Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Димитрий Кленский. На Войне «мягкая сила» – слабость

Кто и зачем предлагает России ладить с натовской Эстонией, восторгаясь её «национальной» кухней?
Отталкивающе двоякое впечатление оставила новая передача «Поедем, поедим!» российского телеканала НТВ. Проект получил не одну журналистскую премию, имел успех в России. И ее  ведущий Джон Уоррен посещает уже не одну страну за пределами России. В прошлом году внимания удостоилась Латвия, в начале этого – Эстония. Обе страны – члены НАТО.
Двоякость восприятия имеет два аспекта – кулинарную и политическую.
Только про «глобус Эстонии» забыли!
Посвященная Эстонии передача в самых общих чертах смотрится с интересом, тем более, если зритель – живет за ее пределами. Не особо смущают откровенно постановочные ситуации, да упоминаемые еще с советских времен всем известные достопримечательности Старого города в эстонской столице (Ратуша, трубочисты, Кошачий колодец, уличные мастерские ремесленников). Была информация, неведомая и местным русским и русскоязычным жителям.
Но были и серьезные накладки. Например, с этимологией эстонского языка. Ведущий Уоррен наслаждается у водопада в Кейла-Йоа природой и говорит, что она его торкает. И тут же утверждает, что это русское слово имеет эстонские (то есть, финно-угорские) корни – происходит от слова torkama. Но в переводе на эстонский язык это, прежде всего, означает укалывать. Правда, есть и другие эстонские значения этого слова, причем, близкие не только русскому, но и практически всем славянским языкам. И хотя в авторитетном этимологическом словаре русского языка Макса Фасмера категорично утверждается: «О заимствовании из карельск. turkaita «толкать» (Лесков, ЖСт., 1892, вып. 4, стр. 102) не может быть и речи», суть тут не в первенстве, а в необоснованном, ради журналистского изыска этническо-языковом противопоставлении. Доказательством желания угодить принимающей стороне стало и утверждение Уоррена: «Эстонский язык считается одним из самых сложных языков, но и одним из самых красивых в мире». Кем считается? Такое мнение ведет начало еще с тридцатых годов прошлого века, когда на каком-то итальянском курорте отдыхающие какого-то пансионата провели любительский конкурс и определили, что на первом месте по красоте – итальянский язык, на втором – эстонский. Этот миф сами эстонцы воспринимают с юмором, но он живуч, так как подспудно это удовлетворяет еще болезненному национальному самолюбию эстонской интеллигенции все еще формирующейся эстонской нации. Это равноценно выдумке, будто древние эсты тоже были викингами, хотя на самом деле они сами по себе разбойничали в раннем средневековье в пределах Балтики.
На все эти изъяны можно было бы закрыть глаза, если бы Джон Уоррен и телекомпания НТВ не остановили выбор на Эстонии, что привело к ее неуёмному возвеличиванию, тем более непонятному, поскольку речь идет о враждебной России стране. Удивительно, что Уоррен не показал глобус Эстонии, который в свое время был даже в продаже.
Эстонская кухня или скандинавская?
Джон Уоррен последний раз был в Эстонии четверть века назад. Он заявляет, что его «неожиданно удивила эстонская кухня». Вообще-то национальная кухня не может измениться за четверть века. Но что-то же его удивило? Оказалось, речь об элитных ресторанах, славящихся деликатесами, которыми потчуют богатеньких гурманов. С проработавшим несколько лет в Англии известным эстонским шеф-поваром Антсом Уусталу, который отвечает за гастрономическую часть президентских приемов, он готовит изысканные блюда – это запеченный с тимьяном окорок  баранины и тар-тар из сырого сердца ягненка. В другом ресторане Уоррен в восторге от котлеты, приготовленной из самой обыкновенной салаки, называет ее почему-то одним из главных эстонских деликатесов. Правда, зачем-то попутно замечает, что «в Скандинавии творят чудеса с рыбой». Но Эстония – не Скандинавия, проблема же в том, что все эти деликатесы никакого отношения не имеют к эстонской национальной кухне. Увы, в силу исторических перипетий она проста. Помнится, в советское время была издана книга об эстонской национальной кухне на эстонском, русском и немецком языках. Первая на 150 листах, вторая и третья на 75 листах. Иначе, как объяснить немцу и русскому, что их национальные кухни выдают за эстонскую.
Скудость пищи и питания эстов отмечал в начале XIX века остзейский немец, уроженец Эстляндии, российский ученый-академик, основатель эмбриологии Карл Эрнст фон Бэр. Исследуя в своей докторской диссертации эндемические болезни эстонцев, он указывал на скудный ассортимент питания эстонского крестьянина и несбалансированность пищи. И какие могли быть изыски, если много веков он оставался крепостным местных немецких баронов. Бэр пишет: «Пища состоит в основном из хлеба, изготовленного из грубого помола, непросеянной, с отрубями муки; слегка кислый и на вкус приятный, он является главной пищей, как зимой, так и летом, которой эстонцы живутКроме хлеба, зерно дает еще крупу, из которой готовят как кашу, так и суп; Из муки и молока готовят они свойственную им пищу, которая называется заварухой и которая очень похожа на клейстер у переплетчика книг…» Конечно в рационе капуста и репа, картофель, горох и бобы, реже – чечевица. И еще: «Мясо эстонец ест только редко, чуть ли не по воскресеньям и по иным праздникам. Свинину он предпочитает всему другому… Из рыбы предпочтение отдается балтийской кильке и сигу из озера Пейпус…». (Перевод Владимира Илляшевича). И потому улыбку вызывает доверчивость Джона Уоррена – он дословно понял фольклорную шутку о том, что «девушка не готова к замужеству, пока не научится готовить из салаки сотни блюд».
Сто тысяч сбежало из страны-сказки
Зато странно, что в передаче НТВ ничего не сказано о широко распространенных сегодня именно традиционных национальных блюдах – будничный мульгикапсас (mulgikapsad), рождественская кровяная колбаса (verivorst) и издревле известный напиток из муки кама (kama). В передаче об этом – ни слова.
Удивляет и громкое заявление Уоррена о том, что Эстония – страна экологически чистых продуктов питания. Да, такие потуги предпринимаются, но в целом это – выдумка. Более того, известный и за рубежом эстонский врач Адик Левин считает, что супермаркеты, как и во всем мире, торгуют «химией», а не продуктами питания.
Сегодня эстонская кухня в значительной степени европеизирована. И ничего плохого в том нет. Попытки эстонских поваров задним числом создать исконную «национальную» кухню, как и экзальтированный восторг Джона Уоррена, якобы  «национальными» продуктами питания Эстонии («сыр с лавандой», «колбаса из бобра», «оленина с перцем», «сиг с дымком»), это – выдавать желаемое за действительное. Причина этого у эстонцев – наверное, подсознательное желание компенсировать пробелы в становлении национального самосознания в силу незавидной истории Эстонии. К слову, здесь никогда не было своего дворянства, много веков – образования на родном языке, а высокообразованная прослойка эстонского общества появилась 150 лет тому назад, офицерству – полвека.
Не понимая такой подоплеки, ведущий передачи угодливо  приукрашивает также страну и народ. Как раз эта аберрация и заставила уделить внимание передаче ценителя эстонской кухни, гурмана Джона Уоррена. Потому что важно понимать: с какой целью это делается?
Первое объяснение – наступающее в феврале столетие образования Эстонской республики. Ведь неслучайно московский гость оказался в Таллине во время массового мероприятия – флешмоба, которым на площади Свободы отмечали сто дней, оставшихся до столетия независимости. Восторженность ведущего передачи НТВ зашкаливала: «Тут слово половина  Эстонии собралась. Сто дней до юбилея – умеют же эстонцы растягивать удовольствие!», «Удивительный жизнерадостный народ с чувством юмора и бесконечная тяга к прекрасному, ужасно любят природу, удивительная страна живет музыкой и средневековыми традициями, везде каменные замки, все тут живут в гармонии».
И самой Эстонии досталась хвала: «25 лет я не был в Таллине и как он похорошел». Короче, сказка, а не страна!
Любой польщенный такими отзывами житель-обыватель в целом  согласится с этими плюсами, если он, конечно, не безработный. К слову, около ста тысяч жителей уехало из этой сказки на Запад, на заработки. Это тоже о чем-то говорит. И это – гармония?!
На войне «мягкая сила» – слабость
Разумеется, нельзя недооценивать достижения страны в построении, пусть и мало духовного, но относительно успешного  потребительского общества. Обывателю по душе размеренный ритм жизни, безопасность, сервис, логистика (всё – рядом), компетентные чиновники. Но также нельзя закрывать глаза, как это делает Джон Уоррен, на серьезные проблемы и недостатки страны и общества, имеющие системный характер. Конечно, не это – еще самая большая беда, а замалчивание. И пусть передача НТВ, нацелена на позитив, взаимопонимание между народами, пусть даже и через человеческий желудок, но она не может игнорировать то, что Эстония – не только страна НАТО, считающая Россию врагом, она на государственном уровне проповедует русофобию, требует возврата Крыма и настаивает на санкциях против России.
Вопрос: так зачем наводить мосты дружбы, если другая сторона ведет «холодную войну» и заведомо настроена против того, кто протягивает ей руку? Если на телеканале НТВ в пропаганде положительного образа врагов России (Эстонии и Латвии) усматривают ненавязчивый способ реализации «мягко силы» для улучшения отношений между ЭР и РФ, то это наивно и глубоко ошибочно. Трудно представить себе приезд изучающих немецкую кухню советских журналистов в Берлин во время Великой отечественной войны. Сравнение с нынешней, гибридной, также направленной на уничтожение России, вовсе не преувеличение.
Живущим в Эстонии хорошо видно, как для русофобской  эстонской этнократии такие дружественные потуги, и не только НТВ, это – признак слабости РФ. Эстонская политическая элита по-лакейски держит сторону Запада из-за мировоззренческого с ним родства, признает его Силу и чурается России и русских. В целом и эстонское население сегодня еще не верит в великодушие и доброту России. 92% эстонцев видит в НАТО – благо. Оно находится под сильнейшим идеологическим гипнозом идеологии моноэтнизма, когда страна живет прежде всего для эстонцев. И сегодня нацменьшинства помнят высказанное 25 лет назад изречение известного эстонского поэта-националиста Хандо Руннеля: «Сначала – права эстонцев, потом – права человека».
И потому досадно, что ведущий программы НТВ не сказал ни слова об угро-финской народности сето и причудских староверах, живущих вдоль границы с Россией, со своеобразной культурой и своей национальной кухней. Между тем, причудский лук и овощи, снеток издревле ценились на рынках Таллина и Санкт-Петербурга, как и маринованная нарвская минога. А качества знаменитой таллинской кильки пряного посола (по рецепту местного русского купца Малахова) нынешние производители так и не могут достичь.
Зато посланец НТВ запечатлел встречу с кумиром своей молодости – забредшим в Таллин шведским автором-исполнителем песен в стиле евродэнс, ныне ресторатором Бо Мартином Эрикссоном (E-Type). Повод для съёмки – по мнению Джона тот сводил с ума всех российских девушек в 90-годы. Причем беседа состоялась в построенном немцами Старом городе, в ресторане Olde Hansa, известной своей средневековой кухней для немецкой знати.
«Слона»-то Джон Уоррен не заметил
Справедливости ради надо признать, что в передаче, вскользь, но  упоминаются местные русские и русскоязычные жители. Причем так, что лучше бы он этого не делал вовсе. Телеведущий лгал телезрителям-россиянам, когда ничем не доказывая свою позицию, утверждал: «И русских тут очень любят. Кстати, в Таллине ваших соотечественников тут на каждом шагу встретишь: и переехавших и просто туристов».
Простые эстонцы не знают, что значит «любить русских», да и представителей других национальностей. Евробарометр признал эстонцев вторыми по ксенофобии в Евросоюзе. Исторически это вполне объяснимо. Другое дело – уважение, а еще точнее, терпимое отношение к чужакам, разумеется, пока те не нарушат образ жизни эстонцев. При этом надо отметить, что бытовой национализм никуда не делся, и, к сожалению, он только усиливается из-за русофобской милитаристской политики Эстонского государства.
Далее. Описывая местные рынки, Уоррен говорит российским зрителям, что «на рынке вы можете легко объясниться на вашем родном русском языке». Автор передачи даже не понял, что этим  невольно показал истинное социальное положение русских и русскоязычных эстоноземельцев, которые в подавляющем большинстве работают продавцами на рынках и кассирами в супермаркетах, вообще, в сфере обслуживания и промышленности на непрестижных рабочих местах. И это – только деталь общей картины. Этническая дискриминация неэстонского населения общепризнана в ООН, Евросоюзе и международными правозащитными организациями. Но никто ничего не предпринимает для исправления ситуации, так как сами русские и русскоязычные с самого начала восстановления независимости Эстонии в 1991 году были по выражению одной комиссии ООН вытеснены на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни страны. Ущемление касается избирательного права на выборах всех уровней, использования русского языка, образования на родном языке, карьерного роста, заработной платы и безработицы, отказ в предоставлении недвижимости приходам Эстонской Православной Церкви (Московский Патриархат).
Во время советской перестройки и эстонской «Поющей революции» один из лидеров Народного фронта Эстонии Марью Лауристин объясняла эстонскому народу: ради обретения свободы эстонцы должны быть готовы питаться даже картофельной шелухой. Но случилось так, что сегодня эту, образно говоря, шелуху вынуждены поедать скорее русские и русскоговорящие жители (треть населения страны).
Об этом мало знает население России, в том числе и российские туристы. Портал rus.Delfi.ee, ссылаясь на ТурСтат, отметил, что только за  2017 год поток российских туристов в Эстонию вырос на 15%. Что их манит? Прежде всего, визуальный гламур и красочная витрина потребительского мира. Но они не знают и не хотят знать об этнической дискриминации в стране, которой они по возвращении на Родину взахлёб восхищаются и тем самым делают рекламу стране – врагу России. Вот и передача «Поедем, поедим!» оказала медвежью услугу, пропагандируя Эстонию, как земной рай.
P.S. Сопоставив эстонские реалии с подготовленной в Эстонии передачей НТВ  «Поедем, поедим!» мне лично вспомнилась сказка Андерсена о голодной девочке, замерзающей под Рождество на улице. Кстати, по данным Эстонского союза защиты детей каждый четвертый ребенок в Эстонии недоедает или голодает. По данным Департамента статистики ЭР в Эстонии насчитывается около 10 тысяч детей, испытывающих голод. В основном это – дети русскоязычного северо-востока страны. При этом, как сообщает информагентство Sputnik Эстония, в «Евросоюзе впустую производится около 88 миллионов тонн продовольствия, точнее сказать, горы еды выбрасываются на свалку».
Димитрий Кленский
ИА REX

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

919
Похожие новости
28 сентября 2018, 23:15
21 октября 2018, 15:45
14 декабря 2018, 19:30
27 сентября 2018, 19:45
12 октября 2018, 14:30
14 ноября 2018, 17:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 декабря 2018, 21:15
08 декабря 2018, 03:45
08 декабря 2018, 11:45
09 декабря 2018, 13:30
08 декабря 2018, 14:30
08 декабря 2018, 17:30
09 декабря 2018, 13:00