Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Do Rzeczy: история за решеткой

Многие государства используют уголовное преследование как инструмент исторической политики. К их числу относятся, в частности, Венгрия, страны Балтии, Украина, Россия, Турция, Израиль, уголовной кодекс которых стал предметом анализа польского Института системы правосудия. Каждое из вышеперечисленных государств, конечно, проводит собственную историческую политику: одни стараются избежать ответственности за преступления, некогда совершенные на их территории или при их содействии, другие стремятся консолидировать общество вокруг тех или иных событий, идей, движений, исторических фигур, которым народ, как они полагают, обязан своим существованием.
«Русский мир»
Одна из основных целей российской исторической политики состоит в поддержке строительства так называемого русского мира, то есть восстановления сферы влияния на постсоветском пространстве. СССР в соответствии с этой концепцией должен представать как «освободитель от фашизма». На внутриполитическом уровне такой образ служит поддержанию мифа о непобедимой империи.
Статья 3541 УК РФ предусматривает наказание «в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительных работ на срок до трех лет, либо лишения свободы на тот же срок» за публичное отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге, одобрение этих преступлений и «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны».
Это не значит, что в России сажают в тюрьму только за отрицание Холокоста или прославление Третьего рейха. Под суд можно попасть, например, за утверждение, что СССР вместе с Гитлером напал на Польшу. С этим столкнулся Владимир Лузгин, слесарь из Перми, который написал об этом в социальных сетях. Суд обязал его выплатить штраф в 200 тысяч рублей.
Та же статья закона «устанавливает ответственность за распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества» («штраф в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до одного года»).
Россия, однако, может обойтись и без специальных законов. Историк и член общества «Мемориал» Юрий Дмитриев обнаружил место казней, совершенных НКВД, а потом в рамках процесса, нарушавшего все нормы правосудия, был приговорен к лишению свободы на три года по обвинению в педофилии. Андрея Жукова, отставного военного, который занимался созданием базы бывших офицеров НКВД, причастных к Большой чистке, осудили недавно «за шпионаж».
Дело Памука
Самая известная турецкая правовая норма, связанная с исторической политикой, это статья 301 местного уголовного кодекса, вступившая в силу в 2005 году. Согласно ней, тюремным заключением на срок от шести месяцев до трех лет караются лица, публично порочащие турецкое самосознание, турецкое государство, Великое национальное собрание Турции, турецкое правительство, судебные органы, армию или другие органы безопасности. В 2008 году выражение «турецкое самосознание» заменили на «турецкий народ», но почти ничего не изменилось, поскольку местные прокуроры трактуют эти понятия довольно широко.
Оскорблением народа может считаться, например, заявление, что Турция в 1915 году осуществила геноцид армян. В этом убедился нобелевский лауреат писатель Орхан Памук. В 2005 году за несколько месяцев до вступления в действие закона он упомянул об этом преступлении в интервью швейцарской газете. Вскоре после начала процесса прокуратура отказалась от обвинений, но спустя несколько лет Памук проиграл дело по иску частных лиц и был вынужден заплатить штраф в размере примерно 6 тысяч лир (размер средней турецкой зарплаты).
Памук был не единственным публицистом, осужденным по этой статье. Больше всего таких дел рассматривалось в 2006 году. Одно завершилось трагедией. Живущий в Турции армянский журналист Грант Динк получил условный срок, но вскоре был застрелен у здания своей редакции юным фанатиком, кричавшим «Я убил неверного». Годом позже за упоминание геноцида армян осудили также сына Гранта Динка.
Желание избежать ответственности за преступление против армян — это не единственный мотив, движущий турецкой исторической политикой. Большое значение имеет также память об Ататюрке — лидере и великом модернизаторе межвоенного периода. С 1951 года действует закон, который предусматривает наказание до трех лет лишения свободы за оскорбление вождя. Среди осужденных можно обнаружить как леволиберальных националистов, которые обвиняли Ататюрка в диктаторских склонностях и критиковали культ личности, так и радикальных исламистов, упрекавших его в предательстве веры.
Изгнание или исход?
В 1986 году Кнессет принял закон, запрещающий отрицать Холокост. В Израиле за это можно попасть в тюрьму на пять лет. Позднее аналогичные законодательные нормы появились в большинстве стран ЕС и в России. Именно на основе такого закона в 2005 году в Англии осудили известного историка Дэвида Ирвинга (David Irving). Даже если счесть, что идея о необходимости такого законодательного регулирования могла зародиться без просьб или давления извне, сам факт его появления — несомненный успех исторической политики Израиля.
Запрет на отрицания Холокоста не встретил особого сопротивления на международной арене или в научных кругах, в отличие от запретов на отрицание преступлений коммунизма. Вторые подвергались критике со стороны приверженцев этой идеологии, России, которая считает себя преемницей СССР, а также представителей еврейской диаспоры, возмущенных приравниваем коммунистических преступлений к нацистским.
В Израиле есть еще один запрет, связанный с исторической политикой. Речь идет об арабском дне «Накба», в который вспоминают изгнание (так называет его арабская сторона) или исход арабского населения из Палестины после проигранной войны. Израильтяне не могут запретить такие мероприятия в Секторе Газа или на Западном берегу Иордана, но не дают проводить их арабам с израильским гражданством, говоря, что те таким образом отрицают существование Израиля как еврейского государства. Изначально им грозило до трех лет тюрьмы, сейчас меры стали менее суровыми, но, возможно, более эффективными с израильской точки зрения: министр финансов может заблокировать поступление дотаций любой организации, которая в какой-либо форме помогает отмечать День «Накба».
Когда закон утверждался, премьер Нетаньяху держался очень уверенно. Это иллюстрирует стычка, произошедшая перед голосованием. Арабский депутат заявил, что закон имеет расистскую направленность, а «если кто-то ходит, как утка, выглядит, как утка, и крякает, как утка, то это утка». Нетаньяху невозмутимо парировал: «Вы можете крякать, хоть в Кнессете, в этом, в частности, суть демократии». Такое замечание и отсутствие реакции мира на израильский запрет, показывает, как выглядит ситуация с исторической политикой: оказывается, что две демократические страны могут получить диаметрально противоположные оценки за аналогичные инициативы, ограничивающие свободу слова.
Скрещенные стрелы как свастика
Историческая политика на Дунае нацелена на изображение Венгрии жертвой Второй мировой войны, столкнувшейся не только с нацистскими, но и с коммунистическими преступлениями. Венгерская конституция гласит: «Восстановление государственного суверенитета нашей страны, утраченного 19 марта 1944 года, мы отсчитываем с 2 мая 1990 года». В марте 1944 Венгрия из союзницы Третьего рейха превратилась в оккупированное им государством. Тогда же шла самая массовая акция по отправке евреев в концлагеря. Советская оккупация, в свою очередь, в 1950-е годы имела там более жесткий характер, чем в других европейских коммунистических странах.
С 1 июля 2013 года в Венгрии действует новый уголовный кодекс. Исторической политике посвящена статья XXXII «Преступления против общественного спокойствия». В ней идет речь о разжигании ненависти к венгерскому народу, публичном отрицании преступлений национал-социалистического и коммунистического режимов, использовании тоталитарных символов. Попасть на три года за решетку можно не только за отрицание геноцида, совершенного нацистами или коммунистами, но и за умаление его значения или оправдание.
В Венгрии запрещена свастика, символика СС, скрещенные стрелы венгерских национал-социалистов, серп и молот, красная пятиконечная звезда и прочие символы, связанные с нацизмом и коммунизмом. За их использование грозит административный арест. Венгрия претворила в жизнь план-минимум: запретив знак «скрещенные стрелы», она поставила его в один ряд с коммунистическими символами, подчеркивая преступный характер обоих режимов, а одновременно отмежевалась от коллаборационистского правительства, созданного в октябре 1944 года.
Законы прибалтов
Историческая политика в странах Балтии исходит из тех же идей, что в Венгрии. В конституции Эстонии говорится, что период оккупации продолжался с 16 июня 1940 года до 20 августа 1991. Аналогичные упоминания есть в конституции Литвы и Латвии.
В Эстонии не предусмотрено наказания за отрицание преступлений против человечества или унижение достоинства народа, однако, в 2002 году ее парламент сделал заявление, в котором называются преступными советские организации, принимавшие участие в нападении на Эстонию и ее оккупации. Само членство в них не приравнено к преступлению, однако, конкретные действия, совершавшиеся в рамках исполнения обязанностей, уже да. В таком случае обвинения могут быть выдвинуты по статьям, касающимся преступлений против государства.
Другой важный документ — это заявление парламента от 2012 года о выражении признательности всем гражданам Эстонии, чья деятельность во время советской и немецкой оккупации была направлена на восстановление государственности.
Статья 74 УК Латвии от 1998 года предусматривает «ответственность за оправдание геноцида, преступлений против человечности, преступлений против мира или военных преступлений». Принятые 16 июня 2013 года поправки в закон о проведении массовых мероприятий запрещают публичное использование (в том числе в стилизованном виде) флагов, гербов и гимнов нацистской Германии, СССР, его бывших республик, а также «свастики, знаков СС, советского серпа и молота и пятиконечной звезды». Исключение делается для случаев, когда демонстрация этой символики не связана с прославлением тоталитарных режимов. Наказание не слишком сурово: штраф или административный арест.
21 декабря 2017 года латвийский Сейм принял закон об участниках Второй мировой войны. Его первая статья гласит, что Латвийская Республика не несет ответственности за действия оккупационных властей на ее территории. Виновниками геноцида называются немецкое и советское государство. Закон уточняет, какие граждане не могут получить в Латвии статуса ветерана. Это, в частности, члены НСДАП и СС, сотрудники немецких и советских служб безопасности, а также люди, которые приехали в Латвию на основе договора от 5 октября 1939 года и служили в советских военных или вспомогательных частях (а также их дети и иждивенцы).
Важный элемент исторической политики Эстонии и Латвии — это закон о гражданстве. Сотрудники советского аппарата безопасности или те, кто служил в Красной армии, а одновременно не был потомком граждан, живших на эстонской или латвийской территории до оккупации, могут получить лишь статус негражданина. Литва, где доля русского меньшинства составляет всего 8%, такую норму не вводила.
В Литве карается восхваление преступлений СССР и нацистской Германии (в том числе геноцида и преступлений против человечества), совершенных на территории Литовской Республики или в отношении ее граждан. Также штрафом, арестом или ограничением свободы на срок до двух лет наказывается отрицание или в отдельных случаях преуменьшение значения преступлений, совершенных в 1990-1991 годах. Речь идет, например, о штурме телецентра в Вильнюсе в январе 1991 или нападениях на литовские погранпосты.
Все вышеупомянутые документы направлены на то, чтобы ослабить российский дискурс, в рамках которого оправдывается оккупация Балтийских республик в 1940 и 1944 годах, а СССР предстает в роли «освободителя от фашизма». Эта риторика представляет угрозу потому, что в Эстонии и Латвии проживает значительное русскоязычное меньшинство, состоящее по большей части из испытывающих ностальгию по советским временам потомков партийных деятелей или военных. Закон об участниках Второй мировой войны призван дополнительно защитить Латвию от возложения на нее ответственности за геноцид.
В защиту УПА (запрещенная в РФ организация, — прим.ред.)
Украинское законодательство выглядит гораздо более спорным, чем нормы, принятые в странах Балтии, а одновременно у Украины возникает гораздо больше проблем со своей исторической памятью. В Латвии и Эстонии, конечно, живут русские, которым близок СССР, но у них нет гражданства, а коренное население занимает солидарную позицию в этой сфере. В свою очередь, на огромных просторах Украины на восток от Киева сами украинцы не идентифицируют себя с теми героями и событиями, которые кажутся важными их согражданам, живущим в западной части страны.
Формирование украинского самосознания идет сверху. С 9 апреля 2015 года на Украине действует закон № 314-VIII «О правовом статусе и почтении памяти борцов за независимость Украины в XX веке». Он предлагает довольно пестрый набор, в который входят как УПА, так и Украинская Хельсинская группа. В шестой статье закона говорится об ответственности за публичное пренебрежительное отношение к перечисленным организациям. Там же «надругательством над памятью борцов за независимость» и «унижением достоинства украинского народа»
называется «публичное отрицание факта правомерности борьбы за независимость Украины в XX веке». Однако конкретные меры за эти правонарушения в законодательстве не предусмотрены.
Если прославление организаций, которые несут ответственность за геноцид на Волыни или в Галиции, достойно осуждения, то признание геноцидом Голодомора, который устроили в 1930-е годы советские власти, вполне можно понять. В 2017 году были приняты поправки в уголовный кодекс, которые предусматривают наказание до пяти лет лишения свободы за отрицание Голодомора и неуважительное отношение к его жертвам. Помимо этого с 9 апреля 2015 года действует закон № 317-VIII «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрещении пропаганды их символики» «Изготовление, распространение, а также публичное использование символики коммунистического, национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов, в том числе в виде сувенирной продукции, публичное исполнение гимнов СССР, УССР, других союзных и автономных советских республик или их фрагментов на всей территории Украины (…) карается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок, с конфискацией всего имущества или без такового», — гласит текст внесенных в уголовный кодекс поправок. УПА нацистской организацией не признается.
Все эти законы направлены против российской исторической политики, а также призваны сплотить самих украинцев вокруг одного национального мифа. Эта задача выглядит очень сложной на фоне российских побед в Крыму и Донбассе, а также тех разногласий, которые существуют между жителями запада и востока Украины.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
598
Похожие новости
13 апреля 2021, 06:45
12 апреля 2021, 23:15
12 апреля 2021, 19:15
13 апреля 2021, 06:45
13 апреля 2021, 01:00
13 апреля 2021, 03:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
12 апреля 2021, 21:15
13 апреля 2021, 00:15
12 апреля 2021, 11:30
12 апреля 2021, 21:15
12 апреля 2021, 23:15
Новости СМИ
 
Популярные новости
08 апреля 2021, 07:00
11 апреля 2021, 01:30
08 апреля 2021, 20:15
06 апреля 2021, 15:15
08 апреля 2021, 14:45
09 апреля 2021, 13:30
10 апреля 2021, 14:15