркменистану. В свете вышеперечисленного видно, что его наезд выглядит очередным актом в деле борьбы бобра с ослом; опять же, обвинение в неплатежеспособности звучит куда громче, чем, скажем, достаточно рутинная заявка об обращении в арбитраж по причине неисполнения контракта. Надо также отметить, что речь не идет о неисполнении «неторговых контрактов», а только об объеме закупки газа, недовольстве тем, что они невелики. С учетом же того, что цена на газ в настоящее время достаточно низка, можно сделать вывод, что в основе демарша Туркменистана лежит совершенно элементарная боль и печаль от снижения доходов, и это снижение уже достаточно заметно для того, чтобы оправдать такое нервное заявление, прямо свидетельствующее о повышении градуса противостояния.

При этом ситуацию в Туркменистане в целом хорошей не назовешь. Автократия, конечно же, держит народ в подчинении, но и ей нужны деньги на поддержание штанов и в идеале на развитие. С развитием не ахти — в качестве такового можно рассмотреть продвигаемый Транскаспийский газопровод, реализации какового очень хотят Ашхабад и Баку. Но этот проект находится в подвешенном состоянии, в том числе и из-за того, что не урегулирован правовой статус Каспийского моря и РФ вполне может блокировать решение этого вопроса, кроме того, Москву в этом вопросе поддерживает Тегеран. «Газпром» деньги приносить практически перестал. Деньги приносит Китай, которому Туркменистан тоже продает газ, так, в 2012 году поставки составили 20 млрд. кубов, объемы же поставок в будущем предполагаются на уровне 65 млрд. кубов — на 70% больше, чем строящаяся «Сила Сибири». Но Китай не РФ, он ведет себя гораздо жестче, накрепко привязывая Ашхабад капиталом, строительством и специалистами.

Вообще говоря, Туркменистан сильно похож на приготовляемого к закланию откормленного кабанчика. РФ здесь не при делах, пустив политику на откуп «Газпрому» (и его исключительно коммерческим интересам), основными претендентами на кабанчика являются уже упомянутый Китай, а с юга на газовые запасы страны (четвертые в мире) скалится ИГ (часть Талибана недавно присягнула на верность халифу ИГ). Ашхабад пытается искать противовес этим угрозам в сотрудничестве с США, в первую очередь военном, но за это тоже придется заплатить. Участь кабанчика в любом случае незавидна. Вторым Катаром Туркменистану не стать. А о «Газпроме» отдельно мы поговорим в следующий раз.

Александр Виноградов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1192
Похожие новости
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 07:30
18 августа 2017, 07:32
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 07:33
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 07:33
15 августа 2017, 09:45
17 августа 2017, 22:01
19 августа 2017, 08:30
15 августа 2017, 12:00
15 августа 2017, 14:30