Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Дочь ямайца и тамилки. Кто может оказаться во главе турбулентной Америки

Леонида Брежнева считали старцем-развалиной и говорили о геронтократии (власти дряхлых) в СССР. Хотя умер генсек 76 лет от роду. Но теперь и в США, попавших на грань острейшего кризиса и почти гражданской войны, наступило «стариковластие». За пост президента в ноябре поборются 74-летний Трамп и 78-летний Байден. Победу предсказывают последнему. Но коли он помрет, то власть перейдет к вице-президенту, практически чернокожей Камале Гаррис.
И тогда кто окажется во главе сыплющихся Соединенных Штатов. Предлагаем вам отрывки из статьи Дэна Конуэя.

Who is Камала Гаррис?

«Выбор Джозефом Байденом сенатора-первосрочницы и бывшего генерального прокурора Калифорнии Камалы Гаррис кандидатом на пост вице-президента укрепляет правое крыло истеблишмента Демократической партии.
Смешанная этническая принадлежность Гаррис (ее отец – ямаец, а мать – тамилка) была значимым фактором в расчетах Байдена. В оставшееся до дня выборов – 3 ноября время демократы явно удвоят напор при реализации своей политики расовой и гендерной идентичности.
Демонстрируя консенсус в отношении пары Байден – Гаррис, и Хиллари Клинтон, и Берни Сандерс немедленно поддержали ее выбор.
Если Гаррис в своих попытках социальной демагогии оказалась нерешительной и непоследовательной, то проявила несколько больше энергии в принятии «политики идентичности»
Как мейнстримовские СМИ, так и истеблишмент Демпартии приветствовали ее выступление на дебатах 26–27 июня в Майами. Тогда Гаррис выступила с нападками на бывшего вице-президента Джо Байдена за его комментарии о практике перевозки школьников из одного района в другой в целях расовой или социальной интеграции и за его работу с демократами-сегрегационистами в сенате. С тех пор ее позиции укреплялись, судя и по сбору средств, и по опросам, заняв первое место в опросе избирателей в Калифорнии.
Гаррис, как и остальные представители «демократического поля», пытается позиционировать себя как прогрессивную альтернативу Трампу, заявляя, что как бывший прокурор она будет «бросать ему агрессивные вызовы».
Кандидатура Гаррис – с точки зрения авторитета в правящем классе – базируется на ее послужном списке безжалостного деятеля в сфере уголовного правосудия и национальной безопасности. На протяжении шести лет она служила окружным прокурором в Сан-Франциско, затем столько же была генеральным прокурором штата Калифорния, а в 2016 году получила место в сенате США.
Лидеры демократов в сенате с самого начала продвигали Гаррис, давая ей самые лучшие поручения в таких Комитетах, как бюджетный, по внутренней безопасности и судебной системе.
Наиболее показательным было ее назначение в 2017 году в Комитет по разведке. Она стала единственным недавно избранным демократом, получившим столь важную позицию. Гаррис отплатила за это доверие, будучи ведущей женщиной-кандидатом в президенты от Демократической партии, выступила в фальшивой антирусской кампании. Сенатор требовала импичмента Трампа, но не за его грубые нарушения конституции США и не за преследование иммигрантов, а исходя из утверждения о том, что он якобы марионетка Москвы.
Выступая на конвенте Демократической партии Калифорнии в начале июня, Гаррис сказала: «Давайте поговорим о так называемом главнокомандующем. Он повторяет ложь России о словах руководителей американских спецслужб и правоохранительных органов. Он отрицает вмешательство РФ в выборы президента США. Нам нужно начать процедуру импичмента и нам нужен новый главнокомандующий».
Для Гаррис, как и для Демократической партии в целом, нет большего нарушения политических норм, чем отказ поверить на слово «американскому разведывательному сообществу».

Профессиональный прокурор

Она начала свою политическую карьеру в 1990 году в качестве заместителя окружного прокурора округа Аламеда, который включает город Окленд. Затем в 1998-м она заняла аналогичную должность в Сан-Франциско. Здесь Гаррис быстро завела связи на высоком уровне, где нашла себе влиятельных покровителей, таких как «нефтяная наследница» Ванесса Гетти. Среди ее друзей оказался и спикер Ассамблеи Калифорнии Уилли Браун, который стал мэром Сан-Франциско. При его поддержке политическая карьера Гаррис пошла в гору, а финансовое положение укрепилось.
Камала Гаррис. Фото: wallhere.com
К тому времени, когда она решила бросить вызов действующему окружному прокурору Сан-Франциско Теренсу Хэллинану в 2003 году, Гаррис собрала вдвое больше средств, нежели ее противник. В итоге Комиссия по этике Сан-Франциско наложила (на штаб-квартиру ее кампании.Ред.) рекордный штраф за нарушение закона о финансировании избирательных кампаний города. Хэллинану (его отец был кандидатом в президенты от Прогрессивной партии в 1952 году), бывшему адвокату, тесно связанному с радикальными кругами Залива, противостояли деловые круги, полицейские союзы и газета San Francisco Chronicle. В последней редакционная статья о выборах была озаглавлена «Гаррис – за закон и порядок».
Через шесть лет Гаррис на основе консенсуса в Демпартии избрали на должность генпрокурора штата. Она баллотировалась при поддержке своей местной конгрессвумен Нэнси Пелоси и обоих сенаторов-демократов – Дайэн Файнштейн и Барбары Боксер.
На посту городского прокурора и высшего должностного лица правоприменительной системы крупнейшего штата США Гаррис зарекомендовала себя твердым сторонником «закона и порядка». Будучи окружным прокурором Сан-Франциско, она гордилась высокой долей обвинительных приговоров, что зачастую достигалось игнорированием этической стороны юридической практики. Под ее руководством количество осужденных за тяжкие преступления выросло с 52 процентов в 2003 году до 67 процентов в 2006-м.
Однако это увеличение числа обвинительных приговоров часто достигалось за счет явных должностных преступлений Гаррис и ее персонала ведомства. В 2012 году судья Верховного суда Энн-Кристин Массуло постановила, что ее ведомство нарушило права обвиняемых, утаив порочащую информацию об одном коррумпированном полицейском, который крал (видимо, конфискованные.Ред.) наркотики и фальсифицировал отчеты.
В качестве генерального прокурора Калифорнии Гаррис взяла на себя громкую защиту тюремной системы штата от судебных решений, осуждающих переполненность тюрем и жестокое обращение с заключенными как неконституционное «жестокое и необычное наказание». Она стремилась положить конец надзору федерального суда за тюрьмами, отстаивая свою агрессивную позицию циничным заявлением о том, что как у главного законного представителя правительства штата «у нее есть клиент, и она не может выбирать его».
В 2015 году Гаррис попыталась отменить решение суда низшей инстанции, объявившего жестокими и бесчеловечными законы штата о смертной казни. Гаррис в очередной раз заявила, что она просто защищает своего клиента – штат Калифорнию и что это необязательно отражает ее собственные взгляды.
Когда в 2014 году Верховный суд США по делу «Браун против Плата» объявил тюрьмы штата настолько переполненными, что они стали «жестоким и необычным наказанием», Гаррис оспорила это решение. Заключенных размещали на трехместных ярусных кроватях, они болели и умирали из-за отсутствия медицинской помощи. Калифорнии было приказано на 40 тысяч человек сократить количество заключенных. Гаррис тогда утверждала, что если штат освободит заключенных слишком рано, то потеряет важный источник рабочей силы. При этом она ссылалась на зависимость штата от использования необученных заключенных, рискующих своими жизнями, когда их за два доллара в день привлекали к борьбе с лесными пожарами.
В 2015 году она отстаивала обвинительные приговоры, вынесенные окружными прокурорами после того, как последние вставили в протоколы допросов ложные признания. Гаррис утверждала в то время, что лжесвидетельства недостаточно для того, чтобы продемонстрировать неправомерное поведение стороны обвинения.

Всех в тюрьму!

В 2010 году наша героиня выступила «толкачом» закона, позже подписанного губернатором Арнольдом Шварценеггером, который стремился улучшить работу школ, подвергая штрафам до двух тысяч долларов и заключая в тюрьму родителей тех детей, которые прогуливали занятия. Несмотря на то, что для родителей «прогульщиков» закон явно сделал тюремное заключение вероятным исходом, наша героиня в мае прошлого года заявила в интервью CNN, что отправка родителей в тюрьму была «непреднамеренным последствием» применения этого закона.
Гаррис использовала прокурорские полномочия для жестоких нападок на бедных и на рабочий класс, делая все возможное для того, чтобы оградить полицию и политиков от наказания. Это резко контрастирует с утверждением ее предвыборной кампании о том, будто она демонстрировала практически безупречную прогрессивность при исполнении служебных обязанностей. В своей книге «Истины, которых мы придерживаемся» (The Truths We Hold) Гаррис называет себя прогрессивным прокурором. Более того, она утверждает, будто использовала полномочия должности с чувством справедливости, перспективы и опыта.
Однако многие из тех, кто следил за ее карьерой прокурора, придерживались другой точки зрения. Лара Бэйзелон, бывший директор «Проекта Школы права Лойолы для Невиновных» в Лос-Анджелесе, написала в New York Times: «Время от времени прогрессисты убеждали ее принять реформы уголовного правосудия, когда она была окружным прокурором, а затем и прокурором штата. Генеральный прокурор мисс Гаррис выступала против них или молчала». Дональд Спектер, исполнительный директор Бюро тюремного права, заявил в интервью Daily Beast: «Насколько мне известно, когда она была генеральным прокурором, то мало что сделала для улучшения системы уголовного правосудия».

Образ «прогрессиста»

Она начала свою президентскую кампанию под лозунгом «Камала Гаррис за народ». Это ссылка на заявление, которое делают прокуроры, когда они (в качестве обвинителей.Ред.) предстают в суде. Она занимала непоследовательную позицию по множеству экономических и социальных вопросов, которые в то время можно было бы охарактеризовать как «прогрессивные». Но это обычно ни к чему не приводило. В тех немногих случаях, когда она, возможно, непреднамеренно и высказывала «левое» мнение, то неизменно отказывалась от него на следующий день.
Так, она откликнулась на призыв Берни Сэндерса о бесплатной медицинской помощи для всех, но дважды изменила свое мнение по вопросу о прекращении частного медицинского страхования в пользу системы, финансируемой из федерального бюджета, что свидетельствует: она действительно не намерена внедрять план такого рода.
Вместе с другим кандидатом в президенты – Элизабет Уоррен Гаррис также выдвинула в сенате законопроект, известный как Закон о раскрытии климатических рисков, который будет использовать «рыночные силы для ускорения перехода от ископаемого топлива к более чистой энергии». Законопроект основывался на заявлениях бывшего вице-президента Эла Гора и других лидеров Демократической партии о том, что «чистка» окружающей среды и «зеленая энергия» могут продвигаться как коммерческие предприятия.
Это никчемное предложение не предусматривает никаких штрафов для компаний-загрязнителей. Оно не требует от них делать что-либо для сдерживания загрязнения, кроме «вычисления количества парниковых газов», которые они выбрасывают. И как это повлияет на оценку их активов, если они сократят выбросы углерода в соответствии с Парижскими климатическими договоренностями.
Что касается иммиграции, то Гаррис также обещала защитить участников программы «Отложенные действия в отношении прибывших детей» от депортации и публично выступила против строительства пограничной стены Трампа с Мексикой. Но зато молчаливо поддержала недавнее решение сената о выделении 4,6 миллиарда долларов на сеть концентрационных лагерей для иммигрантов вдоль американо-мексиканской границы. Как и другие демократы в сенате, баллотировавшиеся в президенты, она не участвовала в голосовании. Этот законопроект был одобрен обеими партиями с результатом 84 голоса против 8.
Были разработаны и другие законодательные предложения с учетом их политической популярности среди демократов на первичных выборах, чтобы придать имиджу Гаррис более либеральный оттенок. Она поддержала легализацию на федеральном уровне «рекреационного потребления» марихуаны и повышение заработной платы государственных защитников до уровня их коллег из ведомства прокурора штата. После волны забастовок учителей Гаррис предложила повысить каждому школьному учителю в США зарплату на 13 500 долларов в год.
Она также призвала к увеличению федеральной минимальной заработной платы до 15 долларов в час. А это, помимо того, что работники с минимальной заработной платой останутся в крайне бедственном положении, лишит многих из них права на участие в программах государственной помощи. Таких, например, как продовольственные карточки, жилищные субсидии и Medicaid.
Относительная нехватка у Гаррис навыков популистского позирования отчасти коренится в ее собственном стиле жизни. Ее доход десятилетиями исчислялся шестизначными суммами. Согласно ее налоговым декларациям, опубликованным в апреле, она и ее муж, богатый юрист Дуглас Эмхофф, в 2018 году имели скорректированный валовой доход в размере 1 884 319 долларов, что позволяет им уверенно входить в «верхние 0,1 процента» населения. Большая часть этого дохода – поступления от юридической практики Эмхоффа в сфере развлечений, в то время как Камала получила 157 352 доллара в сенате и 320 125 долларов чистой прибыли от ее предвыборных мемуаров.
Если Гаррис в своих попытках социальной демагогии оказалась нерешительной и непоследовательной, то в принятии «политики идентичности» проявила куда больше энергии. Поэтому она ранее объявляла себя «первой чернокожей и женским» окружным прокурором Сан-Франциско, потом первой цветной дамой – генеральным прокурором Калифорнии, а теперь – единственным «чернокожим и женским» сенатором США.
Гаррис поддержала истеричную кампанию #MeToo, будучи одной из первых, кто призвал к отставке сенатора от Миннесоты Эла Фрэнкена в связи с обвинениями в сексуальных домогательствах. И это несмотря на то, что ни одно из обвинений не было доказано (а даже если бы и было доказано, то ни одно из них не добралось бы даже до уровня уголовного обвинения).
На данном этапе кампании можно сказать, что Гаррис в большей степени, чем любой другой кандидат, облачилась в реакционную мантию «политики идентичности». В этом смысле она взяла пример с кампании Хиллари Клинтон 2016 года. Сказывается, видимо, что младшая сестра сенатора Майя Гаррис работала старшим советником по политике в штаб-квартире кампании Клинтон 2016 года, а в настоящее время работает председателем штаб-квартиры кампании самой Гаррис.
Младшая Гаррис, кроме того, работает политическим аналитиком в MSNBC. Ее муж – Тони Уэст – генеральный советник компании Uber и бывший помощник генерального прокурора США в администрации Обамы. Майя Гаррис также редактировала черновики книги профессора права Стэнфордского университета Мишель Александер 2010 года «Новый Джим Кроу» (The New Jim Crow). В этой работе, вошедшей в список бестселлеров New York Times, утверждается, что в Соединенных Штатах существует новая расовая кастовая система, в значительной степени поддерживаемая действиями белых бедных, и эта система как значительное социальное разделение намного перевешивает все классовые различия.
Не может быть никаких сомнений в том, что для того, чтобы Камала Гаррис преуспела в своей президентской предвыборной кампании, буржуазные СМИ должны будут подвергнуть общественность постоянному пропагандистскому шквалу, воспевая преобразующий характер первой женщины вице-президента и при этом первой черной женщины вице-президента (а в какой-то момент, возможно, и президента). Гаррис лишь третья женщина африканского происхождения, баллотировавшаяся на этот пост.
Это никоим образом не изменит того факта, что при Гаррис президентская администрация пребудет такой же реакционной, как до того при Трампе и Обаме…»
https://www.wsws.org/en/articles/2020/08/12/intro-a12.html
Дэн Конуэй
Перевод Сергея Духанова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
908
Похожие новости
17 ноября 2020, 07:45
20 ноября 2020, 12:30
24 ноября 2020, 07:00
17 ноября 2020, 10:30
26 ноября 2020, 14:45
23 ноября 2020, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
27 ноября 2020, 17:45
25 ноября 2020, 20:00
23 ноября 2020, 12:45
24 ноября 2020, 11:30
25 ноября 2020, 12:15
27 ноября 2020, 13:45
24 ноября 2020, 00:15