Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Дмитрий Родионов. Запад готовит в России госпереворот

Российские сенаторы обсудят пути предотвращения украинского сценария в стране
Временная комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению попыток вмешательства в дела России в начале следующего года представит доклад, в котором оценит риск госпереворота из-за влияния Запада на молодежь. Об этом рассказал на заседании комиссии ее председатель Андрей Климов.
В докладе, текст которого попал в РБК, говорится о том, что Запад стимулируют межэтнические и межрелигиозные протесты в России. Кроме того, Запад пытается использовать молодежь как инструмент расшатывания политической системы. Чтобы это предотвратить, по мнению сенаторов, необходимо разработать законы, которые не допустят «вмешательства во внутренние дела России». Среди предложений, которые есть в плане доклада — запрет на деятельность иностранных госпрограмм без согласования с властью, а также создание так называемой «Черной книги», куда должны войти те, кто угрожал российскому суверенитету, начиная с 1991 года.
— Со внешней политикой стран Запада, включая использование «мягкой силой», в последнее десятилетие случилась парадоксальная вещь — утверждает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.
— Она на внешнем периметре пропагандирует называемые «западными» или «цивилизованными» ценности, которые для самих граждан западных государств являются всё более и более спорными. Избрание Трампа в США и рост националистических симпатий в Евросоюзе являются наиболее яркими проявлениями этого несоответствия «внутреннего» и «внешнего». Тот же жёсткий стиль Путина и выстроенная им система вертикали власти вызывает всё больше симпатий.
«Цветная революция» в России была теоретически возможна на рубеже 2011−2012 гг., когда наметился некий либерально-националистический союз, являющийся для такого рода политтехнологий принципиально важным. Но дальше деклараций и приказавшего долго жить «Координационного совета оппозиции», как мы помним, дело не пошло.
Что же касается в принципе использования молодёжи в политических целях, то здесь слово «использование», как мне кажется, подспудно означает, что люди, говорящие так, лишают политически активную молодёжь субъектности и собственных интересов. Предполагается, что есть некие «они», которые втёмную используют ничего не понимающую молодёжь. В целом же все революции, хоть «цветные», хоть «монохромные», конечно, осуществляются руками молодёжи. Но, разумеется, не каждый молодёжный протест может перерасти в какое-то подобие революции.
«СП»: — Для чего Западу переворот в России? Российская элита всю новейшую историю была более, чем лояльна Западу. Запад не боится, что в России может повториться украинский сценарий с реальной гражданской войной?
— Согласен, Западу в лице США по большому счёту комфортно что с прозападной, что с антизападной Россией просто по той причине, что в нынешнем мире хочешь — не хочешь, а кооперироваться с Вашингтоном придётся. Тот же Китай в лице своего руководства понимает, что перестань США покупать его товары — и всё китайское экономическое чудо если не растворится в воздухе, то серьёзно просядет.
Западу же в лице Евросоюза не нужна погрязшая в гражданской войне Россия, как ему некомфортна и нынешняя Украина. Другой вопрос, что даже теоретически в России не существует каких-то двух диаметрально идеологически противоположных и относительно равновеликих групп, которые могли бы воевать друг с другом сколько-нибудь длительное время. Городской креативный класс, недовольный реновацией, против силовиков простоит сколько — минуту, час, сутки?
«СП»: — «Иностранным государствам это нужно для формирования «среды лидеров, способных через 10−15 лет изменить конституционный строй, существенным образом изменить внутреннюю и внешнюю политику в угоду интересам внешних заказчиков», —говорится в докладе. Почему они до сих пор ее не сформировали? Хватит ли им еще 10−15 лет?
— Запад, что бы под ним ни подразумевалось, занимается в рамках практически всего мира тем, чем Москва должна была заниматься на постсоветском пространстве, — формированием будущей элиты, которая была бы мало-мальски дружелюбна по отношению к этому Западу настроена. В Москве же считали, что достаточно наладить отношения с местными посткоммунистическими клептократическими элитами, а потом всё как-то само собой случится. То есть вкладывание Западом денег в перспективную молодёжь той или иной страны — это вообще не обязательно про революцию в смысле «Евромайдана», это в известной степени про возможность в перспективе одной или полутора декад организовать революцию настолько бархатную, чтобы никто особо даже и не заметил, что она случилась. Просто на смену посткоммунистическим бюрократам, старавшимся соблюсти баланс между Москвой и другим центром силы, придут те, для кого этот баланс будет существенно смещён в противоположном от Москвы направлении.
Когда по некоторым направлениям, например, по Украине, «поезд», как представляется, ушёл, необходимо концентрироваться на воспитании качественной элиты хотя бы у себя. Учитывая высокую степень самодостаточности России, если стране удастся в обозримой перспективе провести, если угодно, бархатную контрреволюцию в собственных элитах, то можно считать, что задача-минимум страной выполнена.
«СП»: — Эксперты считают, что в январе—марте 2018 года, во время президентской кампании, зарубежные власти обвинят Россию в «недемократических выборах»…
— Запад, если мне не изменяет память, исправно критиковал выборы в России любого уровня, начиная с конца 1990-х гг. Ничего нового на сей раз не придумают и будут продолжать искать всё те же нарушения, включая использование админресурса или недопуск тех или иных оппозиционных кандидатов, в данном случае — Алексея Навального. И ведь штука в том, что и админресурс есть, и недопущенные кандидаты, но критикуют-то Москву вовсе не по этой причине. И в этой связи, работая для внутренней аудитории, на мой взгляд, нельзя перегибать палку, критикуя Запад за тенденциозное освещение политического процесса в России. Освещение-то, несомненно, тенденциозное, но из этого же не следует, что оно — выдуманное. А падение доверия к традиционным СМИ, на мой взгляд, связано во многом именно с этой, если так можно выразиться, тенденциозностью в критике чужой тенденциозности, с этой «частичной слепотой», когда «вне страны — вижу, а внутри страны — не вижу».
«СП»: — Как бы вы оценили предложенные сенаторами меры противодействия? Помогут ли они?
— Составление «Чёрной книги» или, к примеру, «Списков замаскированных нацпредателей» выглядит каким-то нелепым анахронизмом. Что же касается укрепления правоохранительных органов и, в частности, спецслужб и включения активной молодёжи в реальную деятельность в государственном русле, то так и нужно поступать. Более того, этот процесс уже идёт. Власти отказались от создания и использования молодёжных общественных движений в качестве «антиоранжевой массовки» и стали поддерживать проекты другого плана. Плюс тот же Навальный, который за последние пару лет переключился на более молодую, но не менее активную аудиторию, чем та, что поддерживала его в начале «десятых», играет здесь для властей стимулирующую роль, не давая возможности манкировать своими обязанностями в отношении граждан старшего школьного и младшего студенческого возраста.
По словам доцента НИУ ВШЭ, члена Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павла Родькина, технологии смены неугодных режимов сохраняются в арсенале внешней политики Запада и продолжают совершенствоваться.
— Для реализации этих технологий могут использоваться любые недовольные классы, возрастные или национальные группы. Однако, винить в этом недовольстве нужно не Запад, а системные условия при которых у той же молодежи нет не только абстрактных смыслов жизни, но и конкретных реальных перспектив самореализации в современном обществе. Это уже если не осознается, то ощущается молодежью. Вот почему ситуацию с молодежью нельзя в полной мере описать в понятной для госпропаганды риторике борьбы с «цветными революциями». Отрицать внешних поджигателей глупо, но и невозможно отрицать внутренние социально-экономические противоречия, которые и должны были бы стать главным предметом опасений политического класса.
«СП»: — На что может быть похож гипотетический переворот в России? На мирный, образца первого украинского «Майдана» или на кровавый — образца второго?
— Креативный протест, каким мы его помним по «оранжевой революции» 2004 года закончился, окончательная точка в технологии ненасильственных революций была поставлена в 2014 году на «Евромайдане». Это главный результат эволюции технологий цветных революций, произошедших в мире в период за 2004 по 2014 годы. Социальная деструктивность в обществе растет, поэтому ни о каком мирной, бархатной или креативном форме будущих протестных акций речи уже быть не может.
«СП»: — По утверждению авторов, Запад стимулирует протесты, межэтнические и межрелигиозные столкновения в России. Возможно ли это? Что является реальной «болевой точкой» для российской государственности?
— Всем этим те же США занимались еще в холодную войну, когда подтачивали национальное единство СССР, вбрасывая в общество националистические идеи. Сегодня эта задача в какой-то степени упрощена, так как постсоветское общество стремительно архаизируется, оно деморализовано и хрупко. Еще одной растущей «болевой точкой» является проблема социального расслоения, отражающаяся на доступности медицины, образования, культуры и качестве жизни. Эти противоречия легко поджечь.
Запад применяет своего рода социально-политическое «айкидо», когда внутренние противоречия самой социальной системы западного общества (в котором молодежные протесты и бунты — обычное явление) и накопившаяся негативная энергия масс оборачиваются против неугодных частей этой мир-системы. Это воздействие только кажется «внешним», реальная причина находится внутри, что при этом всегда отрицается правящими классами.
«СП»: — Авторы считают, что иностранным государствам для формирования «среды лидеров», способных изменить конституционный строй в угоду интересам внешних заказчиков, нужно 10−15 лет? Почему именно столько?
— Новое поколение — это люди, выросшие и сформировавшиеся в новых условиях и лишенных тех смысловых точек опоры, которыми обладают поколения, родившиеся в СССР. Во многом это поколение потеряно для национального государства, так как их вкусы, образ мысли, и интересы сформированы обществом потребления и глобализмом. Причем сформированы не только «извне», плохими американцами или бездуховным Западом, но отформатированы уже внутри России являются продуктом сегодняшней системы образования, ценностей и образа жизни и т. д. Новое поколение не имеет альтернативы существующей системе отношений, это люди которые верят и некритически относятся к глобалистским идеологическим конструкциям и брендам наподобие постиндустриального общества, искусственного интеллекта, роботизации, которые гораздо привлекательнее того обскурантизма и архаики, которые пытаются предложить некоторые представители политического класса. Потому, разрушение традиционного государства и общества в России будет проходить под лозунгами «будущего» и «прогресса».
«СП»: — Как бы вы оценили риски иностранного вмешательства в президентские выборы 2018 года?
— Скорее всего в новом политическом сезоне Россия столкнется не с прямым воздействием или работой с оппозицией времен Макфола-Тефта, а с рядом комбинированных ударов экономического характера, прежде всего в сфере финансовой системы. Особую опасность представляет прямое давление на элиту, принуждение ее к предательству интересов страны ради сохранения своих капиталов. Но опаснее всего отсутствие позитивных социальных изменений во внутренней политики.
Дмитрий Родионов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

971
Похожие новости
15 декабря 2017, 10:00
13 декабря 2017, 21:00
14 декабря 2017, 12:45
14 декабря 2017, 20:45
14 декабря 2017, 12:45
13 декабря 2017, 21:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 декабря 2017, 13:15
11 декабря 2017, 23:30
11 декабря 2017, 10:15
09 декабря 2017, 16:15
13 декабря 2017, 21:00
11 декабря 2017, 15:45
09 декабря 2017, 19:00