Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Что Турция делает в Идлибе?

Немногие могли предсказать, что арабская весна эволюционирует в гражданскую войну в Сирии. Аналитики, поддавшиеся энтузиазму тех, кто комментировал арабскую весну как запрос на социальные изменения, политические права, движение к большей свободе и благосостоянию народов, упускали из виду место Сирии в глобальной и региональной конфигурации. События развивались стремительно, и Сирия была вовлечена в гражданскую войну. В это уравнение попали те, кто нес ответственность за прошлые отношения, новую ситуацию, и прежде всего США с Россией вместе со всеми странами региона.
Через некоторое время выяснилось, что сирийская проблема не только не является вопросом обретения большей свободы или смены режима по требованию народов региона, но и, более того, это последняя крепость холодной войны. Однако все игроки, которые не желали оказаться вне поле боя в этом процессе, завершили торг со своими доверенными и встали на необратимый путь.
В то время как практически все и даже вооруженная оппозиция, которая заставляла ощущать свое присутствие на поле боя, выступали в защиту территориальной целостности Сирии, эта риторика стала бессмысленной, когда на передний план были выведены два новых игрока: Партия «Демократический союз» (PYD) — ответвление Рабочей партии Курдистана (РПК) и ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) — ответвление «Аль-Каиды» (запрещена в РФ — прим. ред.). На самом деле ни один из этих игроков не находил отклика у народа, однако глобальные и региональные балансы обеспечили им возможность быстро занять место на поле боя.
Все эти события больше всего повлияли на Турцию, поскольку происходящее в Сирии перестало походить на гражданскую войну. Война не просто подобралась к границам Турции, но и перекинулась на наши территории. В этих условиях проведение операции «Щит Евфрата» стало необходимостью. Однако до ее начала и международное сообщество, и многие круги в Турции стали выступать против этой военной операции и утверждать, что это ошибочная политика.
Если бы Турция не проявила решительности и не провела операцию «Щит Евфрата», не дала четкий сигнал PYD, гражданская война в Сирии могла бы еще более расшириться, а PYD / Отряды народной самообороны (YPG) могли бы стянуть вооружения, особенно получаемые от США в качестве поддержки, к границам Турции и еще на шаг приблизиться к «коридору с выходом в Средиземное море».
От операции «Щит Евфрата» до Идлиба
Сегодня на повестке дня — похожие споры. Как внутри страны, так и за рубежом ставится вопрос: что Турция делает в Идлибе? И должен ставиться, однако трактовать эту проблему через призму нелепых аргументов об ирредентизме, экспансионизме и «сотрудничестве с империалистами против мусульман», как утверждают сторонники ИГИЛ, крайне ошибочно. Такую же ошибку совершают те, кто критикует решение Великого национального собрания Турции предоставить мандат на проведение армейских операций в Сирии и Ираке или кто полагает, что этот мандат неправильно используется. Сегодня при взгляде на карту региона, включая территории под контролем режима, можно видеть, что единственной безопасной зоной в Сирии является зона проведения операции «Щит Евфрата».
Еще раз вспомним этот процесс. Сирийский режим, возвращая контроль над Алеппо, при поддержке Ирана, России и «Хезболлы» устроил здесь и в прилегающих районах кровавую бойню и спровоцировал переселение сотен тысяч человек в Идлиб. Одним из следующих шагов этой же коалиции было бы сосредоточение миллионов человек у турецкой границы на этот раз под предлогом операций против ИГИЛ и при помощи США. Смогла бы Турция закрыть границу? Однозначно, нет. Следовательно, эта ситуация привела бы к тому, что вместе с невинными людьми на территорию Турции попали бы тысячи боевиков. Иными словами, гражданская война в Сирии должна была снова перенестись в Турцию.
© AFP 2016, Bulent Kilic
Турецкая бронетехника на границе с Сирией
Так возникла астанинская формула, на которую обращено много критики и особенно по той причине, что в нее не включена «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTŞ), контролирующая поле боя. У Турции могут быть общие интересы с Ираном и Россией в Сирии, однако совершенно очевидно, что у нее не могут быть такие же цели, как у них, такие же ожидания. Тем не менее, тот факт, что Турция, несмотря на это, договорилась с Россией и Ираном в вопросе о создании «зоны деэскалации в Идлибе и прилегающих районах», с чем были вынуждены согласиться и США, бесспорно, войдет в историю как крупнейший дипломатический успех последнего времени.
Турция не вступила в войну в Идлибе. Напротив, она стремится быть стороной, препятствующей войне. По сути эта операция — запоздалое воплощение в жизнь идеи буферных зон, которые нужно было создать еще с самого возникновения сирийской проблемы, но по неизвестным причинам не удавалось создать. А главное доказательство этого заключается в том, что HTŞ, будучи несогласной с планами внешних сил в этом регионе, сопровождает продвижение ВС Турции. Не говоря уже о живом интересе, который проявляют местные жители.
Что можно ожидать от операции в Идлибе?
1. Сирийский вопрос еще долго будет оставаться на повестке дня. Поэтому операция в Идлибе позволит в более близкой перспективе собрать за столом переговоров стороны, не выработавшие другого решения, кроме войны. И даже может дать возможность политического созревания разных оппозиционных групп. Доминирование ВС Турции на поле боя приблизит силы режима и оппозиции к политическому процессу.
2. Операция в Идлибе позволит отодвинуть войну от границ Турции, предотвратить новую волну миграции и обеспечить безопасную реабилитацию народов региона, подвергшихся несправедливости.
3. ВС Турции, обеспечив доминирование на поле боя, смогут препятствовать возможным шагам PYD / YPG, и тогда удастся подавить структуры, возникающие в Африне и его окрестностях против Турции. При этом сирийские курды могут стать одной из сторон политического урегулирования.
Хорошо, но неужели у этого процесса совсем нет отрицательных сторон? Конечно, есть.
Важнейший из минусов этой операции — возможные действия HTŞ. В международных аналитических материалах критиковался тот факт, что HTŞ остается вне астанинского плана. А в ходе этой операции возникновение представления о том, что HTŞ является чуть ли не партнером Турции на поле боя, может сопровождаться новой критикой в адрес Турции. Кроме того, HTŞ, пользуясь безопасной обстановкой, может попытаться расширить свое доминирование, и это тоже важная проблема. Хотя сейчас такой угрозы нет, существуют сомнения по поводу того, как долго способен продолжаться этот компромисс на поле боя. На повестке дня останется вопрос о том, может ли HTŞ особенно при провокациях Ирана и поддерживаемых им групп превратить эту ситуацию в конфликт.
Еще один минус — вероятность того, что Россия может использовать этот союз в пользу сирийского режима. Такая ситуация перевернет все балансы вверх дном.
Кроме того, сохраняется неопределенность в отношении Африна. Сможет ли Турция распространить идлибскую операцию на Африн? Как отнесется к этому Россия?
Тем не менее у всего есть цена. Воцарение мира прекрасно, хотя дорого обходится.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

372
Похожие новости
21 ноября 2017, 03:00
20 ноября 2017, 08:30
21 ноября 2017, 11:00
21 ноября 2017, 11:00
20 ноября 2017, 03:00
20 ноября 2017, 11:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 16:45
17 ноября 2017, 03:30
19 ноября 2017, 08:15
15 ноября 2017, 12:00
18 ноября 2017, 19:30
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 11:30