Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Dedefensa: для Пентагона нет границ и запретных зон

Пентагон специально выбрал момент? То есть, он снизошел до того, чтобы обратить внимание на вчерашнюю встречу Макрона и Путина, этих беспокойных выскочек, которые заслуживают сурового предупреждения со стороны стоящей над всеми Америки? Именно такие мысли возникают при новости об испытании ракеты, чья дальность подпадает под действовавший до 2 августа ДРСМД. Она была озвучена Пентагоном в тот самый момент, когда Макрон и Путин обсуждали на природе «переосмысление архитектуры безопасности и доверия между Европейским Союзом и Россией» (слова Макрона). Совпадение? Не думаю…
Как бы то ни было, рассмотрим представленное ZeroHedge.com выступление Пентагона, в котором, кстати, нет ни слова о встрече Путина и Макрона. Оно упоминается в самом конце, в хвосте программы на следующую неделю: «Наконец, другие заслуживающие внимание события будущей недели включают в себя в понедельник встречу президентов Франции и России Эммануэля Макрона и Владимира Путина». Это означает, что американская или американистская культура всегда остается верной себе, несмотря ни на что.
«США провели испытание наземной крылатой ракеты дальностью более 500 км (ранее она была запрещена ДРМСД) сразу же после заявления Путина о том, что Россия будет вынуждена развернуть запрещенные ракеты, если США поступят таким образом.
Пентагон подтвердил в понедельник состоявшиеся в воскресенье летные испытания "крылатой ракеты обычной конфигурации с пуском с земли" и выложил их видеозапись.
«Собранные в результате данные позволят Министерству обороны сформировать новые возможности в сфере ракет средней дальности», — говорится в пресс-релизе Пентагона.
Как сообщили в понедельник, на полигоне на острове Сан-Николас в Калифорнии прошли испытания. Ракета успешно поразила цель на расстоянии более 500 км.
Решение было принято после того, как США и Россия официально вышли из подписанного в 1987 году соглашения, которое запрещало использование ракет с радиусом действия от 500 до 5 000 км».
Воскресные испытания включали в себя самую что ни наесть классическую ракету Tomahawk, но в модификации, которая находилась под запретом после подписания ДРСМД в декабре 1987 года. С ноября 1983 года США принялись за развертывание в Европе (наравне с баллистическими Pershing II) крылатых ракет GLCM, наземной версии Tomahawk. Их дальность составляла от 500 до 5 000 км. То есть, в воскресенье состоялся пуск эквивалента GLCM, но со всеми улучшениями, которые Tomahawk получили с 1980-х годов.
В политическом и операционном плане это означает, что США не собираются сидеть без дела, и что заявление министра обороны Эспера о скором развертывании этих систем — не пустые слова. «Стоит отметить, что мы намереваемся развернуть такие возможности раньше, чем предполагалось. (…) Мне бы хотелось, чтобы это произошло за несколько месяцев», — отметил министр во время поездки в Австралию. Он говорил то же самое в начале азиатского турне, что явно относится к Китаю, но все это касается и Европы, поскольку для Пентагона нет границ и запретных зон.
Сам факт того, что для испытания была выбрана проверенная и старая как мир ракета, говорит о том, что Пентагон, его паства и воинственные сторонники очень торопятся. Они не ждут нового, а пускают в ход модернизированное старое, чтобы как можно скорее применить доктрину Трампа («Максимум давления, максимум провокаций»).
Кроме того, как мы видим это ниже (та же статья ZeroHedge.com), Путин прекрасно понял суть намерений заокеанских «партнеров»…
«Путин сделал следующее заявление через несколько дней после новости о развертывании сил США в Азии: «По нашему мнению, действия США, которые привели к ликвидации Договора о ракетах средней и меньшей дальности, неизбежно повлекут за собой девальвацию, расшатывание всей несущей конструкции глобальной безопасности, включая Договор о стратегических наступательных вооружениях и Договор о нераспространении ядерного оружия. Такой сценарий означает возобновление ничем не сдерживаемой гонки вооружения».
Министерство обороны России недавно подтвердило, что воздержится от развертывания ракет средней и большой дальности, если Вашингтон не сделает это первым.
Новые испытания Пентагона могут ознаменовать начало ничем не ограниченной гонки вооружений в духе худших опасений времен холодной войны».
Возвращаясь к встрече в Брегансоне, стоит отметить значение, которое придает Макрон связям с Россией. Он считает, что должен спасти Европу от катастрофы, укрепив ее международные позиции. По его мнению, утверждение новых связей с Россией является одним из главных средств достижения такого результата. Для придания серьезности его проектам, в них обязательно должна прослеживаться составляющая безопасности. Отсюда и идея включающей Россию «архитектуры безопасности»:
Во время встречи с президентом России Владимиром Путиным в Брегансоне 19 августа Эммануэль Макрон представил свой проект переосмысления международных отношений с первостепенной ролью Европейского союза. «Нам нужно изобрести новую архитектуру безопасности и доверия между Европейским союзом и Россией», — сказал он, предложив «новые формы отношений и полезных действий» (без каких-либо подробностей).
Тем самым президент Франции повторил уже высказанную в прошлом позицию, в частности на саммите «двадцатки в Осаке в конце июня 2019 года, а также в интервью швейцарскому телевидению. Тогда Эммануэль Макрон выразил стремление вести диалог с Россией по ряду вопросов, несмотря на разногласия. «Я верю в европейскую Россию, — заявил французский лидер, повторив и другую часто поднимаемую им тему. — Я верю в европейский суверенитет, то есть в более сильную Европу, которая должна переосмыслить себя в этом диалоге».
Макрон говорил то же самое и на встрече двух президентов перед их первой беседой в Брегансоне: «Думаю, у нас получится создать новую архитектуру безопасности между Европейским союзом и Россией. Франция готова играть роль в этом процессе. Я говорю не только о разоружении, но и других вопросах. Думаю, мы сможем работать вместе ради безопасности нашего континента».
Отметим сразу же, что вопросы и неопределенность (с США, а не с Россией) не ограничиваются европейской безопасностью и архитектурой, которую можно разработать и реализовать. Существует не менее, если не более серьезная проблема: Иран и соглашение по его ядерной программе. Здесь Европа вновь оказалась на первой линии, причем опять-таки по вине США (из-за их выхода из договора).
Путин и Макрон говорили об этом еще до встречи в Брегансоне. Так, месяц назад они подтвердили в телефонной беседе готовность «активизировать усилия» для спасения договоренности с Ираном (ее действительно необходимо спасать!). «С обеих сторон подчеркнуто, что СВПД является важным фактором обеспечения безопасности на Ближнем Востоке и поддержания режима ядерного нераспространения», — отметила пресс-служба Кремля.
Французский Sputnik представляет ряд уточнений по этому вопросу и в частности по его экстренному характеру после того, как отпущенный британцами (к огромному разочарованию американцев) иранский танкер продолжил путь по Средиземному морю, взяв курс на Грецию. США настоятельно и даже угрожающе советуют Греции не приходить ему на помощь. Чайник вот-вот закипит…
«Сотрудник Института международных и стратегических исследований Тьерри Ковий (Thierry Coville) считает, что больше нельзя терять времени, «поскольку при худшем сценарии столкновение США и Ирана обернется катастрофой». Для того, чтобы Иран остался в рамках соглашения, требуется более выраженное сотрудничество между Европой и Россией, по его словам.
По мнению этого эксперта по Ирану, "среди всех подписантов соглашения только Европе сложно бороться с американскими санкциями". Кроме того, есть то, что говорят на дипломатическом уровне, и есть реальное положение дел. В действительности Иран уже начал постепенно выходить из договора. Тегеран требует сокращения или отмены американских санкций. "Если мы считаем защиту соглашения по иранской ядерной программе важной составляющей стабильности на Ближнем Востоке и в мире, то пять подписантов договора должны договориться", — подчеркивает Тьерри Ковий.
«Мы оба выступаем за урегулирование кризиса, — заявил Эммануэль Макрон прессе, принимая Путина. — Мы стремимся к более широкой повестке для сохранения стабильности региона».
«О повестке речь уже не идет, — говорит Тьерри Ковий. — Иран наметил на сентябрь шаги по выходу из договора. Постепенно он дойдет до 20% обогащения урана. Все будет серьезно».
«Останутся иранцы в договоре или нет, будет зависеть от сохранения или отмены американских санкций, которые мешают работе иранской экономики», — уверен эксперт. По его словам, ему неловко читать во французской прессе, что Франция подтолкнет Россию к тому, чтобы использовать свое влияние для сохранения Ирана в соглашении, поскольку нет никаких шансов» [на то, что Россия сможет чего-то добиться одним лишь влиянием].
«Интересно, смогут ли Россия и Европа прийти к сотрудничеству. Мы подошли к тому моменту, когда действительно нужно найти средства. Если этого не произойдет, кризис продолжится. Одних слов больше не достаточно», — делает вывод эксперт.
Мы упоминаем здесь иранский вопрос не для его детального рассмотрения, а чтобы показать, что подразумевает сближение Европы и России, каким его видит Макрон, в частности по отношению к позиции США, к яростным и безапелляционным требованиям Америки… Потому что и всегда упирается в США, особенно в нынешние странные времена разнузданного трампизма.
Изобретение «трансатлантической ненависти»
«Россия — европейская, и мы верим в эту Европу», — говорит президент Франции. Вашингтон, Трамп и Пентагон не любят ни Россию, ни Европу, когда говорят между собой и не только. Еще меньше им по душе «эта Европа», которая имеет дело с Россией, особенно по вопросам европейской безопасности. Макрон же захотел именно этого: представить примирение Европы и России и, следовательно, поднять вопрос «архитектуры европейской безопасности, в которой России, очевидно, отводится важная роль. Именно поэтому у ракетного испытания после выхода из ДРСМД есть не только операционное, но и политическое и символическое значение.
Время не ждет, потому что министр обороны Эспер говорит о месяцах в процессе развертывания новых ракет, которые до недавнего времени были запрещены ДРСМД. Зная Пентагон, не стоит строить иллюзий: этот процесс касается как Азии, так и Европы. Речь идет об откровенно агрессивном процессе по отношению к ситуации, которая существовала с ДРСМД, поскольку он определяет ее с точки зрения возможностей по ядерному удару одних по другим: США по России, России против США-в-Европе, то есть европейских стран… Если, конечно, Россия не решится на частично асимметричное развертывание для восстановления сдерживания, например, с появлением вооруженных ядерными ракетами судов в относительной близости от американских берегов. Как бы то ни было, Вашингтон и Пентагон обуяла бы ярость при виде подобной агрессии… В обоих случаях получается тот же результат: красная тряпка перед носом разъяренного быка.
Сейчас мы видим ту же проблему, что и в 1979-1989 годах. Это возвращение на 30 лет в прошлое, только с гораздо более безрассудными лидерами, которые намного меньше отдают себе отчет в ядерных рисках (как всегда, за исключением Путина), не настроены на договоренность и не могут должным образом оценивать действительность, хотя еще пытались делать это в 1987 году.
Таким образом, становится ясно, что планы Макрона направляют ситуацию в чрезвычайно деликатную и усеянную опасностями зону. Причем опасаться здесь нужно не России (несмотря на кислые мины и морализаторские вздохи в парижском обществе и на политкорректном ТВ), а США. Другими словами, Европе стоит бояться кризиса не с Россией, а с США. Америка погружена в опустошительную гражданскую информационную войну, полна ненависти к самой себе и готова вывалить ее на остальной мир из одного лишь рефлекса. Ответственность Вашингтона по отношению к собственной силе взрывоопасным образом превратилась в опьянение гордостью и одержимость могуществом, а также его потенциальным крахом.
Если рассматривать ситуацию более общим и объективным образом (отложив в сторону вопросы конкретных людей и восприятий), отметим, что выбранное Макроном направление наталкивается на различные требования риски в гораздо большей степени, чем было в 1978-1987 годах, раз уж мы выбрали в качестве ориентира кризис с ракетами в Европе. В частности это связано с существованием других проблем безопасности (прежде всего, иранской), которые делают все еще более деликатным, чувствительным и взрывоопасным. Кроме того, как уже отмечалось, суть проблемы кроется в отношениях не с Россией, а с США. Поэтому нам кажется, что ни Макрон, ни кто-то еще в его окружении или экспертных кругах в полной мере не оценил взрывоопасный характер проекта сближения с Россией с рисками в сфере безопасности.
«Зачем нужна новая архитектура европейской безопасности, если она уже существует и называется НАТО», — спросят Пентагон и президента в Twitter. «Зачем нужна новая архитектура безопасности с Россией, если НАТО уже держит револьвер у виска Москвы? Если, конечно, европейцы готовы оплатить оружие, стрелка, боеприпасы и т.д.» Безумие проявляется во всем подрывном поведении и логике системы, в частности в ее американском отражении.
Этот порочный круг существует более тех четвертей века, с 1945 года, и об него поломали зубы куда более прозорливые лидеры, чем молодой Макрон (прежде всего, де Голль). Упоминаемые уже год или два в Брюсселе туманные проекты европейской обороны вызывают приступы ярости оранжевого вашингтонского быка и таинственно изотерической структуры под названием Пентагон…
Можно лишь восхищаться беззаботностью молодости Макрона, несмотря на вызываемую им ненависть, а также подозрительные и неуместные шаги. Ведь у его планов могут быть самые неприятные последствия. Надеемся, что Путин тоже оценил это, пусть даже и с ироничной улыбкой, которую он скрыл за букетом цветов, преподнесенным сиявшей Брижит.
Иначе говоря, сложно представить себе, как проект Макрона может прийти к успешному завершению. Что касается России, она уже занимает в высшей степени разумную позицию, то есть с благожелательностью и интересом принимает любой проект, который не ставит под вопрос ее суверенитет и безопасность.
Как бы то ни было, нас интересует не реализация проекта Макрона или даже его существование, а то, что он запустил процесс, который вполне может вывести Вашингтон из себя (если этого еще не случилось). Он дал старт процедуре и представил планы, которые вполне могут спровоцировать паранойю Пентагона и импульсивную «твитоманию» Трампа.
Вполне возможно, что в рамках уже упомянутой доктрины Трампа Пентагон будет наращивать проекты развертывания ракет и потребует от немцев (хороший пример «трансатлантической ненависти») разместить какое-то количество на своей территории. Это станет испытанием для угодливости местных политиков и может спровоцировать серьезный трансатлантический кризис, о котором, без сомнения, в тайне мечтают банды вашингтонских параноиков и шизофреников.
Мы надеемся на беспорядок в стане врага, и Макрон подходит для этой цели не так уж и плохо. Что касается Путина и его ракет, право на размещение которых для защиты от вашингтонских безумцев могут признать за ним европейцы (понятное дело, кроме поляков), нам будет достаточно просто ироничной улыбки…
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
298
Похожие новости
20 ноября 2019, 19:00
20 ноября 2019, 21:45
20 ноября 2019, 21:45
22 ноября 2019, 01:15
22 ноября 2019, 01:15
21 ноября 2019, 17:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
15 ноября 2019, 04:15
17 ноября 2019, 21:45
19 ноября 2019, 21:00
15 ноября 2019, 23:00
16 ноября 2019, 13:15
16 ноября 2019, 12:45
17 ноября 2019, 00:15