Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Девять миллионов в «кафале». Решит ли Эр-Рияд проблему мигрантов?

О радикальном решении проблемы иностранных мигрантов недавно заговорили в одной из самых «жестких» в политико-правовом отношении стран мира — в Саудовской Аравии. Не только европейские демократии в последние десятилетия стали целью массовой миграции из слаборазвитых стран Азии и Африки. Нефтеносные государства Персидского залива давно обладают большим притяжением для трудовых мигрантов. В первую очередь, это связано со спросом на рабочую силу, который до недавнего времени был очень высоким в арабских монархиях, отличающихся небольшой численностью коренного населения.

Депутат Садка Фадель предложил депортировать из Саудовской Аравии 5 млн иностранных трудовых мигрантов. Предложение политика в настоящее время рассматривается Консультационной ассамблеей страны. Садка Фадель объясняет необходимость депортации значительного количества иностранцев теми же соображениями, что и европейские противники миграции — он считает, что мигранты могут потребовать предоставления им саудовского гражданства, а это — первый шаг к серьезной политической и социальной трансформации государства.


Миграция в страны Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, началась еще в 1970-е годы, в связи с активной разработкой нефтяных месторождений. Привлечению мигрантов способствовали не только потребность нефтяных компаний в большом количестве рабочих и обслуживающего персонала, но и специфика саудовского общества, в котором женщины практически не работали, а мужчины считали для себя зазорным выполнение целого ряда работ. Так в стране стали появляться многочисленные иностранные трудовые мигранты, которые за несколько десятилетий составили едва ли не большинство саудовских наемных работников. К 2010 году мигранты составляли 30% от всего населения Саудовской Аравии. Несмотря на то, что по саудовским законам они фактически лишены любых прав, находясь в полном распоряжении своих работодателей, наличие столь многочисленного иностранного субстрата в населении страны неизбежно влечет за собой социальные и политические проблемы. Рано или поздно мигранты, которые делают основную часть не только тяжелой и неквалифицированной, но и вообще любой работы, начинают задумываться о том, почему они не имеют никаких прав. С другой стороны, коренные саудовцы все больше недовольны безработицей, которая стала главной проблемой молодых граждан страны. Саудовская молодежь просто не может найти себе работу — все рабочие места заняты менее притязательными мигрантами, дешево обходящимися своим хозяевам.




Основная масса мигрантов прибыла в Саудовскую Аравию из стран Южной и Юго-Восточной Азии и Восточной Африки. Это филиппинцы и шри-ланкийцы, пакистанцы и бангладешцы, эфиопы и сомалийцы. Кроме того, в Саудовской Аравии всегда были многочисленны диаспоры и выходцев из других арабских стран — Йемена, Египта, Палестины, Ирака. Но многомиллионный костяк мигрантов составляют именно южные азиаты. Они работают на стройках, нефтяных вышках, на транспорте, в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Поскольку вплоть до последнего времени саудовские женщины практически не работали, в страну прибывали тысячи медсестер, продавщиц, горничных из Шри-Ланки и Филиппин.

Для трудовых мигрантов в странах Персидского залива всегда существовали очень жесткие условия проживания и поведения. Еще в 1969 году был принят закон, в соответствии с которым иностранный трудовой мигрант может получить визу в Саудовскую Аравию только при наличии «поручительства» саудовского гражданина. Так сформировалась система «кафала», при которой за иностранных трудовых мигрантов отвечают «пригласившие» их саудовцы. Они обязаны оформлять иностранным работникам вид на жительство и трудовую карту. Но многие работодатели предпочитают это не делать, поэтому огромное количество иностранных работников фактически являются нелегалами. Кроме того, даже те из них, кто работает легально, со всеми необходимыми документами, находятся практически в полной зависимости от своих работодателей. Без их разрешения они не могут менять место жительства, место работы и даже покидать пределы Саудовской Аравии. Кафала предусматривает, что в течение срока контракта гастарбайтер должен находиться под полным контролем своего «хозяина». У него забирают документы, он лишается возможности самостоятельной аренды жилья, получения водительских прав и т.д. Это делается не только из-за стремления закабалить иностранного работника, но и из-за соображений безопасности, в том числе политической, поскольку саудовские власти прекрасно понимают, что огромная масса иностранных работников, живущих в крайне стесненных условиях и получающих весьма скромные деньги, является потенциально взрывоопасным контингентом. Таким образом, гастарбайтеры в Саудовской Аравии фактически находятся на положении крепостных. Естественно, что в современном мире такой пережиток средневековых традиций воспринимается все тяжелее, в том числе и самими мигрантами.



Присутствие большого количества иностранных мигрантов в стране, даже несмотря на суровые саудовские законы, создает для страны массу проблем, способных в совокупности привести к социальному взрыву, а то и к полной смене политического режима в государстве. Рассмотрим их по порядку.

Во-первых, это сохранение высокой социальной напряженности среди коренного населения, особенно молодежи. Дешевая рабочая сила мигрантов рассматривается предпринимателями как более выгодная. В результате около 30% молодых саудовцев не имеют работы. Учитывая, что в Саудовской Аравии сохраняется относительно высокая рождаемость, эта проблема носит очень серьезный характер. С каждым годом трудоспособной молодежи становится все больше, а рабочими местами власть и компании ее обеспечить не в состоянии. Ведь саудовское процветание построено не только на нефтяном изобилии, но и на использовании полурабского дешевого труда южноазиатских и африканских мигрантов, которые в среднем работают за 300-400 долларов в месяц. Саудовские граждане за такие деньги работать не хотят, а более высокие заработные платы им никто предлагать и не собирается — бизнесмены заботятся, в первую очередь, о собственной выгоде, даже если прикрывают эту заботу рассуждениями о патриотизме. Фактически частный сектор экономики вообще не стремится принимать на работу представителей коренного населения страны — две трети работающих саудовцев трудятся на государственной службе. Но мест в силовых структурах и правительственном аппарате на всех не хватает.

С другой стороны, огромная часть саудовской молодежи не обладает ни должным уровнем квалификации и образования, ни деловыми качествами, которые бы позволяли ей работать в частных компаниях. Многие предприниматели вынуждены приглашать на работу иностранцев, поскольку саудовцы просто не будут эту работу выполнять, либо не справятся со своими профессиональными обязанностями. Это тоже очень большая проблема, но власти страны об ее преодолении, похоже, не задумываются. Ведь до недавнего времени даже в вооруженных силах страны было очень много иностранцев — и речь идет не только о военных специалистах высокой квалификации, но и об обычных военнослужащих. Однако затем Саудовская Аравия все же отказалась от набора на военную службу иностранных граждан, хотя ее соседи — Катар, Оман, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, — в силу куда меньшей численности коренного населения, вынуждены до сих пор пользоваться услугами иностранных военных специалистов и наемников из стран Южной Азии и некоторых арабских государств.



Во-вторых, иностранные мигранты — это всегда социальная нестабильность. В последние годы гастарбайтеры все более отчетливо заявляют о себе, пытаясь донести до властей и работодателей, что они тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. Неоднократно имели место беспорядки, организованные иностранными мигрантами. Как правило, поводами для рабочих бунтов становятся задержки или невыплаты заработной платы. Властям даже приходится помогать некоторым компаниям за счет государственных средств, только бы те рассчитались со своими иностранными рабочими. Многомиллионная масса мигрантов — очень взрывоопасная среда. В ней также существуют свои разногласия и противоречия. Гастарбайтеры — представители самых разных конфессий. Так, филиппинские и эфиопские мигранты исповедуют христианство — католицизм и православие соответственно. Среди мигрантов из Шри-Ланки и Таиланда преобладают буддисты, среди приезжих из Пакистана, Бангладеш, Йемена — мусульмане. Поскольку в Саудовской Аравии нельзя строить культовые объекты иных религий, кроме ислама, иноконфессиональные мигранты испытывают проблемы с отправлением культовых обязанностей. Это служит одной из главных причин социального недовольства и конфликтов с местным населением, работодателями и властями.

Многие пакистанские мигранты связаны с радикальными организациями, действующими на территории Пакистана. Приезжая на заработки в Саудовскую Аравию, они не отказываются от своих убеждений. Кстати, пакистанцы, несмотря на то, что они тоже являются мусульманами, — самая проблемная часть мигрантов. Их очень много, они активны и агрессивны, поэтому способны объединяться для защиты своих прав и интересов. Именно пакистанцы чаще всего и начинают стихийные выступления в случае невыплаты заработной платы или иных притеснений со стороны работодателя. С 2014 года в Саудовской Аравии практически регулярно проходят выступления пакистанских рабочих. С 2012 по 2015 гг. из страны были высланы 245 тысяч граждан Пакистана — и речь идет не только о простых нелегальных мигрантах, но и о людях, связанных с террористическими организациями.

В то же время, саудовские власти недовольны и криминальным поведением некоторых мигрантов. Несмотря на жесткость саудовских законов, трудовые мигранты, многим из которых в целом нечего терять, идут на преступления. Наиболее склонны к преступлениям, как считают представители саудовских властей, выходцы из африканских стран, в первую очередь — из Эфиопии. Они совершают значительную часть насильственных и имущественных преступлений в стране, что связано, прежде всего, с социальными причинами. Эфиопские и суданские мигранты занимают низшие этажи в иерархии трудовых мигрантов, поскольку практически все они не имеют никакого образования и квалификации. Отсутствие квалификации обрекает их на низкооплачиваемую и тяжелую работу, и то в лучшем случае. Многие эфиопские мигранты просто не могут найти себе работу, из-за чего начинают нищенствовать на улицах саудовских городов или заниматься кражами и грабежами. Поэтому полиция Саудовской Аравии периодически проводит депортации нелегальных мигрантов, среди которых большинство составляют именно выходцы из Эфиопии.

Но один из самых главных страхов саудовских властей — политизация мигрантов. Девять миллионов мигрантов, среди которых преобладают мужчины в расцвете сил, — это целая армия. Если хотя бы часть ее взбунтуется, то саудовским властям будет очень и очень непросто навести в стране порядок. Тем более, если учитывать общий неблагоприятный фон — наличие внушительной шиитской оппозиции, ориентированной на Иран, соседство с воюющим Йеменом, где саудовская армия безуспешно пытается победить хуситов, но терпит поражения, войну в Сирии, проблемы во взаимоотношениях с давним покровителем и партнером — Соединенными Штатами Америки. Противники присутствия мигрантов в саудовском истеблишменте убеждены, что присутствие столь значительного количества иностранцев очень опасно для саудовской государственности. Мигранты и так уже все чаще пытаются «подать голос», заявляя о своих правах. Элита королевства обеспокоена тем, что мигранты в конечном итоге могут потребовать предоставить им гражданство.

Либерализация положения мигрантов в современных условиях неизбежна. Так, не столь давно Катару пришлось отказаться от испытанной системы «кафала». Правда, работодатели все же сохранили контроль над своими иностранными работниками в виде разрешения на выезд из страны, но в целом положение гастарбайтеров стало куда более приемлемым, чем прежде. В Саудовской Аравии обеспокоены тем, что и своим мигрантам, в конце концов, придется предоставить более вольные условия. Но что будет, если малооплачиваемые мигранты, те же пакистанцы, бангладешцы и йеменцы, к примеру, в поиске социальной справедливости объединятся с безработной коренной молодежью под знаменами радикального фундаментализма? Об этом тоже не забывают в Эр-Рияде, и такой сценарий явно не входит в планы саудовской королевской фамилии.

Если Саудовская Аравия действительно решится организовать депортацию пяти миллионов мигрантов, то это будет едва ли не самое внушительное переселение в современной истории. Правда, не очень понятно, где государство изыщет ресурсы для одновременного выдворения из страны столь значительного количества людей. Придется задействовать колоссальные административные и силовые ресурсы, чтобы обеспечить розыск, задержание и депортацию пяти миллионов человек. С другой стороны, серьезнейший эффект депортация такого количества иностранных рабочих может произвести и на саудовскую экономику. Ведь большинство саудовских компаний всегда использовало труд иностранных работников, и если последним вдруг придется покинуть страну, то очень серьезно встанет вопрос о том, кто их заменит.

Сложно представить себе коренных саудовцев в роли уборщиков и водителей общественного транспорта, нянь и горничных, разнорабочих на строительстве объектов и нефтяников. Еще в меньшей степени можно представить, как не имеющие должной профессиональной подготовки саудовцы будут справляться с обязанностями на тех должностях, где требуются квалификация и опыт. В любом случае, выдворение мигрантов, если на него решится Эр-Рияд, станет настоящим потрясением для саудовского государства, а к каким оно приведет политическим и экономическим последствиям — покажет время.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

832
Похожие новости
20 сентября 2017, 15:30
19 сентября 2017, 09:15
20 сентября 2017, 18:00
21 сентября 2017, 22:18
18 сентября 2017, 16:00
19 сентября 2017, 11:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 сентября 2017, 10:01
19 сентября 2017, 12:00
16 сентября 2017, 21:45
15 сентября 2017, 13:45
16 сентября 2017, 14:00
18 сентября 2017, 21:15
18 сентября 2017, 16:15