Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Доктрина глобального устрашения

Подписанный недавно президентом Бараком Обамой документ ближайшие пять лет будет являться своего рода руководством для лиц, принимающих решения. В России принятие этого документа осталось почти незамеченным. Тем более важно понять: что существенного изменилось по сравнению с предыдущей доктриной? Какие приоритеты во внешней и внутренней политике США ставят перед собой Белый дом, Конгресс, другие структуры, которые участвовали в разработке обновленной версии этого документа?

Прежде всего, напрашивается вывод, что, пренебрегая глобальными сдвигами в системе международных отношений, Стратегия подчеркивает: главный вопрос заключается не в том, что Америка будет лидировать в будущем, а в том, как она будет это делать. Уже в преамбуле значится, что Стратегия подготовлена на основе прогресса, которого США добились за последние шесть лет, когда активное лидерство Соединенных Штатов помогло миру восстановиться от глобального экономического кризиса и ответить на возникающие вызовы. К прогрессивным достижениям отнесена система альянса, внутри которого работают США, а также участие в многонациональных форумах, таких, как Восточноазиатский саммит и Большая двадцатка.

Как бы между прочим США приписывается заслуга в управлении многонациональной коалицией в Афганистане, введении беспрецедентных санкций против Ирана в рамках программы нераспространения ядерного оружия. Здесь же выражается беспокойство действиями «Аль-Каиды» и «Исламского государства». В региональной привязке к ним говорится о торговцах оружием и наркотиками (при этом почему-то стыдливо замалчивается Мексика, где с начала инициированной США войны с наркомафией в 2006 году погибло более 50 тыс. человек), а также - о риске кибератак.

При этом утверждается: «Американское лидерство - это глобальные силы добра, основанные на наших устойчивых национальных интересах, изложенных в предыдущей Стратегии».

Далее звучит следующий тезис: «Мы будем лидировать с помощью всех инструментов американского могущества». После чего объясняется, какие это именно «инструменты»: «Наше влияние является наиболее великим, когда мы комбинируем наши стратегические преимущества. Наши военные будут готовы защищать наши обозначенные национальные интересы, в то же время давая существенные рычаги влияния для нашей дипломатии. Применение силы не является единственным инструментом и главным средством участия США за рубежом, не всегда оно наиболее эффективно для вызовов, с которыми мы сталкиваемся. Скорее, наша первая линия действия - это принципиальная и четкая дипломатия в сочетании с центральной ролью развития передовой обороны и продвижения интересов Америки. Мы будем продолжать реализацию мер по повышению безопасности наших дипломатов и специалистов по вопросам развития, чтобы убедиться, что они могут выполнять свои обязанности в безопасных условиях в средах с высоким уровнем риска. Мы также будем управлять сильной и хорошо регулируемой экономикой для развития торговли и инвестиций, защищая международную финансовую систему от злоупотреблений. Целевые экономические санкции останутся эффективным инструментом для наложения расходов на безответственных акторов и помогут ликвидировать преступные и террористические сети».

Любопытно также утверждение о том, что «все наши инструменты стали более эффективными посредством мастерства наших специалистов по разведке и качества тех разведданных, которые они собирают и анализируют. Наконец, мы будем применять наши явные преимущества в правоохранительных органах, науке и технологии, в международных отношениях, чтобы максимизировать стратегические последствия нашей национальной мощи».

Совершенно очевидно, что публикацию Стратегии надо рассматривать как очередное послание Америки «городам (столицам) и миру» и предупреждение о том, что ее военная машина будет готова сокрушить любых несогласных с глобальным доминированием США.

Потому не случайно упомянута и международная финансовая система, так как уход от долларовых расчетов снижает зависимость национальных государств от контроля со стороны ФРС. Разведка, включая новейшие механизмы сбора данных посредством интернет-технологий, будет заблаговременно предоставлять сведения о любой стране, чтобы Белый дом смог оперативно отреагировать и наказать «непослушных». «Явные преимущества в правоохранительных органах» тоже будут служить этой цели.

Такой подход к разрешению мировых проблем можно определить как стратегию превентивных военных действий с одновременным ведением финансово-экономической войны. И НАТО по-прежнему остается основным партнером США. Самое удивительное, что внутренней безопасности государства посвящено всего два абзаца, тогда как глобальной угрозе терроризма - в пять раз больше! А пассаж о взаимосвязи американской дипломатии и военной силы употребляется в новой Стратегии постоянно, будь-то Европа, спор между Китаем и Японией за морские территории, какие-либо действия Северной Кореи или экстремистские выходки негосударственных субъектов.

В документе фактически дается обоснование для вмешательства США во внутренние дела других стран.

Указано, что в самих государствах могут быть слабые правительства, которым угрожают разные экстремисты, и появляется риск захвата власти (при этом США организовали госпереворот на Украине). В таких случаях США «предпочитают работать с хрупкими государствами, чтобы установить легитимное управление». Казалось бы, практически синонимы в данном контексте - правительство и управление. Но это казуистический трюк, который может стать для США основанием и оправданием своих действий по установлению новых «управляемых территорий».

Теперь будет не двустороннее сотрудничество с правительствами других стран, а «легитимное управление». Словно в насмешку над понятием суверенитета далее говорится об инклюзивной политике и гендерном подходе во время миротворческих процессов, а также о продолжении укрепления ООН и региональных организаций типа Африканского Союза. Напомню, что сначала США устранили одного из лидеров этого Союза Муамара Каддафи, а теперь вместе с усилением военного присутствия на Африканском континенте (Африканское командование Пентагона) и созданием сети своих разведывательных баз будут «поддерживать» эту организацию.

Отдельно сказано о необходимости продвижения правил ответственного поведения в отношении всеобщего использования космоса, воздуха, океанов и киберпространства. Говорится так, будто раньше другие страны уже не предлагали ограничить применение оружия в космосе (Россия - одна из первых), не Вашингтон отказался подписать какое-либо соглашение по этому вопросу и сейчас не в Пентагоне серьезно подумывают о новых видах космического оружия. Это прямо-таки какое-то издевательство над здравым смыслом.

К тому же далее абстракции «мирная кооперация» авторы Стратегии идти не посчитали нужным, а о том, что у России и других стран тоже могут быть национальные интересы, видимо, даже не задумывались.

Скорее, даже мысли такой не допускали. Потому практически во всех положениях можно легко заметить взаимоисключающие противоречия. Иногда они содержатся даже в одном предложении. Скажем, на стр. 17 в разделе, посвященном экономике, читаем: «Через Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) мы устанавливаем высокие мировые стандарты по трудовому праву и охране окружающей среды, устраняя барьеры на пути экспорта, превращая Соединенные Штаты в центр зоны свободной торговли, охватывающей две трети мировой экономики. Наша цель состоит в том, чтобы использовать эту позицию вместе с нашей высококвалифицированной рабочей силой, сильным верховенством закона и избытком доступной энергии, чтобы сделать Америку производственной площадкой по выбору и первой в инвестициях. В дополнение к этим основным региональным соглашениям мы будет работать на достижение новаторского соглашения о либерализации торговли в услугах, информационных технологий и экологических товаров - области, где Соединенные Штаты являются мировым лидером в области инноваций».

Сейчас ни для кого не секрет, что ТТП и ТТИП являются мощными инструментами политико-экономического давления и подавления. Не случайно в ЕС граждане возмущены тем, что обсуждение этого партнерства проходит за закрытыми дверьми. Интерес к нему есть только у крупных корпораций, а в странах Азии вообще не спешат участвовать в данном договоре. Вообще-то, как можно говорить о высоких трудовых стандартах, если в США рабочие и служащие не защищены от спекуляций с акциями и недвижимостью, подтверждением чему в 2008 году стали тысячи безработных, одномоментно превратившиеся в бездомных? Ясно, что и это «новаторское» решение США будет подобно всем остальным проектам, которые так или иначе связаны с идеей глобального доминирования…

В этой связи нельзя не сказать и об американских ценностях. Три абзаца невнятного «лепета» о том, что пришлось усилить меры безопасности после инцидента в сентябре 2001 года и привлечь террористов к ответственности. Гуантанамо упомянуто вскользь, мол, подозреваемые переведены в другие места, но при этом замалчивается, что многим заключенным вообще не предъявили никаких обвинений, их задерживали без серьезных на то причин (если гражданин посещал Афганистан, например).

Зато с гордостью декларируется, что США поддерживают лесбиянок, геев и трансвеститов, продвигая их требования во всем мире.

США заявляют также о намерении перестроить Азию и Тихоокеанский регион, модернизировав альянсы с Японией, Южной Кореей, Австралией и Филиппинами, а также подключиться к многосторонним проектам. Китай обещают уважать и развивать конструктивные отношения с ним, особенно в вопросах разоружения Северной Кореи и региональной безопасности. Вместе с этим говорится о необходимых мерах защиты бизнеса и собственных коммуникационных сетей от китайских хакеров (как частных, так и государственных). Индия, конечно же, тоже в списке приоритетов сотрудничества в регионе. Относительно Европы картина также понятна. Через НАТО будет осуществлено «динамическое присутствие в Центральной и Восточной Европе для сдерживания агрессии России» и оказана «поддержка Грузии, Молдове и Украине, чтобы они лучше работали с США и НАТО».

Разумеется, в обновленной Стратегии национальной безопасности есть место и для России. Всего в документе Россия упоминается 15 раз. Из них в связи с «агрессией» и «насилием» - восемь раз, в связи с природным газом и энергоресурсами - три раза, дважды в сочетании со словом «санкции», один раз в комбинации со сдерживанием, и всего раз, когда речь идет о сотрудничестве. Но подчеркивается, что «мы держим двери открытыми для большего сотрудничество с Россией в области общих интересов», среди которых главным значится «мирная кооперация». Видимо, дальше этой туманной формулировки авторы Стратегии идти не посчитали нужным.

В целом документ производит тягостное впечатление. Но главный вывод тревожный: в коридорах власти США есть еще довольно много политических параноиков, совершенно не готовых осознать тот факт, что время мирового господства США заканчивается.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

762
Похожие новости
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 07:32
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 10:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 09:45
15 августа 2017, 12:00
17 августа 2017, 09:01
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 23:01