Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Дружба в стиле «чабудо»

Павел Кобер 2016
Фото: Игорь Бадов

Стихия в развитии российско-китайской торговли с участием компаний малого и среднего бизнеса наносит взаимный ущерб. Пришла пора системной работы

Российские бизнесмены, ведущие торговые операции в КНР, забили тревогу. В течение последних трех месяцев все китайские банки стали предъявлять новые требования к держателям счетов — компаниям из нашей страны, что выражается в необходимости предоставления многочисленных справок. В итоге российские бизнес-представительства в Поднебесной сегодня испытывают серьезные трудности со снятием с банковских счетов части средств на зарплату своим сотрудникам и содержание офисов. Служащие китайских банков откровенно призывают наших бизнесменов к закрытию счетов и признают, что это делается под нажимом американцев. Россияне обращаются в дипломатические представительства РФ, но там только делают круглые глаза: «Не может этого быть!».

Такая информация прозвучала на круг­лом столе «Русский бизнес в Китае: закупки и поставки», организованном 18 нояб­ря в Екатеринбурге журналом «Эксперт-Урал», Ассоциацией российского бизнеса в Китае и Высшей школой экономики и менеджмента Уральского федерального университета. На первый взгляд, новость парадоксальна, особенно на фоне дружественных отношений, которые демонстрируют лидеры наших стран. Эксперты объясняют сложившуюся ситуацию большой зависимостью банков КНР от американской финансовой системы: вероятно, те каким-то образом пострадали из-за санкций США, введенных в отношении ряда российских компаний — клиентов китайских банков. Обжегшись на молоке, китайцы теперь дуют на воду.

Но проблем во взаимодействии российского и китайского бизнеса достаточно и без этого. Например, одним из сдерживающих факторов увеличения инвестиций из Поднебесной в Россию является боязнь китайцев, что у них попросту отнимут бизнес в нашей стране. Такие случаи в ряде российских регионов (в основном в Сибири и на Дальнем Востоке) исчисляются десятками. Причем делается это на основании судебных решений по инициативе региональных властей: бизнес переходит от китайцев к россиянам.

Выход на «улицу русского бизнеса»

Состав участников российско-китайских экономических отношений в последние годы существенно расширился — торговые операции в КНР стали вести в том числе наши компании малого и среднего бизнеса. В отличие от холдингов и крупных предприятий, поддерживающих парт­нерские отношения с Китаем в течение десятилетий, у них нет знания китайского менталитета, китайского законодательства, ощущается серьезный недостаток информации о тех инструментах поддержки, которые могут предоставить государство и бизнес-ассоциации по обе стороны границы.

— Недавно нам показали в приграничной с Россией китайской провинции Хэйлунцзян в городе Суйфэньхэ новую технологию, которая позволяет развивать там бизнес из нашей страны, — рассказал совладелец и директор по развитию группы компаний DNS, сопредседатель Приморского отделения «Опоры России» Константин Богданенко. — Для этого там открыли бизнес-инкубатор — «улицу русского бизнеса». Она небольшая, длиной около 400 метров, там есть помещения для офисов, магазинов, небольших производств. Законы, действующие на этой улице, достаточно специфические и всецело направлены на то, чтобы привлекать российских предпринимателей, чтобы они чувствовали себя комфортно в Китае. Планируется дальнейшее развитие этого проекта, улицу увеличат до полутора километров.

На основании решения Госсовета КНР Суйфэньхэ стал первой в Китае экспериментальной площадкой реализации свободного хождения иностранной валюты наравне с национальной. Это позволит беспрепятственно осуществлять хранение денежных средств и снятие их со счета, оплату услуг и товаров в российских рублях.

Для компаний малого и среднего бизнеса эффективным способом захода на китайский рынок должно стать некое объединение. По словам Константина Богданенко, примером может послужить торговый

дом «Опоры России», открытие которого ожидается в ближайшие несколько месяцев. Сегодня в Китае существует более 100 бондовых зон хранения товаров с особым инвестиционным и таможенным режимами. Преимущества таких зон в том, что товары из них могут продаваться в Китае и других странах. По сути, это транзитные зоны для выхода производителей и продавцов на мировые рынки. Инфраструктура в виде торгового дома «Опоры России» (вероятнее всего, он будет базироваться в Харбине) позволит обеспечить нашим малым компаниям прохождение всех необходимых процедур — оформление сертификатов, получение торговых знаков и других вещей, способствующих появлению российских товаров на китайском рынке. Конечно, услуги будут платными, но плата несравнима с теми потерями, которые может понести компания, действуя в одиночку в неведомой стране.

А китайским потребителям между тем российские товары интересны. Преимущественно пока продукты питания, имеющие устойчивый имидж экологически чистых.

— Я проанализировал в интернете мнения простых китайцев о российской продукции, — сообщил доцент Центрального университета финансов и экономики (Пекин) Цян Жень. — На первое место они ставят пшеничную муку. На втором — красная икра. На третьем — семга. На четвертом — красный краб. На пятом — шоколад. Далее идут десерт (в эту категорию входит и мороженое), русское пиво, квас, тушенка. Еще стоит упомянуть российский высокотехнологичный продукт — антивирусные программы Касперского. Но в Китае в последнее время получила распространение практика бесплатного использования программного обеспечения. Поэтому Касперского мы теперь не видим.

Но и продуктам питания из России сложно встать на полку в китайском супермаркете. Известный факт — в сентябре этого года на саммите Большой двадцатки в Ханчжоу Владимир Путин подарил председателю КНР Си Цзиньпину коробку российского мороженого, что вызвало небывалый интерес китайских потребителей к заграничной диковинке. Как воспользовались этим наши хладокомбинаты? Никак, пока изучают рынок и оформляют сертификаты. А в это время Китай уже наводнили дешевые подделки российского мороженого, произведенные самими китайцами и по вкусу даже отдаленно непохожие на оригинал. Однако даже если российское мороженое все-таки прорвется на китайский рынок, далеко не факт, что будет там пользоваться устойчивым спросом: китайцы в основной своей массе не едят сладкое. Значит, нашим производителям нужно адаптировать рецептуру к специфическим вкусам потребителей КНР.

Конкуренция на китайском рынке запредельна в любых сегментах, поэтому успех может сопутствовать только самым проворным и смекалистым. Например, один из российских производителей электро­бытовой техники просчитал, что выходить в Китай под собственной торговой маркой бессмысленно — можно вбухать в рекламу огромное количество денег и начать продавать небольшие партии товара только лет через пять. Он воспользовался тем, что потребители в КНР весьма падки на западные бренды, и за смешные деньги купил старинный бренд в Швейцарии, который нигде в мире не использовался (компания давно закрылась). Далее была создана легенда по поводу того, что предлагаемая продукция воплощает столетнее швейцарское качество и инновации. Но на этом работа не закончилась. Этот производитель заново сделал линейку продукции, предназначенной именно для продаж в Китае, поскольку у китайцев имеются свои понятия красоты, им не нравится европейский дизайн. По сути, русские создали швейцарский бренд с китайским дизайном. При этом успех не гарантирован — продажи только начинаются.

Правило успешной закупки

Другая дилемма для российских предпринимателей — где выгоднее производить продукцию: непосредственно в Китае или в России из китайских комплектующих. Ответ меняется от года к году, в связи с эволюцией законодательства обеих стран. Приведем два противоположных примера.

— Полгода назад группа компаний DNS закрыла производство ноутбуков во Владивостоке (сборка из китайских комплектующих) и перенесла его обратно на территорию Китая, — сообщил Константин Богданенко. — Несколько раз поменялось законодательство, регулирующее таможенные пошлины. Раньше производство во Владивостоке было выгодно, а сейчас — нет.

— Как в России, так и в Китае у нас есть заводы, которые производят тепловое оборудование, — рассказал генеральный представитель торгово-производственного холдинга «Русклимат» в Китае Константин Алтунян, работающий в Поднебесной уже 19 лет. — Сегодня в нашей стране эту продукцию производить выгоднее. Даже учитывая тот факт, что мы везем большинство комплектующих из Китая, в России оборудование получается дешевле. Потому что растамаживать ничего не нужно, плечо доставки до конечного потребителя короче, рабочая сила дешевле. Зарплата синих воротничков на нашем заводе в Китае составляет в среднем 35 тыс. рублей, а в России — 22 тыс. рублей.

Но даже те российские компании, которые не заморачиваются собственным производством или вопросами выхода на китайский рынок, а намерены сосредоточиться исключительно на закупке товаров из КНР, неизбежно сталкиваются с множеством трудностей. Одна из главных — существенно ограниченные возможности использования в банковских операциях при взаимных расчетах национальных валют — рубля и юаня. Во всем Уральском регионе до сих пор нет представительств ни одного китайского банка.

Еще одна трудность при закупке товаров из КНР — пресловутый фактор «чабудо».

— Среди китайских производителей легкой промышленности слово «чабудо» присутствует повсеместно, — делится личным опытом Константин Алтунян. — Всякий раз, когда заключаешь контракт с китайцами, каждый пункт производства товара должен иметь стопроцентное описание. Но это все равно не является гарантией того, что не включится фактор «чабудо». Например, вы заказали черный чехол для телефона. В договоре прописали, что он должен быть матовым. А его сделали глянцевым. Для большинства китайских производителей это не имеет значения: «Это ведь похоже, он же все равно черный». Но всегда можно заставить китайцев переделать, с этой точки зрения с ними очень удобно работать. Хотя это потеря времени. Поэтому, как вариант, соглашаешься взять имеющуюся продукцию, но за существенную скидку. Поэтому большинство иностранных компаний, которые ведут бизнес в Китае, присутствуют там со своими инженерами и техническими специалистами, которые контролируют производство заказанной партии, начиная с этапа закупки материала.

Для расширения взаимной торговли и инвестиций, особенно с участием компаний малого и среднего бизнеса, важно информировать предпринимателей России и Китая об имеющихся инструментах поддержки, тиражировать успешные практики, изучать менталитет и законодательство соседей (а для этого готовить, в частности, специалистов по китайскому праву), углублять межбанковское сотрудничество обеих стран. При существенном увеличении объемов торгового оборота РФ и КНР неприятные сюрпризы типа ограничения по снятию средств со счетов банков вряд ли станут возможны.         

*差不多, «чабудо» (кит.) — дословно на русский язык не переводится, нечто среднее между нашими «почти», «примерно», «похоже», «более или менее».

Не зависеть от курса доллара

Доля использования рублей и юаней в двусторонней торговле пока составляет 30%, сообщила консул по коммерческим вопросам Генерального консульства КНР в Екатеринбурге Ло Синь:

— Сегодня отношения между Россией и Китаем переживают наилучший период в истории. Я работаю на Урале больше четырех лет и вижу, насколько стремительно развиваются эти отношения на местном уровне, в частности в Свердловской области. Так, до 2015 года Китай занимал четвертое или пятое место по объемам торгового оборота среди стран, сотрудничающих со Свердловской областью. А в прошлом году на фоне падения общих объемов внешней торговли между Китаем и Россией, наоборот, этот показатель со Свердловской областью повысился на 7%, и Китай занял второе место среди стран-партнеров этого субъекта РФ. А за первое полугодие этого года товарооборот по сравнению с соответствующим периодом прошлого года увеличился на 8,5%. Мы считаем это очень большим успехом.

Из Свердловской области в Китай поставляется продукция химической промышленности, черные и цветные металлы, продукция машиностроения, в том числе механическое оборудование, электрические машины.

На Урале отмечается более благоприятный климат для иностранных инвестиций. Мы видим, что экономическая база этого региона очень крепкая. Местные правительства, в частности Свердловской области, обращают серьезное внимание на создание благоприятного климата для инвесторов. Мы чувствуем, что здесь госорганы оказывают серьезную поддержку китайским инвесторам. Например, китайская корпорация «Хайлонг», которая работает в Невьянске, создает совместное производство буровых труб со своим партнером. Эта компания — с капиталом «Хайлонга», но там есть многие успешные российские менеджеры и специалисты, они с китайскими коллегами дружно, эффективно работают. Этим примером хочу сказать, что преимущества Свердловской области в привлечении инвесторов заметные.

Развитие туризма между Уралом и Китаем — также очень перспективное направление. В Екатеринбурге есть Уралмашзавод, где в середине двадцатого века работали многие китайские специалисты. Свердловск посещали Мао Цзедун, Чжоу Эньлай и другие руководители Китая. Эти ценные истории привлекают сегодня в Екатеринбург китайских туристов.

Сегодня перед нами стоит задача расширить сферу применения в двусторонней торговле расчетов в рублях и юанях. Эти расчеты уже ведутся, но их доля в общем объеме торговли пока очень небольшая, около 30%. Расчеты в национальных валютах более прямые, не зависят от курса доллара и снижают дополнительные расходы.

В поиске средних

Президент Ассоциации российского бизнеса в Китае Сергей Колесниченко отмечает, что самые привлекательные цены в КНР следует искать среди поставщиков второго эшелона:

— Осуществляя закупки в Китае, важно грамотно вести поиск и отбор поставщиков. На платформе «Алибаба» можно получить информацию о компаниях, причем на английском языке. Но, как правило, это только крупные компании, которые и так известны. А привлекательные цены, ради которых мы живем и работаем в Китае, находятся в средних компаниях. Это второй эшелон, и найти таких поставщиков в китайском интернете очень сложно, потому что в Китае разделены производство и торговля. Торговых компаний много, а информация о производственных компаниях если и есть, то исключительно на китайском языке.

Тем не менее навести справки о таких поставщиках можно. В Китае есть аналог нашего ЕГРЮЛ — так называемая кредитная информационная система. Мы ищем в Китае очень много компаний и начинаем именно с этой системы. Она на китайском языке, но по регистрационному свидетельству можно получить большой массив информации о том, что представляет собой потенциальный партнер. Там все необходимые данные о конкретной компании: учредители, размер уставного капитала, дебиторская задолженность, результаты по году. И самое главное, в отличие от российских баз данных, где обычно забиваются все виды деятельности, которые компания и не ведет, в Китае другой подход. Если в графе «вид деятельности» не написано «производство», значит, компания точно не занимается производством. Для нас это рабочий инструмент.

На втором месте по привлекательности — поиск компаний через ассоциации. В Китае неплохо работают отраслевые бизнес-ассоциации, которых очень много и они расположены в различных регионах страны.

За все, что мы покупаем в Китае, платим только в юанях. Юань давно стал рабочей валютой. В Москве работают крупнейшие китайские банки — ICBC, Bank of China, Китайский торгово-промышленный банк. Поэтому достаточно просто производить расчеты в национальных валютах России и Китая.

Безграничные возможности

Заместитель руководителя корпоративного блока Промсвязьбанка Александр Мещеряков считает, что участникам экономических связей с Китаем доступна широкая линейка финансовых инструментов:

— Китайские партнеры российских компаний любят работать со своими банками, поэтому наш банк имеет свое представительство в Китае, оно помогает нам в структурировании сделок с китайской стороной. Среди наших парт­неров — крупнейшие кредитно-финансовые организации Китая: Bank of China, ICBC, China Construction Bank. Все филиалы Промсвязьбанка могут обслуживать и финансировать сделки с Китаем и Гонконгом, в том числе в юанях.

Клиенты, торгующие с китайскими компаниями, активно используют почти всю линейку продуктов торгового финансирования — помимо аккредитивов это еще и гарантии, экспортный и импортный факторинг.

У большинства клиентов также пользуются популярностью наши продукты хеджирования. Особенно актуальны они в такой сложной, но нередкой ситуации, когда расчеты с Китаем идут в юанях, в долгосрочной перспективе цена привязана к доллару, а реализация продукции идет за рубли.

График
Снижение за прошлый год объема внешнеторгового оборота между Россией и КНР на 28,6% отразилось не на всех субъектах Федерации

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

416
Похожие новости
02 декабря 2016, 06:30
02 декабря 2016, 14:30
03 декабря 2016, 04:00
03 декабря 2016, 11:00
02 декабря 2016, 14:30
02 декабря 2016, 17:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
03 декабря 2016, 04:00
01 декабря 2016, 14:00
02 декабря 2016, 10:45
02 декабря 2016, 23:30
02 декабря 2016, 07:00
28 ноября 2016, 17:00
29 ноября 2016, 00:00