Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Дмитрий Родионов. Киев решил обменять Крым на Приднестровье

Симферополь или Тирасполь: кто нужнее Москве
Вообще-то это не Украина предлагает обменять Крым на Приднестровье. Но «незалежная» эту идею теперь активно обсуждает. Так депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко» Ирина Фриз прокомментировала заявление президента Молдавии Игоря Додона о том, что непризнанная Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) может стать частью Украины. Об этом она написала на своей странице в Facebook, объяснив слова молдавского лидера инициативой Москвы.
«Откровенно удивлена ​​заявлением президента Республики Молдова Игоря Додона о будущем Приднестровья и необходимостью определения Тирасполем своего места — в составе Молдовы или Украины», — написала депутат.
«Могу только предположить, что заявление Игоря Додона является определенным сигналом со стороны Кремля по обмену ПМР на Крым, так как не хочу предполагать, что президент Молдовы не хочет единства своего государства. Украина не торгует своими территориями и уважает территориальную целостность других государств».
Кроме того, по ее мнению, вызывает беспокойство тезис Додона о праве самоопределения Тирасполя в случае потери Молдовой государственности, особенно в контексте заявления Додона об отказе от Вооруженных Сил.
«Хочется посоветовать господину Додону более активно защищать государственную целостность РМ и не использовать пост президента для объявления сомнительных предложений Кремлю», — подчеркнула Фриз.
Ранее 14 ноября президент Молдавии Игорь Додон обратился к Тирасполю с призывом определиться в своем внешнеполитическом курсе, призвав выбрать между тем, чтобы стать либо частью Украины, либо частью Молдовы. «Получить независимость или стать субъектом Российской Федерации для Приднестровья нереально», — подчеркнул он, выразив уверенность, что для Приднестровья лучше быть частью Республики Молдова.
«Все знают о моей позиции федеративного государственного устройства. Но на самом деле неважно, как это будет называться: федерация, автономия и так далее. Важно, чем этот статус будет наполнен. Я считаю, что все полномочия, которые сегодня есть у Приднестровья, ему нужно оставить. Парламент, президента, правительство, флаг. И из Приднестровского бюджета мы ни копейки брать не должны. У нас должна быть общая государственность, общая бюджетная, банковская системы, общая внешняя политика… Общие границы», — разъяснил он в интервью «Независимой газете».
По словам Додона, «для объединения страны есть два предусловия: нейтралитет, признанный международными игроками (идеально — как в Туркменистане)». «И еще одно: мы должны дать Приднестровью право на самоопределение в случае потери Молдовой своей государственности. Хотя я уверен, что после объединения страны в Молдове уже никогда не будет проунионистской власти», — подчеркнул молдавский президент.
Отметим, что власти ПМР на протяжении всей истории существования республики подчеркивали, что стремятся стать частью России. В январе текущего года президент ПМР Вадим Красносельский отверг идею Додона о проведении референдума о восстановлении единой Молдавии на обоих берегах Днестра.
«У нас в Приднестровье в 2006 году народ высказался за независимость Приднестровья с последующим вхождением его в состав России. Наш народ определился», — заявил он.
— Депутат Фриз, о существовании которой я узнал только из этой истории, как я понял, по-своему интерпретирует слова президента Молдавии Додона, — комментирует слова украинского нардепа главный редактор ФОРУМа. мск Анатолий Баранов.
— А он вообще-то говорил об условиях вхождения Приднестровья в состав Республики Молдова, говорил о том, что Молдавия сама может утратить государственность, будучи поглощена Румынией. Говорил о том, что возвращение Приднестровья в состав Молдавии предотвратит возможный сценарий этого поглощения Румынией. И так между делом привел данные из школьного учебника географии, а какой-то абсолютно неизвестный депутат на Украине на своей странице в Фейсбуке что-то там написала — у них там кругом «сигналы Кремля», «агенты ГРУ»… Ну как в обычной дурке, сидят больные паранойей, ловят сигналы из космоса…
«СП»: — Возможна ли чисто гипотетически такая «сделка»?
— На Привозе возможны любые сделки, а украинская политика — это тоже такой привоз… Ну почему бы мне не продать на Привозе вашу кобылу? И им кажется, что весь мир — привоз. Но со стороны как-то не понятно, кто и что меняет? Крым и так принадлежит России, а Приднестровье самостоятельно, хоть и не признано никем. Там никто не планирует ни вхождение в состав Молдавии, ни в состав Украины. Да, они хотели бы стать частью Российской Федерации, но наша федерация уже третий десяток лет водит их за нос. И не признает независимость, и не включает в свой состав. Теперь Кремль станет заталкивать Приднестровье в состав Украины? Что-то меня терзают смутные сомнения…
«СП»: — Кстати, почему Додон говорит о том, что Приднестровье может присоединиться или к Молдове, или к Украине. Как это понимать?
— Как я уже сказал выше, это надо понимать, что Додон учил в школе географию, а не мелочь по карманам тырил. У Приднестровья две границы — на западе с Молдавией и на востоке с Украиной. Думаю, именно это он и имел в виду.
«СП»: — Давайте еще пофантазируем, как такой «размен» восприняли бы в Крыму и в Приднестровье?
— В Крыму, как я понимаю, такой размен просто бы не заметили — как были в составе РФ, так и остались. В Приднестровье, думаю, были бы шокированы — поменять умеренно ксенофобский режим в Кишиневе на неумеренно ксенофобский в Киеве, да еще с подачи Москвы. Думаю, после такого предательства кинулись бы в объятия Молдовы с последующим воссоединением в одно большое румынское государство — по крайней мере, это стабильно. Но нет смысла обсуждать — это ненаучная фантастика.
«СП»: — На какие реальные компромиссы с Киевом и Западом Москва могла бы пойти ради того, чтобы Киев отказался от претензий на Крым?
— Думаю, на любые, кроме совсем уж неприемлемых. И тут как раз вопрос приемлемости и неприемлемости стоит в полный рост — что условному Миллеру хорошо, то русскому смерть. Греф или Алекперов с радостью бы выступили за отмену санкций, и нужен ли им вообще этот Крым? Но большинству населения в России это пока неприемлемо. Однако вот из независимых республик Донбасса на Дон и центральную Россию уже движется вал криминала, и население сегодня уже приветствует решение Украины закрыть границы, и с удовольствием восприняло бы новость о перекрытии границ и с ДНР. Парадоксальная такая ситуация, которую можно было прогнозировать еще в 2014 году, я об этом писал и говорил, что так будет. Надо было признавать ДНР и ЛНР еще тогда, а Приднестровье многими годами раньше. Тогда не было бы почвы для нелепых геополитических построений — и была бы почва для нормальных, урегулированных отношений между государствами. Совершенно неважно при этом, что их не признает кто-то за океаном. В Крыму и на Донбассе живут в принципе одни и те же люди, но обстановка там совершенно разная. Хотя не признаны международным сообществом и те, и другие. Но чье мнение и чьи интересы интересны сегодня президенту Путину, большинства граждан или «подавляющего меньшинства» олигархов? Думаю, до выборов в марте этот вопрос будет заморожен, а после — он на него обязательно ответит сам.
По словам заместителя директора Национального института развития современной идеологии, политолога Игоря Шатрова, заявление Додона никак не связано с отношениями между Украиной и Россией, тем более с вопросом принадлежности Крыма.
— Это призыв к элитам Приднестровья начать совместный поиск вариантов сосуществования Молдавии и Приднестровья. В противном случае, считает Додон, Украина оккупирует Приднестровье. Ведь перспектив присоединения к России Приднестровье, по мнению Додона, не имеет. По имеющейся информации, варианты аннексии Приднестровья Украиной, действительно, прорабатываются западными друзьями Киева. Запад останавливает только наличие в регионе российского миротворческого контингента. Жива память о том, чем закончилось нападение Грузии на наших миротворцев в Южной Осетии.
«СП»: — На что объективно мог бы пойти Кремль в обмен на международное признание Крыма? Приднестровье? Может, Абхазия? Что еще?
— Эти вопросы даже при большом желании связать невозможно. Судьбу Абхазии решил ее народ. Как и судьбу Приднестровья решает население этого региона. С кем жить в одном государстве, могут сказать только приднестровцы. Россия — не США, не в наших правилах распоряжаться судьбами граждан других государств.
«СП»: — Насколько вообще в современном мире возможен размен территорий? Когда и где в истории подобное было?
— Если мы говорим о мирном обмене территориями, а не о послевоенных аннексиях, то обмен приграничными территориями или передача их от одной страны к другой на самом деле не являются чем-то исключительным и происходят достаточно часто при демаркации государственных границ. Делается это по разным причинам, например, для удобства транспортного сообщения. Как правило, происходит обмен территориями по принципу «километр на километр». Но иногда одна страна уступает другой свои земли и безвозмездно. В 2005 году в рамках демаркации государственной границы от России Китаю был передан ряд островов на Амуре. Делилась Россия территориями и с бывшими республиками СССР — Казахстаном, Азербайджаном. Крупнейший в послевоенной истории Европы мирный территориальный размен произошел между Польшей и СССР в 1951 году. Тогда cтраны обменялись равными по площади участками территорий в 480 квадратных километров.
«СП»: — В Приднестровье в ответ на предложение Додона провести новый референдум на обоих берегах Днестра завили о приверженности итогам референдума 2006-го года. В России на предложение провести повторный референдум в Крыму отвечают так же. Насколько можно сравнивать ситуации, и возможны ли такие «повторные» голосования?
— Ситуации и похожи, и отличны. Отличны хотя бы потому, что в одном случае речь идет о непризнанном государстве, в другом — о субъектах Российской Федерации — Республике Крым и городе федерального значения Севастополь. Жителям Крымского полуострова всё в их судьбах давно ясно. Они вернулись в Россию. Любые предложения пересмотреть это решение воспринимаются ими в лучшем случае как странные. Да хоть бы и повторить «на бис». Такая просьба выглядит не менее глупой. Такие референдумы проводятся только один раз!
Но ведь и приднестровцы определились со своим выбором. И в этом похожесть ситуации на крымскую. Только Россия пока не готова принять Приднестровье в свой состав. Как быть? Главное, не спешить, осознавая, что насильственная попытка склонить Приднестровье к другому выбору только усугубит ситуацию и сделает общее будущее Приднестровья и Молдавии невозможным. Как это случилось с Абхазией и Южной Осетией, которые уже не вернутся в Грузию.
Дмитрий Родионов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

499
Похожие новости
13 декабря 2017, 10:15
13 декабря 2017, 10:15
13 декабря 2017, 15:45
13 декабря 2017, 15:45
13 декабря 2017, 21:00
13 декабря 2017, 10:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2017, 23:30
08 декабря 2017, 21:30
11 декабря 2017, 10:45
08 декабря 2017, 13:45
10 декабря 2017, 23:30
09 декабря 2017, 00:15
11 декабря 2017, 10:45