Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Dennik N: кто отправляет чехов в Донбасс воевать за Путина?

Что может произойти, если российские спецслужбы подготовят бойцов и отправят их в Чехию к доморощенным террористам под руководством садистки из Праги?
Это случилось в июне 2015 года в лагере в Кршивоклате. Около 20 человек собрались на лоне чешской природы. Один был заядлым радиолюбителем, второй — полицейским, третий — отставной полковник ракетных войск, а еще там была альпинистка-экстремалка.
Недалеко спокойно текла речка Бероунка, начиналось теплое тело, но они пришли сюда переполняемые своими опасениями. Чешские патриоты, которые с обеспокоенностью наблюдали за недавно разразившимся миграционным кризисом и за тем, как сотни тысяч мигрантов из Сирии массово пересекают Турцию и юго-восток континента, направляясь на прохладный и богатый Запад.
В их головах блуждали алкоголь и мрачные картины будущего, перспективы дестабилизации нашего региона, опасения за целостность страны и желание ее защитить. Они хотели якобы как лучше и были готовы действовать. Когда после выходных они вернулись из лагеря домой, они тут же взялись за дело.
Уже в начале 2016 года у их организации «Чехословацкие военнослужащие в запасе» в Чехии насчитывалось 15 тысяч сторонников. Из них, по оценке лидеров, две тысячи были активными членами, способными и готовыми участвовать в реальных операциях.
Организация выстроена иерархически. Внизу — краевые ячейки, куда входят от пяти до ста членов. Они интегрированы в объединения более высокого, регионального уровня, которые охватывают всю республику, и руководит ими всеми командующий. Есть у них и отделы по обучению, логистике и здравоохранению, а также собственный передатчик и юридический отдел.
Подъем
Вскоре, уже в том же году, произошел перелом. Первый командующий подполковник Обртел покинул организацию и создал собственную — «Национальное ополчение». На появление конкурирующей организации изначальные чешские патриоты отреагировали, сомкнув свои ряды.
Во главе теперь встал Иван Кратохвил, который приступил к реальным действиям. Для новой начальницы его штаба Андреи Крушиловой бывший командир навсегда останется предателем: «Я бы за такое расстреляла. И если я решусь на это, его не спасет уже даже Кратохвил».
Еще в 2016 году они собирали демонстрации. На одной из них организации удалось вывести на площади несколько десятков тысяч человек. Против них выступила «Антифа» (неформальная сеть антифашистских объединений — прим. перев.), но «Чехословацкие военнослужащие в запасе» хорошо координируют свои массовые мероприятия, отслеживают действия противников, общаются посредством секретных сигналов и сообщают полицейским координаты возможных уличных конфликтов.
Члены организации вспоминают те акции с гордостью. В то время об их существовании узнала вся страна, и они заслужили уважение даже среди военнослужащих вооруженных сил. Иван Кратохвил несколько раз отметил, что после одной из манифестаций его даже поблагодарил за образцовую организацию полицейский начальник и пожал ему руку.
В то время они уже проводили боевую подготовку в лесах и спортивных залах. Каждый делился своими знаниями или легальным оружием. Благодаря этому активные члены обучились приемам самообороны, а также навыкам боя с применением оружия и боевой техники.
Они планируют создать фонд для работы с молодежью, благодаря чему наконец смогут получить деньги от государства, резонанс в СМИ и признание среди государственных силовых ведомств.
Однако все они с разочарованием признают, что их деятельность вызывает у военных чинов сильную неприязнь. Те и слышать не хотят о добровольных защитниках государственных границ.
Поэтому сейчас они все больше замыкаются внутри организации. В Чехии существует разрозненное, но большое сообщество пророссийских групп интересов, которые наладили контакт с высокопоставленными политиками и экстремистскими партиями.
Сформировалась буквально новая субкультура, представители которой не смогли найти себе место в обществе и из-за своих жизненных и финансовых ошибок обратились к антисистемным ценностям и воззрениям.
Они выглядят, как мы. Мы ходим в одни магазины, вместе стоим на остановках общественного транспорта, и тем не менее они живут в параллельной реальности полной теорий заговоров и дезинформации.
Они убеждены, что с неба на нас с пассажирских самолетов ежедневно сбрасывают ядовитые химикаты, растущие цены на продукты питания доказывают заговор секретных мировых организаций, а невиннейшие новости в газетах они считают подтверждением самых страшных опасений о надвигающемся конце нашей цивилизации.
Последствия обстрела в Донецкой области
Именно «военнослужащим в запасе» ненадолго удалось стать единственными лидирующими идеологическими представителями этой субкультуры, повлиять на нее и мобилизовать к действию.
Батюшка был их «политруком», и, по его воспоминаниям, сначала у организации не было четкой политической позиции. Их объединяло, прежде всего, ощущение, что чешская государственность и культура — под угрозой, что ей угрожают европейские, точнее либеральные, ценности и, разумеется, мигранты.
Батюшке тут все ясно: по одну сторону стоит христианство, консерватизм и чистокровные славяне. Все это воплощает в себе Россия. По другую сторону — упадок традиционных ценностей (гомосексуализм), агрессия и истребление славян (НАТО в Югославии), а вместе с ними — наш давний враг: арабы и ислам, которых поддерживают продавшиеся западные политики.
Иван Кратохвил говорит совершенно откровенно: в его семье — семь поколений высокообразованных людей. Коэффициент интеллекта местного цыганского населения, напротив, на 20 — 30% ниже, чем у белых славян. Но цыгане — это еще не самый плохой вариант. Власть предержащие этого мира придумали план, как заполучить российские природные богатства, и единственные, кто еще стоит на их пути, — это образованные (белые) славяне.
Сегодня против России, которую не покорил ни Наполеон, ни Гитлер, брошено миллионное войско мигрантов. Паразиты, которые едва умеют писать, хорошо стреляют и режут глотки. Пару лет назад мы пустили их в Европу, и теперь уже достаточно только раздать им оружие.
А мы, жители Центральной Европы, станем их первой жертвой. Да, именно так: после «венгеризации» Словакии и «ариизации» Чехии теперь нас ожидает то же в исполнении черных исламистов.
Начальница штаба Андреа убеждена, что будет большая война. Через несколько лет старый порядок рухнет, и после этого против нас выступят так называемые западные союзники. Когда мы все поймем, будет уже поздно.
В наших странах воцарится анархия. Вооруженные иммигранты устроят в городах террор, а потом на нас нападет Германия. Поэтому такие организации, как наша, должны подготовиться, планировать оборону и напасть первыми.
Из-за своего радикализма «военнослужащие в запасе» на какое-то время оказались в центре внимания чешских СМИ мэйнстрима. По прошествии двух лет их все еще помнят даже в управлении МВД ЧР по борьбе с экстремизмом. Но со временем интерес угас.
План
В 2017 году дела у «Военнослужащих в запасе» шли очень хорошо. Андреа готовилась к тому, что главную роль в большой войне сыграют не танковые дивизии и не самолеты, а небольшие отряды хорошо подготовленных бойцов на улицах городов, ведущие партизанскую войну. Будут ближние бои в зданиях и на площадях.
Поэтому одной из недавних идей стали террористические акты. На врага они будут нападать в гражданской одежде, благодаря чему их никто не заметит и не сможет вычислить. Всем будет командовать Андреа, хотя молодой ее уже не назовешь. Ей 59 лет. Но, по ее собственным словам, хороший командир никогда не должен задумываться, выживет он или нет.
Кто станет первой целью? В Чехии должны остаться жить всего семь миллионов человек. Все остальные (либералы и вся пятая колонна) пойдут в задницу: «Если мы их не переубиваем, то поступим, как с судетскими немцами. Мы выкинем их из страны».
«А цыгане вам не мешают?»
«О них я даже не говорю. Это станет окончательным решением цыганского вопроса. По их мнению, мы расисты, поэтому мы посадим их в поезда, окружим автоматчиками и „до свидания". Нечего церемониться. Все говорят, что нашей стране нужно больше народу. Нет! Пятую колонну мы должны уничтожить».
Когда Андреа говорит об этом, она периодически теряет контроль над собой и то ударит кулаком по столу, то на ее губах проступит пена.
В начале 2017 года, когда чешские СМИ уже считали «Военнослужащих в запасе» прошлым, те, напротив, сочли геополитическую ситуацию еще более критической. И это, по их мнению, требовало еще более серьезных решений.
У организации есть секретный козырь: несколько десятков чешских граждан отправились воевать на Донбасский фронт за пророссийских сепаратистов. Некоторые из этих бойцов непосредственно связаны с руководством «Военнослужащих в запасе».
В секретном документе об организационной структуре их руководства я нашел как минимум одного человека, который до сих пор воюет вместе с пророссийскими силами на оккупированном Донбассе. Его зовут Алоиз Полак, и его можно отнести к наиболее фанатичным фигурам в Донецке. На его странице в «Фейсбуке» читаем: «Ксенофобия — один из основных инстинктов человека. Это чувство самосохранения, сохранения семьи, племени от чужеродного. Ксенофобия спасала от набегов варваров, от уничтожения того, что нам кажется священным — нашей крови и семьи, наших детей. Речь о сохранении собственного генофонда для будущих поколений».
В том же году «Военнослужащие в запасе» включили таких людей, как Полак, в план по обучению бойцов. Замысел был прост: нужно отправить своих убежденных членов в донбасские окопы к Полаку и остальным, чтобы те их всему обучили в условиях реального боя.
Политрук Батюшка хорошо все продумал. Планировалось создать мирные лагеря где-нибудь в тылу, в безопасности за фронтовой линией. Молодые радикалы там охладили бы горячие головы и обучились бы первой помощи, работе в команде и взаимовыручке. Они сдружились бы, закалили бы характер и приучились бы к полезным вещам. Например, не бояться стрельбы и взрывов.
Якобы там наши дети станут мужчинами, которые не обратятся в бегство, если за пару километров от них начнут взрываться бомбы.
Но миролюбивый Батюшка уже покинул организацию. Теперь там командуют другие, более решительные люди. «Сумасшедший и алкоголик», — так лаконично сегодня о нем отзывается Андреа.
Цыганка, архивное фото
Мы побеседовали с ней под цветущими весенними деревьями стобашенной Праги. Рядом с нами на лавочках сидели пенсионеры с собачками. Ушел я с ощущением, что все, что я услышал, только жуткие фантазии психически нездоровой садистки и ее дружка Кратохвила, скучающего на пенсии.
Ведь все эти ребяческие планы и игра в войну разворачиваются в спокойной и ленивой Центральной Европе. И единственный урок, который из этого можно извлечь, как мне думалось, будет о том, что дезинформация и конспиративные выдуманные миры способны сильно влиять на сознание людей, которых успешная часть общества вытеснила на социальную периферию.
Как хорошо, что все это не происходит на самом деле.
Фронт
В октябре 2017 года, когда я уже шестую неделю находился в зоне боевых действий на Восточной Украине, я оказался на южной части фронта со стороны сепаратистов. Я приехал в село Сосновское в нескольких сотнях метров от линии соприкосновения и в зоне поражения тяжелыми вооружениями, размещенными в украинском городе Мариуполь.
Меня сопровождал чешский пророссийский боец Юра и его друг Кавказ, которые в 2015 году отправились на Донбасс, по их выражению, защищать русский мир от украинских фашистов.
Из одного ветхого незамысловатого домишки вышел худой мужчина средних лет с автоматом и в форме, которая ему была велика. Его звали Милош Оуржецки. Было ему 49 лет, и, как и мои два сопровождающих, родом он тоже был из Чехии. Мы разговорились, и наш разговор время от времени прерывали артиллеристские залпы.
Оуржецки сказал, что сначала его целью на Донбассе было помогать местным жителям в их трудной жизни в тылу, но организация, которая его сюда отправила, обманула его, злоупотребив его доверием, а потом предала.
Это случилось несколько недель назад, когда он приехал ил российского Ростова к границе сепаратистской донецкой территории. Там он уже не сумел связаться со своими местными знакомыми, которые должны были перевести его через границу.
Юра добавил к его рассказу, что в августе этого года член местной сепаратистской администрации попросил его помочь одному дезориентированному гражданину Чешской Республики, который застрял в приграничной зоне между Российской Федерацией и Донецкой Народной Республикой и вызывает подозрения у силовых ведомств обеих сторон.
Так Юра и Кавказ взяли Оуржецкого под свое покровительство, перевели его через границу и нашли ему жилье.
На вопрос, как называется организация, которая его сюда отправила, Оуржецки неуверенно ответил: «Чехословацкие военнослужащие в запасе».
Он признался, что под предлогом гуманитарной помощи он должен был обучиться в местной сепаратистской армии навыкам ведения боя, диверсионной работы и обращению со взрывчаткой.
Целью было после приобретения опыта в реальном военном конфликте вернуться домой и обучить других бойцов. Кроме того, он должен бороться за интересы организации непосредственно в Чехии, если выяснится, что мрачные прогнозы на будущее начинают оправдываться.
Оуржецкиу упорно настаивал на том, что даже не подозревал о своем подлинном предназначении. Он все понял, только когда вскрыл конверт с секретным приказом, который получил еще в Праге, но открыть его разрешалось уже по приезде в Донецк.
В письме говорилось о создании чехословацкого боевого отряда в составе армии ДНР, и Милош Оуржецки назначался одним из его членов. Приказ подписал командующий «Военнослужащих в запасе» Иван Кратохвил и начальник его генштаба Андреа Крулишова.
Версию Оуржецкого подтверждают документы, которые он хранил при себе. По его словам, он был только одним из целой группы людей, которых «Военнослужащие в запасе» собирались отправить в Донецк с такой же миссией. После того как он не сумел успешно наладить контакт с местным связным все остальные, по-видимому, вернулись домой, но точно он ничего не знал. Как звали его знакомого в Донецке? «Алоиз Полак», — так ответил Оуржецки.
Казалось, что Милош Оуржецки совершенно шокирован сложившейся ситуацией, как и оба моих спутника. У них не было причин, чтобы вредить своей бывшей родине, и уж тем более им не хотелось впутываться в конспиративные делишки дилетантов, которые подготовили безумный план, обреченный как минимум на провал, а скорее — на то, чтобы наложить жуткий отпечаток на всех, кто к нему причастен.
Чешские бойцы опасались, что вся эта история станет известна российскому руководству. Или, того хуже, третьесортные террористы на самом деле совершат в стране-члене Европейского Союза какую-нибудь боевую операцию, а потом выяснится, что обучение они прошли на территории, подконтрольной России.
Разразится невообразимый международный скандал, а кроме того, в ДНР полетят головы. И в первую очередь — их собственные. Поэтому они взяли Оуржецкого в свой фронтовой отряд, но при этом не перестали видеть в нем огромную угрозу.
Во время нашей встречи Оуржецки был испуган и говорил, что хочет вернуться домой, к своим огородам и эзотерике. На первый взгляд он казался самым неподходящим кандидатом на роль террориста и все же являлся идеальным продуктом антисистемной чешской субкультуры.
Он верил в эгрегориальное управление сознанием, которое доступно плохим людям (евреям), и с его помощью они контролируют население всего мира. И хотя во время разговора Оуржецки говорил мне, что через несколько дней уезжает домой, через несколько месяцев я нашел в социальных сетях его на фотографиях чешских бойцов, воюющих на донбасском фронте.
На фотографии он позирует со снайперской винтовкой на одном из наиболее напряженных участков фронта. Похоже, он все-таки получил именно тот опыт, которого от него хотело руководство «Военнослужащих в запасе».
В январе 2018 года Милош Оуржецки пропал из Донецка. За ним приехал его сын, который привез ему действующую российскую визу. Своим друзьям он заявил, что уезжает в Россию на Дальний Восток. С тех пор о нем ни слуху ни духу.
Максим
По прошествии более года я связался с Милошом Оуржецким младшим — сыном, который увез своего отца из Донецка. Сам он был рядовым членом «Военнослужащих в запасе», как и его отец, но отказался рассказывать о своей деятельности в организации. В то же время, в феврале 2019 года, я повстречал другого интересного человека — Батюшку.
Он несколько раз в разговоре со мной вспомнил трагическую смерть своего друга православного священника, виновниками которой стал якобы Кратохвил или арабская разведка. С «военнослужащими» он уже давно разошелся, но благодаря его воспоминаниям мне удалось лучше понять их образ мыслей и ход работы их организации, а также узнать их основных протагонистов.
Потом с помощью подложного аккаунта в социальной сети я связался с Кратохвилом и Крулишовой и завоевал их доверие, потому что восхищался ими и расхваливал их успехи.
Я рассуждал о мире, как они, и узнал, с кем они связаны в Чехии и в Донецке, в том числе я узнал о резиденте российской спецслужбы, с которым уже несколько раз встречался во время непродолжительных визитов на территорию сепаратистов. Мои суждения звучали еще более радикально, чем их собственные.
В 2019 году положение «Чехословацких военнослужащих в запасе» пошатнулось. Сами они уверены, что это результат работы спецслужб, хотя их внутренние разногласия оказали на организацию более негативное влияние, чем любое воздействие извне.
Последствия обстрела в Донецке
Они подозревают друг друга в том, что являются секретными агентами, и если Батюшка, по словам Кратохвила и Крулишовой, — алкоголик, то то же самое Кратохвил говорит и о начальнице его генштаба. Она, в свою очередь, отзывается о нем пренебрежительно как о тыловом военном бюрократе, которому очень далеко до настоящего командующего (в отличие от нее самой).
У Кратохвила есть еще одна претензия к Крулишовой. Когда-то она была не начальницей, а начальником, но на определенном этапе жизни в теле мужчины ей стало некомфортно, и она сделала операцию по смене пола.
По словам командующего, после продолжительной гормональной терапии ее сознание, что парадоксально, стало еще более мужским. Это заметно по поступкам Андреи, да и я сам лично становился свидетелем взрывов ее агрессии, так что дополнительных подтверждений и не требуется.
Кратохвил украдкой признался, что для многих консервативных членов организации ее трансформация неприемлема, а членов российской делегации, которая приезжала с визитом, эта «метаморфоза» якобы даже оскорбила.
В наших разговорах я осторожно попытался разузнать предысторию поездки Оуржецкого на восток Украины. По словам Оуржецкого, Юры и Кавказа, руководство «Военнослужащих в запасе» реализовало эту операцию при содействии сочувствующих бойцов без ведома официальных властей Донецка.
Получается, «Военнослужащие в запасе» злоупотребили гостеприимством сепаратистов и их российских командиров в собственных интересах. Правда, вскоре выяснилось, что все трое непосредственных участников очень недооценили отношения между чешскими и русскими партнерами.
Кратохвил сам несколько раз посещал сепаратистские территории и аннексированный Крым. В последний раз он побывал там в марте 2019 года. Он хвалился большим количеством знакомых в среде высокопоставленных чиновников сепаратистской администрации и министерств, общается на «ты» с российским сенатором крымского Севастополя. Но еще интереснее его связь с сотрудниками спецслужб и представителями вооруженных сил.
Постепенно стало понятно, что путь к реализации их плана по обучению членов организации в рядах донецкой армии открыли не чешские бойцы на Донбассе, а руководство местных сил безопасности.
На мой прямой вопрос Кратохвил, Андреа и Батюшка не раз признавались, что в январе 2017 года, за несколько месяцев до приезда Милоша Оуржецкого, во время визита в Донецк Иван Кратохвил вместе с Батюшкой встречался с одной интересной и таинственной персоной.
Его зовут Максим, и официально он работает в Министерстве информации ДНР. Однако неофициально он является высокопоставленным сотрудником гражданской разведки МГБ, а еще более неофициально — резидентом российской спецслужбы ФСБ в Донецке.
Там его все хорошо знают и боятся. Судя по всему, Максим отвечает за связь с иностранцами, которые приезжают в оккупированный Донецк, и за и контроль над ними. От его решения не раз зависел и мой въезд на оккупированные территории.
Якобы именно его Кратохвил и Батюшка попросили о помощи в организации всей этой операции. Посоветовавшись с начальством, Максим согласился помочь, но выставил единственное условие: чешская сторона должна доставить многообещающих бойцов из Чехии в Донецк без ведома чешских властей.
С самого начала также было ясно, что в Донецке «Чехословацкие военнослужащие в запасе» не будут иметь к гуманитарной миссии никакого отношения. Договор звучал так: Донецкая Народная Республика возьмет на себя их пребывание только в том случае, если они будут участвовать в боях с оружием в руках. К этому их призывал якобы и сам Максим, что независимо друг от друга подтвердили двое чешских «посланников».
Также Кратохвил утверждал, что Оуржецки сам пожелал участвовать в операции, и решительно опроверг версию о том, что тот не подозревал о реальных целях своего пребывания в Донецке. То же Кратохвил сказал и о Батюшке. Сегодня он производит умиротворенное впечатление, но прежде он якобы не раз призывал взять в руки оружие.
По их версии, Оуржецки провалился, потому что сам нарушил базовые правила безопасности и несколько раз звонил из России с обычных мобильных телефонов не только домой в Чехию, но и своему донецкому связному Алоизу Полаку, а также еще одному чешскому бойцу — Мартину Соукупу, который тоже является членом «Военнослужащих в запасе» и воюет в Донецке.
Из-за неосторожности Оуржецкого все они подверглись смертельной опасности и подозрениям, поэтому они и приняли решение не доводить операцию до конца. И тут в истории появился ничего не подозревающий Юра, который помог Оуржецкому пересечь границу.
Фигуранты этой истории поведали мне о произошедшем, по-разному интерпретировав отдельные детали. И теперь остается только один вопрос: почему российская сторона была заинтересована в столь рискованной и бессмысленной операции?
Союзники
Сотрудничество сепаратистов и их российских менторов с дурным командованием «Военнослужащих в запасе» может показаться невозможным, но есть убедительные доказательства, что оно вполне реально.
В сентябре 2016 года в Остраве открылось так называемое консульство Донецкой Народной Республики, которое возглавила Неля Лискова, третьесортная фигура чешской экстремистской арены.
По замыслу его создательницы, в задачи консульства входил культурный обмен и дружба между двумя регионами, но в Донецке откровенно говорили об инвестициях чешских субъектов на территории ДНР. Сепаратистская республика, охваченная войной и ограниченно поддерживаемая Москвой, остро нуждалась в любом иностранном капитале.
По словам моих респондентов, Лискова пообещала даже создать в ДНР чешский инвестиционный банк, а также организовать дистрибуцию чешского пива и открыть казино с помощью сомнительного миллионера из Остравы. Во время разговора эту информацию мне косвенно подтвердил Игорь Мартынов, когда-то бывший главой Донецка.
Если фанатичный пенсионер Кратохвил и его безумная начальница генштаба кажутся сомнительными партнерами, то и Лискова заслуживает доверия ничуть не больше. В интернете можно найти ее откровенные снимки и видео с садомазохистской направленностью.
Так же, как экстремистская идеология «Военнослужащих в запасе», откровенный расизм и антиисламизм Лисковой прямо противоречат сути обеих сепаратистских республик, которые заявляют о борьбе с фашизмом и нетерпимостью (их якобы воплощает Украина после революции на Майдане).
И тем не менее деятельность Лисковой донецкие власти терпели более двух лет. Она пользовалась уважением в среде политиков и сотрудников спецслужб, и ее с почестями принимали самые высокопоставленные руководители.
Последствия обстрела Донецкой фильтровальной станции
У Лисковой были несомненные преимущества: убедительность в действиях и тесные связи в чехами и словаками в Центральной Европе и в Донецке. Замужняя Лискова стала любовницей уже упомянутого чешского бойца Кавказа, а также сблизилась со словацким фашистским преступником Марио Рейтманом (он тоже воюет на Донбассе) и упомянутым Алоизом Полаком.
Рейтман даже служит в армии коммунистической диктатуры ДНР и гордится татуировкой СС на груди.
Что еще важнее, Лискова поддерживает хорошие отношения с администрацией чешского президента Милоша Земана. Она до сих пор работает в Институте Алены Витасковой, любимицы Земана, которая занимается преимущественно энергетической политикой, а также связями с так называемой российской евразийской платформой (это просто еще одно название для плана Владимира Путина, желающего вернуть территории бывшего Советского Союза под свой контроль).
Маргинальная экстремистка, что парадоксально, превратилась для плохо ориентированных и узколобых донецких политиков в воплощение их международно-политических и экономических амбиций.
В итоге их сотрудничество развалилось, и произошло это не из-за ее воззрений и даже не потому, что один предприниматель из Остравы обвинил Лискову в мошенничестве на десятки тысяч чешских крон.
Лискова не выполнила ни одного из своих обещаний, а если выражаться точнее, то просто водила всех за нос. У бедного Донецка она пыталась вытянуть десять миллионов чешских крон на свою предвыборную кампанию, а из-за ее бесталанности один за другим развалились все многообещающие чешские инвестиционные проекты в Донецке.
Расследовать ее деятельность в Чехии наконец поручили Кратохвилу. Один из высокопоставленных донецких друзей тайно попросил его побывать у Лисковой в культурном учреждении, которое она возглавляла.
Но когда Кратохвил приехал в Остраву, то на указанном адресе он ничего не нашел. Поэтому в марте 2019 года, когда почетный консул Донецкой Народной Республики попыталась въехать в ДНР, ее задержали на границе. В республику ее уже не пустили.
Судя по всему, с «Военнослужащими в запасе» Россия поддерживала столь же прагматичные отношения. Члены чешской организации признаются, что Максима и его начальство больше всего интересовали успехи в привлечении людей на демонстрации в странах Европейского Союза.
Россияне хотели привлечь на свою сторону столь большую и организованную группу, которая продвигала бы их интересы и проводила бы мероприятия для оказания давления. Кстати, уже во время первого визита Министерство информации, в котором якобы работает Максим, передало представителям «Военнослужащих в запасе» свои рекламные материалы для распространения среди чешских единомышленников.
Для «Чехословацких военнослужащих в запасе» «большой брат» — это больше, чем просто возможность обучить своих сомневающихся террористов. Организации не хватает денег и оружия, но ее члены верят, что в решающий момент они смогут положиться на «помощь извне».
Перспективы
С одной стороны, понятно, что план организации и ее руководителей с самого начала был обречен на провал. По-видимому, ни «большая война», ни «большой брат» в ближайшее время нашей стране угрожать не будут. Тогда представляет ли их фантастический план вообще какую-то опасность?
На самом деле это второстепенный вопрос. Не так важно, возникнет ли в реальности та ситуация, к которой готовятся эти люди. Важно, что они сами верят: время пришло. Одна из наших бесед с Иваном Кратохвилом состоялась за несколько дней до разрушительного пожара в соборе Парижской Богоматери.
Для Кратохвила это происшествие имело особое значение, так как миллионы людей по всему миру делились друг с другом фотографией, на которой мусульмане смеялись на фоне горящего памятника. Нужно ли тут еще что-то добавлять? Кратохвил и Крулишова не сомневаются: Нотр-Дам — еще одна важная веха в мусульманской агрессии против нашей цивилизации.
А что если подобное происшествие, общественный кризис или природная катастрофа произойдут в ближайшее время в Чехии? Как тогда поступят люди, живущие в плену паранойи под влиянием фанатичных командиров и с опытом фронтовых боев и диверсионных операций?
Можно ли предугадать их реакцию, если случайная трагедия в их глазах станет первым выстрелом врага, на который необходимо адекватно ответить, возможно, террористическим актом, абсолютно бессмысленным и непонятным, но способным унести реальные жизни ни в чем не повинных людей?
Если у Чехии есть все шансы получить собственных андерсов брейвиков, или любомиров гарманов, или других сумасшедших массовых убийц, которые стреляют по детям в садиках и школах, то сегодня этот жуткий потенциал воплощают в себе члены таких организаций, как «Чехословацкие военнослужащие в запасе».
Когда я в последний раз встретился с Адреей Крулишовой, она собиралась на работу. На ней была спецовка, возможно, такая же, какая пригодится ей, когда вместе с бойцами, обученными на Донбассе, она начнет на чешских улицах убивать сограждан, недостойных того, чтобы остаться в живых.
Крулишова не переживает по поводу отсутствия у их организации перспектив. Некоторые члены ушли к конкурентам, а другие ленятся проходить боевую подготовку. Но в момент Х все изменится.
В этот момент люди осознают правду и поймут законы выживания: «Например, если бы ты был моим раненым другом и мог бы попасть в плен, я тебя застрелила бы». «А не слишком ли это бесчеловечно?» «Нет. Люди избалованы излишней человечностью».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
638
Похожие новости
19 сентября 2019, 03:30
19 сентября 2019, 17:30
19 сентября 2019, 20:15
19 сентября 2019, 00:45
19 сентября 2019, 17:30
19 сентября 2019, 11:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 сентября 2019, 21:30
14 сентября 2019, 19:45
15 сентября 2019, 12:15
13 сентября 2019, 19:45
12 сентября 2019, 23:00
13 сентября 2019, 21:00
16 сентября 2019, 16:45