Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Депутаты движения «Вперед!», беритесь за власть!

Получившие 350 кресел депутаты движения «Вперед, Республика!» заручились подавляющим большинством голосов в Национальном собрании. Но воспользуются ли они им, чтобы стать острием реформы и обновления французской политики? Или же будут довольствоваться ролью простой регистрационной палаты, послушно принимая направленные правительством законы без какой-либо критики?
Судя по всему, первого полномасштабного испытания ждать осталось совсем недолго. Речь идет о взимании подоходного налога у источника, реализацию которого правительство хочет отложить на 2019 год (или вообще похоронить) по совершенно оппортунистским и неоправданным причинам. Такая отсрочка не предвещает ничего хорошего в том, что касается заявленного стремления новой власти к реформам и модернизации налоговой и социальной систем Франции, и вызывает серьезные опасения насчет будущего. Вопреки утверждениям некоторых, правительство не может принять такое решение без голосования парламента, которое должно пройти в ближайшие дни или недели.
Одно из двух. Либо депутаты движения «Вперед, Республика!» (ВП) утвердят сохранение этой символической реформы и ее реализацию с января 2018 года, согласно решению уходящего парламента осенью 2016 года в рамках финансового закона на 2017 год (в таком случае новые парламентарии готовы занять подобающее место в будущих реформах и при необходимости пойти против исполнительной власти). Либо они согласятся поддержать консерватизм правительства, что, к сожалению, представляется более вероятным. Такой исход будет означать, что новые власть и большинство — липовые реформаторы.
Взимание у источника и общественный договор
О чем идет речь? Взимание у источника было введено для подоходного налога в 1920-х годах в Германии и Швеции, во время Второй мировой войны в США, Великобритании и Нидерландах, в 1960-1970-х годах в Италии и Испании. Франция — единственная среди развитых стран, где эта мера до сих пор не была реализована. Это является одним из самых вопиющих архаизмов нашей налоговой и административной системы: в данном вопросе мы на 50-100 лет отстаем от всех других стран.
Такое положение дел тем печальнее, что налогообложение у источника позволило бы заметно повысить эффективность системы для всех участвующих сторон. В первую очередь, это касается налогоплательщиков, которым в нынешних условиях приходится платить подоходный налог с задержкой более чем на год при том, что их профессиональное и финансовое положение может за этот период кардинально измениться. Новая система позволила бы в реальном времени изменять ставку налога в зависимости от возможностей каждого человека.
Далее, это касается самого налогового ведомства: его сотрудники могли бы сосредоточиться на более важных задачах вроде проверок и борьбы с уклонением.
Наконец нужно упомянуть о предприятиях. Пусть некоторые руководители утверждают из консерватизма, что реформа создаст для них дополнительную работу (этот аргумент звучал во всех странах, где проводилась реформа за последний век…). На самом деле налогообложение у источника существует во Франции с 1945 года в сфере социальных отчислений (общий объем средств, полученных при налогообложении у источника, достигает 20% ВВП, тогда как на подоходный налог приходится менее 4% ВВП), а его расширение на подоходный налог поспособствовало бы упрощению всей фискальной системы (то есть, сыграло бы на руку предприятиям, а также всем социальным и экономическим деятелям).
По сути, постоянные отсрочки с реализацией реформы привели к бюрократическому абсурду небывалых масштабов. Прекрасным примером тому служит недавно переименованная трудовая премия. В настоящий момент получающий минимальную зарплату сотрудник отдает в среднем 300 евро в месяц (то есть, из 1 тысячи 450 евро у него остается «чистыми» 1 тысяча 150 евро) в качестве социальных отчислений. Затем, если он подаст соответствующее заявление, то может несколько месяцев спустя получить 130 евро в качестве месячной трудовой премии. Нет сомнений, что было бы лучше просто сократить налогообложение у источника так, чтобы у каждого человека был больший месячный доход, и он мог планировать свою жизнь с опорой на определенные поступления, а не терять время на ненадежные, проблематичные и неприятные административные формальности. Почему у нас сформировалась настолько абсурдная система? Потому что подоходный налог не взимается у источника при том, что трудовая премия никогда не могла автоматически выплачиваться вместе с окладом. Это лишь один пример множества ситуаций, которые можно было бы урегулировать в случае принятия реформы.
Если даже абстрагироваться от этих важнейших практических вопросов, налогообложение у источника является более широкой задачей в демократическом, политическом и философском плане. Это один из наиболее значимых элементов, которые позволяют прояснить отношения между государством и гражданином-налогоплательщиком, сформировать единообразный подход к вопросу налогов и переводов, налоговой и социальной справедливости, справедливых доходов и зарплат.
В целом, рассматривать вопросы налогообложения и взимания у источника с одной лишь чисто технической точки зрения было бы большой ошибкой. Без справедливого и принятого всеми взимания средств, без согласия на налог, не может существовать общей способности к действию. В центре всех великих политических революций находятся налоговые революции. Без взимания у источника, система соцобеспечения просто не могла бы существовать: представьте себе, что все трудящиеся будут появляться в отделениях соцслужб год спустя с чеками на общую сумму в 20% ВВП! Тот факт, что взимание у источника так и не было расширено на государственные налоги, свидетельствует об ограниченности наших коллективных способностей по формированию доверительных отношений гражданина-налогоплательщика и центрального государства в нашей стране. Этот вопрос затрагивает весь наш общественный договор.

Последний ход Франсуа Олланда
Вопрос о расширении системы налогообложения у источника регулярно поднимается во Франции вот уже не первое десятилетие, однако реформу, к сожалению, неизменно откладывают. В 1999 году на фоне протестов части налоговых служащих и предприятий правительство Жоспена в конечном итоге решило пожертвовать выступавшим за реформу министром Соттером и отложить ее на год. Было это 18 лет назад.
После долгих колебаний находившиеся у власти с 2012 по 2017 годы социалистические правительства в конечном итоге решили представить в Национальном собрании осенью 2016 года чрезвычайно успешный проект проведения реформы с января 2018 года. Сейчас остается лишь сожалеть, что новая система не была введена ранее, до выборов, а не после них, чтобы по ней нельзя было дать задний ход. Ее, наверное, можно рассматривать как последний ход Франсуа Олланда, который надеялся тем самым набрать козырей в пользу собственного переизбрания, но дальнейшее развитие событий всем и без того прекрасно известно.
Стоит в очередной раз подчеркнуть, что речь идет о хорошей реформе, самой значимой в налоговой сфере за последние десятилетия. Та система, которую утвердили депутаты осенью 2016 года в рамках финансового закона на 2017 год, является хорошей системой: она опирается на современные информационные технологии (их, кстати говоря, не было у немецких, шведских, американских и британских реформаторов) для анонимной передачи в режиме реального времени всех необходимых налоговых отчислений на предприятиях. С налоговой службой и работодателями были проведены необходимые консультации, и никто уже не возражал против реформы. Иначе говоря, все было готово для ее реализации в январе 2018 года.
После дебатов в парламенте осенью 2016 года для желающих того налогоплательщиков был даже предусмотрен выбор между нейтральной ставкой налога (без учета прочих доходов и семейного положения) и индивидуальной ставкой (она, например, позволяет зарабатывающему меньше супругу платить меньший налог). Еще ни одна страна за всю историю не предлагала столько гарантий и вариантов в том, что касается налогообложения у источника (в этом и заключается преимущество запоздалых реформ: у нас есть намного лучшие технические средства).
Когда «реформатор» хоронит реформу
И вот в мае 2017 года президентом становится Эммануэль Макрон, самопровозглашенный «реформатор». И что же он объявляет в пресс-релизе 7 июня, через несколько дней после первого тура парламентских выборов? Что реализация налогообложения у источника откладывается на неопределенный срок. В заявлении, конечно, упоминался 2019 год, однако с учетом того, что последняя годовая отсрочка была в 1999 году, все это вызывает вполне понятную тревогу. Исторический опыт говорит о том, что подобные реформы следует проводить в начале президентского срока (тем более что для них уже все готово!), так как в противном случае все попадает в долгий ящик. Все это тем тревожнее, что официальное объяснение (якобы нагрузка на предприятия окажется слишком сильной, а реформа еще не готова) звучит совершенно неправдоподобно.
Только ведь предприятия Германии, Швеции, США, Великобритании, Нидерландов, Испании, Италии и прочих стран почему-то были готовы к налогообложению у источника полвека или даже век назад, когда компьютеров не было и в помине… А нас хотят заставить поверить, что французские компании не могут применить эту систему в 2018 году? Ни одно из этих государств не отказалось от этой реформы, но у нас еще задаются вопросом, готова ли Франция к подобной «авантюре»? Все это — полный абсурд.
На самом деле, ни для кого не секрет, что за отказом стоят совершенно иные причины. С одной стороны речь идет о том, чтобы угодить более консервативной прослойке глав предприятий, а с другой — обеспечить максимальную заметность налоговой микрореформе, которую Макрон намеревается провести в январе 2018 года. Речь идет о повышении общего социального налога на 1,7%, что позволит сократить социальные отчисления трудящихся на 3% (в первую очередь в ущерб пенсионерам). Реформа должна сопровождаться увеличением «чистой» зарплаты, и Макрону не хочется, чтобы введение налогообложения у источника смазало это послание.
Не будем лукавить: это оправдание звучит крайне жалко. Прежде всего, потому что налогоплательщики итак прекрасно понимают, что речь идет о двух совершенно разных реформах, и им не нужно этого объяснять.
Далее, эти виляния со ставками социального налога и отчислений в принципе совершенно не оправданны: по факту, у нас собираются сократить пенсии от 1 тысячи 400 евро в месяц, чтобы повысить зарплаты в 5 тысяч, 10 тысяч и 20 тысяч евро. Пожелаем удачи депутатам ВР, которым придется объяснять избирателям логику подобного перераспределения. Надеюсь, что, когда придет время, они проявят больше здравого смысла, чем их лидер-«реформатор». В данном случае правильным решением стали бы прогрессивные ставки: небольшие — для низких доходов и более существенные — для высоких, будь то зарплаты или пенсии.
В любом случае, тревожно видеть, что президент идет на риск длительной отсрочки столь важной в структурном плане реформы как налогообложение у источника ради придания большей заметности малозначительной фискальной мере (к тому же, если подумать, она лишь представляет собой перестановку мест слагаемых: мы повышаем один налог, чтобы снизить другой).

Ложь и недобросовестность
Последнее и в корне недобросовестное оправдание (его также выдвигают некоторые потворствующие или же плохо информированные СМИ): налогообложение у источника невозможно во Франции из-за «семейного» характера подоходного налога (дело в том, что он зависит от семейного положения человека, наличия детей и партнера). На самом деле, точно такая же ситуация существует во всех остальных странах. Во всем мире налог зависит от числа детей и предполагает системы вычета или сокращения. Они, конечно, отличаются от французского семейного коэффициента, но в конечном итоге везде все равно получается так, что ставка налога связана с числом детей (причем это может проявляться даже сильнее, чем во Франции, если учесть максимальный показатель семейного коэффициента), и это никак не отражается на эффективности взимания у источника. Напомним также, что в Германии и США расчет подоходного налога зависит в том числе от заработка супруга (система близка к французскому супружескому коэффициенту), что опять-такие не мешает взиманию у источника эффективно работать на протяжение почти целого века. Французская реформа предлагает даже намного более гибкие возможности во всех этих вопросах, чем схожие меры в остальных странах.
Заявление правительства от 7 июня говорит об отсрочке реформы, как о состоявшемся факте, хотя и отмечает необходимость принятия соответствующих законодательных и регламентных мер. Новая исполнительная власть, конечно, предпочла бы обойтись без противовеса в лице парламента, однако в нынешней правовой системе это, к счастью, невозможно. Реформа с введением налогообложения у источника была официально утверждена национальным собранием осенью 2016 года. И только новое решение парламента может изменить график и отложить реформу. Будем надеяться, что депутаты ВР воспользуются это прекрасной возможностью, чтобы подтвердить свою веру в демократическое обновление, реформирование и модернизацию нашей страны. 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

426
Похожие новости
15 декабря 2017, 20:30
15 декабря 2017, 20:30
14 декабря 2017, 12:45
14 декабря 2017, 02:15
15 декабря 2017, 23:15
14 декабря 2017, 12:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2017, 10:45
13 декабря 2017, 07:30
13 декабря 2017, 10:15
10 декабря 2017, 23:30
09 декабря 2017, 13:00
12 декабря 2017, 02:30
11 декабря 2017, 10:15