Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Дмитрий Дробницкий: Нынешние выборы в парламент для Терезы Мэй — личное поражение

Консервативная партия Великобритании лишилась парламентского большинства. Таковы результаты состоявшихся 8 июня в Соединенном Королевстве досрочных выборов в парламент.
В третий раз с момента завершения Второй мировой войны и второй раз за последние семь лет страна столкнулась с «подвешенным парламентом». Так называется ситуация, при которой ни одной из партий не удалось завоевать более половины мест в Палате общин.
Без достижения заветного показателя в 326 мест и, соответственно, не имея возможности создать правительство большинства, консерваторам придется или начать переговоры по созданию коалиционного кабинета министров, или же сделать выбор в пользу формирования правительства парламентского меньшинства. Однако в последнем случае оно будет крайне неустойчивым.
Тем временем британская пресса критикует премьера Мэй. Ведь именно она решила созвать досрочные парламентские выборы, хотя могла спокойно возглавлять партию при наличии у нее небольшого парламентского большинства еще как минимум три года, до следующих выборов.
Примечательно, что Тереза Мэй организовала выборы для того, чтобы усилить позиции своей партии в парламенте и более уверенно вести переговоры по условиям выхода страны из состава ЕС, которые должны начаться уже 19 июня. Однако теперь эта задача кажется еще более сложной, потому что вместо крайне непростых переговоров с Брюсселем партии сначала нужно будет разобраться в «собственном доме». В общем, эксперты сомневаются в способности Мэй вести сложные переговоры о выходе из ЕС, после ее катастрофического просчета своих шансов на выборах. 
Кто вышел явным победителем – так это лидер Лейбористской партии Джереми Корбин. Теперь он окончательно утвердился в качестве прочного лидера лейбористов.  
На помощь Консервативной партии может прийти Демократическая юнионистская партия (ДЮП) Северной Ирландии, завоевавшая на настоящий момент 10 мандатов в Палате общин. Вместе с этой партией, которая пользуется поддержкой протестантской общины в Ольстере, тори теоретически способны создать коалицию или просто политический альянс, предусматривающий поддержку со стороны ДЮП принципиальных решений, разрабатываемых консерваторами, в обмен на предоставление этой североирландской партии расширенных полномочий у себя в регионе.
Политолог Дмитрий 
Дробницкий согласен с тем, что правительство будет формироваться, скорее всего, на базе коалиции тори и ирландских юнионистов. Свой анализ ситуации он представил в развернутом комментарии Политаналитике:
— Демократическая юнионистская партия Северной Ирландии придерживается примерно тех же самых принципов, что и тори, только на местном уровне. Это партия, которая не выступает за выход из состава Великобритании. В отличие от шотландцев, она поддерживала политику тори более-менее во всем.
Другое дело, что это очень обидный щелчок по носу лично для Мэй, и очень обидное поражение для тори. Появится, по меньшей мере, две фракции внутри самой консервативной партии по линии критики премьера. Одни будут говорить, что Мэй напрасно возглавила  Brexit, поскольку она  была против выхода и должна была на этом настаивать, должна была лоббировать голосование парламента против, запуска процедуры и переговоров с ЕС, или должна была растянуть процесс на гораздо более долгий период времени. Там же было два варианта Brexit – жесткий и более мягкий.  Если уж не отменить референдум совсем, то можно было бы избрать мягкий вариант.
С другой стороны Мэй подвергнется критике со стороны тех, кто стоит на позициях, на которых в частности стоит известный политик-консерватор и сейчас министр иностранных дел, Борис Джонсон. Там еще есть и другие консерваторы, которые тоже выступали жестко за Brexit в ходе референдумной кампании. Они могут, наоборот, критиковать Мэй за то, что она недостаточно жестко вела себя в отношении выхода, недостаточно сближалась риторически и политически с новой администрацией Белого дома, что надо было немедленно обозначать англосаксонское братство, разорвать связи с континентальной либеральной Европой гораздо более жестко.
При этом есть незначительная неоконсервативная фракция у тори, которую возглавляет Майкл Гаув. Он попытался стать премьером после отставки Кэмерона, но проиграл. Эти ребята тоже, скорее всего, примкнут к партии критиков Мэй справа, со стороны жесткого варианта выхода. Никого другого, если коалиция будет сформирована, в качестве премьера коалиция выставить не сможет. Потому что Мэй, ее министр иностранных дел, министр по делам Brexit, министр экономического развития и так далее – эти люди находятся внутри переговоров по Brexit, переговоров сложных, очень жестких, которые связаны с медийными, пиарными ходами и очень тяжелым согласованием целого ряда параметров. И если сейчас бросить кого-то другого, понятно, что Англия от этого только проиграет, потому что человеку придется входить в курс дела, на ходу что-то изучать. А процесс то идет, и просто передать его новому человеку очень сложно. Поэтому никто на этот риск не пойдет, и если коалиция будет сформирована, то ключевые министры останутся на своих постах.
Понятно, что ничего не изменится. Но такая решительность, которую проявляла Мэй перед выборами пошатнется, потому что сейчас социологи и политологи начнут копаться в ситуации, почему произошло так, как произошло, и будут думать, изменились ли настроение британцев относительно Brexit.  Между тем, опросы показывают, что настроение британцев не изменилось.
На мой взгляд, сложилась следующая ситуация: эти люди решили руководить выходом страны из ЕС, они — ребята системные, подкованные, кадровые политики, такие давнишние партийные функционеры. Но неожиданно выяснилось, что у избирателя что-то с этим не складывается. Что для тори получилось так, что передача полномочий по выходу из ЕС системным политическим фигурам политическому лондонскому истеблишменту прошла из рук вон плохо. Избиратель посчитал, что Тереза Мэй просто не справляется.
Я думаю, что любопытно будет посмотреть на развитие ситуации с какой точки: вроде как Мэй после последнего теракта заявила, что Британия должна изменить целый ряд политических подходов, в том числе по иммиграции, по Ближнему Востоку. Но все это оказалось слишком поздно на фоне того, что целый год консервативное правительство очень мало сделало для безопасности британских граждан. Три теракта подряд меньше чем за три месяца – это для британцев шок после длительного спокойного периода.
Конечно, Мэй проведет работу над ошибками. У нее сейчас очень тяжелое положение, она получила ощутимый удар, но осталась на ногах. Как у боксеров «стоячий нокдаун». Она «поплыла», и в этом смысле от нее потребуется весь опыт и все мужество, чтобы удержать и правительство, и партию под контролем. Потому что главный процесс, который сейчас начнется, это очень активная и жесткая дискуссия внутри самой партии.
Можно было бы провести некие параллели с американской ситуацией, победу Трампа часто олицетворяют с началом некоего нового мира. Между тем, разница в положении дел существует:  британский референдум выиграли не те политические оперативники, которые в результате пришли к власти. Выиграли одни — это были люди из общественных организаций, активисты, очень большую роль сыграла Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), которая сейчас на этих выборах потеряла своей последний мандат. Свою роль сыграл также целый ряд небольших объединений. Но эти все люди в британском правительстве не были никак представлены.
Все надежды правых альтернативных партий были связаны с выборами 20-го года, и чтобы не допустить этих выборов Мэй и решила провести досрочные. В результате и получила удар. Здесь ситуация по сравнению со Штатами принципиально разная, хотя по духу оба события едины. А вот технически и политически, в виду разницы политической системы и избирательной, они очень разные, и пути Британии и США даже в плане внутренней борьбы разные.
В США существует жесткое разделение на три ветви власти, и Конгресс может быть жестко оппозиционен президенту, при чем в независимости от того, какая там партия, его или нет. И начинаются торги между исполнительной и законодательной властью. В Британии нет никакого зазора между исполнительной и законодательной властью. Кто такие министры и даже сам премьер? Это так называемые «переднескамеечники» из Палаты общин, которым поручено выполнять должностные обязанности министров.
Власть исполнительная – это по сути та же законодательная, только представленная парламентским большинством, или коалицией в парламенте. Она всегда имеет полную поддержку своей фракции в своих коалициях. И действовать может гораздо более решительно. Хотя казалось бы, вроде конституционная монархия, похожая на парламентскую республику, должна быть слабее, но в некоторых случаях может быть более жесткой. Тереза Мэй думала, что сможет усилить свое лидерство, а по факту ослабила его, для нее это личное поражение.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

536
Похожие новости
22 октября 2017, 14:30
23 октября 2017, 13:30
22 октября 2017, 14:30
23 октября 2017, 13:30
22 октября 2017, 17:00
22 октября 2017, 14:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября 2017, 06:30
22 октября 2017, 18:45
17 октября 2017, 09:00
17 октября 2017, 19:45
20 октября 2017, 11:30
18 октября 2017, 03:15
22 октября 2017, 14:30