Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Долгая дорога в Brexit


От прогнозов к ретроспективе


Когда консерваторам пришлось заменить на посту премьера Терезу Мэй на ярого евроскептика Бориса Джонсона, казалось, что Брексит всё же состоится. Однако сегодня в этом снова масса сомнений, и отнюдь не случайно эксперты с каждым днём дают всё больше противоречивых оценок.



Судя по итогам референдума и опросам, отнюдь не вся Британия за Brexit, а Ольстер и Шотландия точно против


При этом многие профессиональные экономисты вполне однозначно ставят на жёсткий Брексит. Квинтэссенцией таких оценок можно считать высказывание заместителя директора Института трейдинга и инвестиций Александра Егорова.

«После прихода к власти Бориса Джонсона и той риторики, что звучит сейчас из Лондона, вариант «жёсткого» выхода из ЕС становится всё более реальным. Участники рынка воспринимают это как отрицательный фактор для британской экономики, а фунт попал под давление этих негативных ожиданий».


Британцев, вне зависимости от того, как они проголосовали по вопросу о выходе из ЕС, явно пугает перспектива роста сепаратизма внутри страны, вызванная проблемой ирландского рубежа. Оставить открытой границу Ольстера с Ирландией – получить дыру в «антиконтинентальной» блокаде, за которую британцы вроде бы проголосовали на референдуме. Закрывая же этот рубеж, надо всегда помнить о десятилетиях тамошнего кровавого противостояния.


Всё более сложная ситуация с "Брекситом" оставляет Великобританию один на один с усугубляющимися там финансово-экономическими проблемами. А вероятность как минимум финансово-экономического "откола" Северной Ирландии ввиду навязываемых Брюсселем условий выхода Лондона из ЕС только усиливается.

На повестке дня сегодня и рост "проевропейского" сепаратизма в Шотландии, который может оказаться куда более радикальным, чем даже в испанской Каталонии. Всё это происходит на фоне завидной решимости нового британского правительства вывести страну из ЕС именно на британских условиях.

Сейчас работа британского парламента приостановлена, причём, как многие считают, не совсем законно. Депутаты явно мешают Борису Джонсону завершать переговоры по Брекситу с европейцами. А королева Елизавета II при этом уже успела поставить подпись под законопроектом с запросом к Брюсселю об отсрочке. Отсрочке, как известно, уже не первой.



Обещание Джонсона решить вопрос до 31 октября может так и остаться обещанием, поскольку большинство депутатов Палаты общин проголосовало за то, чтобы вынести на голосование проект закона об отсрочке выхода Великобритании из ЕС до 31 января 2020 года.

Растущая конфликтность "Брексита" с Евросоюзом связана в том числе с ретроспективой взаимоотношений Лондона с ЕС. Напомним, что Великобритания была среди главных инициаторов создания этого блока (в 1955-1957 гг.). Соответственно, на конкурентоспособный британский фунт и в целом на британскую экономику, одну из крупнейших в Европе, рассчитывали другие страны, формировавшие ЕС.

Но Лондон вскоре предпочёл отстраниться от Евросоюза, инициировав в начале 1960-х годов создание ЕАСТ – Европейской ассоциации свободной торговли, которая, между прочим, действует и поныне. В её составе, помимо Британии, также числятся страны Скандинавии, Австрия, Швейцария и миниатюрные Андорра, Лихтенштейн и Сан-Марино.

Это, естественно, нанесло стратегический удар по Евросоюзу, вызвав антибританскую фронду в ЕС, тем более что Лондон планировал ассоциировать всё Британское Содружество с ЕАСТ. Однако этот проект был сорван посредством совместных торговых и других экономических мер США и ЕС в отношении всех стран ЕАСТ и многих стран-членов Содружества.


Под диктовку Вашингтона


Стоит ли удивляться тому, что синдром антибританской фронды и сегодня сохраняется в Евросоюзе? Ибо и много лет назад, и сейчас многие политики стран ЕС и в его руководстве полагают, что Лондон ведёт иезуитскую игру против Евросоюза и еврозоны, подыгрывая в том же Вашингтону. Там же изначально не были заинтересованы в повышении мирохозяйственной и геополитической роли ЕС.



Но по понятным причинам в США точно так же не заинтересованы и в том, чтобы выход Британии из ЕС сработал на восстановление ведущих общемировых позиций британского фунта. В Вашингтоне нисколько не хотят и помочь Лондону, пусть и косвенно, в восстановлении геополитических позиций Великобритании.

Именно поэтому со стороны ЦРУ США и продолжается, например, негласная поддержка ирландского национализма в Ольстере, шотландского сепаратизма, "происпанских" настроений в Гибралтаре. В США весьма регулярно в разной форме звучат выступления в поддержку требований кипрских групп по деколонизации четырёх британских районов Кипра — на юге и юго-востоке острова. И так далее, и так далее…

Кстати, в том же сомнительном реестре — продолжающаяся неофициальная поддержка американцами, во-первых, аргентинских "ультрас", требующих возвращения Буэнос-Айресу британских Мальвинских (Фолклендских) островов. Во-вторых — периодических, причём давних претензий Чили на Питкерн — это последние британские острова на Тихом океане. В-третьих — давних притязаний Мексики и Гватемалы на Британский Гондурас — с 1981 г. независимый Белиз, член "пробританского" Содружества наций. При том что в Белизе сохраняется крупная британская военная база.


Британские острова Питкерн найти на карте совсем непросто


Вся эта ситуация имеет давние корни в многолетней стратегии США по нивелировке статуса Великобритании как великой державы. Ещё в ходе Каирской конференции американского президента Ф. Д. Рузвельта, генералиссимуса Чан Кайши и британского премьера У. Черчилля 22-26 ноября 1943 г. состоялась "сепаратная" встреча китайской и американской делегаций (25 ноября). Рузвельт доверительно сообщил Чан Кайши, что вскоре Британия наверняка потеряет свои позиции в мире. Даже несмотря на разгром Германии и Японии.

Экономическое могущество США, по словам Рузвельта, также «не оставит места и равноправию британской валюты». В связи с чем Китай мог бы ускорить возвращение в свой состав Гонконга и готовиться к укреплению своих позиций в британских колониях в Юго-Восточной Азии.



Всё начиналось в Бреттон-Вудсе


Именно этим и воспользовались США, уже с тех пор начав вытеснять Британию из мировой табели о рангах. Первый звонок прозвучал в ходе небезызвестной Бреттон-Вудской конференции (1944 г.), фактически провозгласившей монополию США в общемировой финансовой-экономической системе. Там американская сторона с порога отвергла предложение Лондона о совместном регулировании региональных финансовых рынков.

Факторы противостояния Лондона с Европой и вместе с тем с США уже неплохо осознали во многих "осколках" британской колониальной империи. Отнюдь не случайно в ожидании Брексита они так добивались и добились-таки в январе 2019 г. права эмитировать собственную валюту под британской аббревиатурой (государственной или фунта стерлингов). Хотя и привязанную к инвалютной корзине, включающей доллар США, британский фунт и евро. Ранее, напомним, привязка ограничивалась фунтом и долларом.

Как известно, сложные геополитические тренды и внутриэкономические проблемы вынудили Великобританию ещё в 1972 году покинуть ЕАСТ и вступить в ЕС. Однако Лондон по-прежнему отказывается координировать свою валютно-финансовую политику с Брюсселем. И тем более вступать в еврозону, отменив фунт стерлингов — пусть и "ослабевший" за прошедшие полвека, но всё же сохраняющий свою роль в качестве одной из ведущих мировых валют.

Одновременно США методично способствовали недопущению сохранения британского фунта в качестве основной (тем более единственной) валюты в рамках Содружества наций. На рубеже 50-х и 60-х годов минувшего века Британская империя попала в крайне сложное финансово-экономическое положение. Практически сразу вслед за поражением в войне с Египтом за восстановление британского контроля над Суэцким каналом (1956 г.) случился и британский "исход" из Малайи и Ганы (1957 г.).



Тут же европейские страны согласованно ввели высокие пошлины на британские товары, а параллельно, ввиду мощной американской финансово-экономической экспансии, фунт стерлингов вынужден был уйти из Канады. А ведь это до сих пор — крупнейший наряду с Австралией британский доминион. Канадский доллар взамен стал привязан только к доллару США. Схожую "операцию" против британского фунта Вашингтон реализовал в Австралии, Новой Зеландии и ЮАР.

Содружество «не тех» наций


Политическое же искусство Лондона позволило сохранить "пробританское" Содружество наций в составе более чем 50 государств — почти всех, подчеркнем, британских экс-колоний и протекторатов, хотя более половины из них в 50-х — 70-х отказались от статуса доминионов британской короны.

Однако "благодаря" финансово-экономическим операциям США (оказание льготной финансовой помощи в американских долларах, заниженные долларовые цены на американский экспорт в те же страны и завышенные — на их экспорт в США, выгодные курсы обмена нацвалют тех стран на доллары США и т.п.) почти все страны-участницы Содружества наций в 60-80-х привязали свои валюты к американскому доллару. Хотя все те же страны поныне участвуют в зоне свободной торговли Содружества, имеют преференции на британском рынке.

Вот и получилось, что британский фунт был "выдавлен" из преобладающего большинства стран Содружества к концу 1980-х. Но во имя сохранения общего рынка и политического взаимодействия в рамках Содружества Лондон не стал "играть" против доллара США. Хотя и подставлял, образно говоря, весомые политические подножки Вашингтону.

Скажем, перед Карибским кризисом осенью 1962 г. вопреки просьбам Вашингтона Лондон предоставил независимость соседним с Кубой Ямайке, Тринидаду и Тобаго. И вывел оттуда британские военные базы. В период агрессии США в Индокитае Лондон не разрешил пользоваться территорией близлежащих британских в тот период Брунея и Мальдивских островов (впрочем, разрешив то же самое в китайском Гонконге).



Накануне этой агрессии Лондон объявил (1963 г.) о деколонизации Северного Борнео и вывел оттуда военные базы, объединив этот регион с уже независимой Малайей. Вдобавок Лондон не внял просьбам США в канун той же агрессии отложить объявление независимости Сингапура: она была объявлена в 1963-м.

Британцев просят потесниться


США, как уже сказано, неизменно отвечали более жестко, активно поддерживая всех антибританских сепаратистов, а также требования Испании о присоединении Гибралтара. В той же серии американских мер — "освобождение" в 1983 году восточно-карибской Гренады — члена Содружества наций от прокубинского режима М. Бишопа. Это, между прочим, проделали войска США без приглашения британских войск.

В результате Великобритания за каких-то два десятка лет была вытеснена и из большинства этих территорий/регионов, включая эвакуацию оттуда ее военных баз, крупнейшей из которых была база в Адене (Южный Йемен). Антибританский курс США в Китае чётко обозначился ещё в конце 20-х годов прошлого века, когда Вашингтон поддержал требования Чан Кайши о деколонизации и возвращении Китаю Вэйхайвэя, восточно-китайского порта и примыкающего к нему района, арендованного Лондоном. Что Лондон и сделал в октябре 1930 г.

Зато, если США официально признали КНР, провозглашенную в 1949 г., лишь через 30 лет (в 1979-м), то Великобритания и ее крупнейшие доминионы (Австралия, Канада, Новая Зеландия) — соответственно в 1950-м и на рубеже 60-х/70-х.

Между тем Лондон смог расширить политико-экономическую географию Содружества: это может свидетельствовать о подготовке почвы для более "открытой" мирохозяйственной и политической конкуренции Великобритании не только с США, но и с ЕС. Поскольку в Содружество в 1990-х вступили бывший португальский Мозамбик, экс-французский Камерун, ушедшая из-под Бельгии Руанда, бывшая колония ЮАР Намибия.



Более того, по данным британской The Independent (26.11.2009), ссылающейся на британский и австралийский МИДы, заявки на вступление в Содружество поданы или подготовлены Алжиром, Суданом, Южным Суданом, Йеменом, Мадагаскаром. Ожидается их вступление в эту ассоциацию не позже 2020 года. Кроме обоих Суданов, это не экс-британские колонии/протектораты. И вовсе не "малые" страны.

Что же касается конкурентоспособности современного британского фунта и обоснованности вышеозначенных опасений Вашингтона, то они вполне реальные, обоснованные. Вот аналитика "Forex EuroClub" (2018):
«Британский фунт к доллару США (GBP/USD) является одной из самых популярных и торгуемых валют на рынке «Форекс». Несмотря на то, что Британия не играет в современном мире какой-либо огромной экономической роли, как это было в колониальные времена, по объему торговли и объему резервных вложений фунт обычно стоит на 3-м месте после доллара США и евро».


Рано ставить крест на фунте стерлингов


Среди главных причин такой ситуации называется следующая:
«Лондон остаётся вторым крупнейшим финансовым центром мира, в котором устанавливаются некоторые мировые цены. В частности, например, большая часть мира работает по контрактам на золото, цена на которое устанавливается именно на лондонском фиксинге. Денежный же и кредитный рынки, в особенности европейский, ориентируются на ставку Libor, которая тоже устанавливается в Лондоне».


Плюс к тому британский фондовый рынок
«зачастую является единственной хорошей альтернативой фондовому рынку США для привлечения акционерного капитала, потому что имеет более либеральное законодательство и более низкие затраты на размещение ценных бумаг на бирже».




Кроме того,
«на европейском континенте нет относительно независимых экономик, потому что они либо имеют слишком крупный торговый оборот внутри Европы (как Швеция или Швейцария), либо вообще входят в единую валютную зону. Британия же осталась в этом плане относительно независимой: еще в 1990 г. она вошла в Европейский механизм регулирования валютных курсов, что был предвестником появления евро.
Однако Британия вышла из него уже через два года после сильнейшего обвала национальной валюты, на котором как раз и заработал Дж. Сорос» (он же в связке с ФРС США организовал этот обвал фунта. — Прим. авт.). …независимость фунта и его низкая факторная связь с евро привели к тому, что многие трейдеры стали больше пользоваться им для диверсификации своих стратегий».


Немаловажно и то, что «фунт стерлингов не является «сырьевой» валютой как австралийский или канадский доллар». А неучастие Лондона в еврозоне «даёт возможность британцам проводить абсолютно независимые налогово-бюджетную и кредитно-денежную политику». Так что фунт «остаётся популярной резервной валютой, а Лондон занимает второе место в мире как финансовый центр» и потому, что британская финансовая система, включающая её сегменты в зарубежных британских территориях, «имеет низкий уровень рисков, несмотря на известные современные сложности в котировках фунта к другим резервным валютам».

В запутанной ситуации вокруг Брексита слишком много взаимосвязанных друг с другом факторов. А эскалация конфликта обусловлена прежде всего превентивными мерами Вашингтона и Брюсселя, направленными на то, чтобы предотвратить британские шаги по восстановлению общемировой финансово-экономической роли фунта стерлингов и, соответственно, по укреплению позиций Лондона в Содружестве наций. В ущерб геополитическим и тем более глобальным экономическим интересам США и Евросоюза.
Автор:
Алексей Чичкин, Алексей Подымов


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
431
Похожие новости
05 декабря 2019, 18:45
01 декабря 2019, 13:00
02 декабря 2019, 16:30
06 декабря 2019, 16:45
02 декабря 2019, 11:00
29 ноября 2019, 11:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
01 декабря 2019, 19:00
30 ноября 2019, 17:45
05 декабря 2019, 05:30
30 ноября 2019, 21:00
01 декабря 2019, 05:15
03 декабря 2019, 22:45
06 декабря 2019, 03:30