Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Двуглавый орел Сербии: руководство смотрит на Запад, народ – на Россию

Ведущий специалист по истории Югославии и балканских стран рассказала «Колоколу России» о судьбе Сербии под руководством Александра Вучича.

В минувшие выходные в Сербии состоялись президентские выборы, на которых уверенную победу одержал лидер Прогрессивной партии, премьер-министр страны Александр Вучич. Отрыв получился весомым – Вучич набрал на 12% больше голосов, чем все остальные кандидаты вместе взятые. Самое время поговорить о будущем братского для России народа и о ситуации на Балканах в контексте глобальной политики.

О том, как в дальнейшем будет развиваться внешняя политика Сербии, о ситуации вокруг Косово, а также о текущем состоянии сербско-российских отношений «Колоколу России» рассказала доктор исторических наук, иностранный член Сербской Академии наук и искусств, иностранный член Академии наук Республики Сербской (Босния и Герцеговина), руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Елена Гуськова.

«Колокол России»: Елена Юрьевна, насколько кандидатура Александра Вучича, победившего на президентских выборах в Сербии в первом туре, выгодна России, и в какую сторону будет повернут вектор сербской политики?

Е.Г.: Если говорить о внутренней политике, то в Сербии сейчас очень многие недовольны правительством Вучича, своим уровнем жизни. Падают экономические показатели, закрываются предприятия, коррупция достигла невиданных размеров. Правительство убеждает народ, что жить становится все лучше, при этом ничего нового в стране не строится и не открывается. У пенсионеров отобрана часть пенсий как бы «в пользу государства», и пока эти деньги не возвращаются.

Вучич прекрасно понимает, что его лозунг «Только с Европой!» будет не очень востребован среди населения, поэтому ему нужно продолжать дружить с Россией. У нынешней Сербии есть такая особенность: руководство страны смотрит на Запад, а народ – в сторону России. Ни один политик там долго не удержится у власти, если он будет на 100% прозападным.

Поэтому и сам Вучич, и теперь уже бывший президент Томислав Николич, и любые министры, желающие сыграть определенную роль в правительстве, должны обязательно регулярно появляться в России, вести у нас переговоры, фотографироваться с Владимиром Путиным

Вучич все это прекрасно понимает, потому перед самыми выборами, 2 апреля, он посетил Москву. Так что нынешний его визит не про военное или экономическое сотрудничество – это, прежде всего, пиар-акция. И действительно, когда на следующий день на передовицах сербских газет появились заголовки типа «Путин поддержал кандидатуру Вучича», его электорат заметно увеличился.

Но все эти встречи и разговоры ни в коем случае нельзя трактовать как пророссийскую ориентацию нынешнего руководства Сербии. Вучич вполне определенно изо дня в день повторяет, что «европейскому пути альтернативы нет!». Вся его внешняя и внутренняя политика полностью согласована с Евросоюзом и целиком от него зависит.

КР: Значит ли это, что Сербия вскоре может стать полноценным членом ЕС?

Е.Г.: Скажу свое мнение: абсолютно не значит – ни в ближайшее время, ни в отдаленном будущем. Сербы сейчас шутят: «мы будем последним государством, которое войдет в Евросоюз перед его распадом».

Почему у Сербии ни единого шанса? Потому что для ЕС наступают очень тяжелые времена, прием в него из политических соображений, как это было в 2000-ые годы, закрыт. Из стран Восточной Европы в ЕС не вошли только Босния и Герцеговина, Сербия, Македония и Черногория. Эту группу объединяет слабая экономика, большое количество нерешенных внутренних проблем.

КР: Почему же тогда власти так активно внушают народу Сербии мнение, что он скоро станет членом «большой европейской семьи»?

Е.Г.: Это, прежде всего, связано с неободимостью выполнения сербами ряда важнейших условий, которые поставили Европа и США. Среди этих вопросов: признание независимости Косово, согласованная с ЕС политика (в том числе введение санкций против России), сокращение внутренних и внешнеполитических договоров с российской стороной.

Одними из уже выполненных условий являются: проведение гей-парадов в Белграде, а также выдача всех офицеров, находящихся в списках Гаагского трибунала. Таким образом, ключевой остается проблема Косово. Евросоюз уделяет ей очень серьезное внимание.

КР: Вучич обладал очень широкими полномочиями на посту премьер-министра Сербии. Для чего он баллотировался в президенты, если по сербской Конституции у первого лица меньше обязанностей и, соответственно, меньше полномочий?

Е.Г.: Это связано, в первую очередь, с тем, что ему предстоит сделать решительный шаг – согласиться с независимостью Косово и Митохии. А уже потом ему можно будет и распустить парламент, и объявить о новых выборах, и даже снова сменить должность.

Возможно, Вучич даже изменит Конституцию по ключевым вопросам: по статусу Косово и Сербии и по вопросу расширения полномочий президента. Если ему удастся сделать страну президентской республикой, вероятно, он захочет сохранить за собой пост первого лица в государстве.

КР: А что с патриотически настроенной оппозицией, которая должна бы, по идее, противостоять планам Вучича?

Е.Г.: В парламенте Сербии (Народной скупщине) сейчас есть немногочисленная оппозиция Прогрессивной партии. Она очень нервирует Вучича, потому что все заседания постоянно транслируются в прямом эфире, и его внутренняя и внешняя политика постоянно осуждаются. 

КР: Тогда вопрос по главному оппоненту Вучича на минувших выборах – Воиславу Шешелю – лидеру Сербской радикальной партии. Когда-то Вучич был его близким соратником… Эта личность в большей степени отражает чаяния сербского народа? Его победа, очевидно, была бы более полезна для Сербии и для России.

Е.Г.: Безусловно, этот политик полностью ориентирован на Россию, отрицает необходимость вступления Сербии в ЕС и в НАТО. Он очень надеялся попасть во второй тур вместе с Вучичем. Но итоговый расклад осложнился тем, что за годы пребывания Шешеля в Гаагском трибунале его партия ослабла. Часть членов вышли из нее и создали Прогрессивную партию, куда вошли и Вучич с Николичем. После реорганизации всей партийной структуры Шешелю удалось преодолеть барьер на парламентских выборах-2016, но сейчас эта оппозиция в Скупщине в явном меньшинстве. Естественно, это предопределило поражение Шешеля на президентских выборах.

КР: Есть мнение, что недавняя история с отправкой в Косово поезда, раскрашенного в сербские национальные цвета, которую много обсуждали на Западе и в России, – это провокация. С какой целью это было сделано?

Е.Г.: Я считаю, что это была явная провокация со стороны Сербии. Давайте разберемся с ситуацией. В 2013 году руководство Сербии подписало в Приштине официальный, заверенный в Европе договор, согласно которому между Косово и Сербией устанавливается граница, погранично-таможенные переходы и даже печать с надписью «таможня Косово». Сербия согласилась признавать паспорта, выданные в Косово, – фактически, как в независимом государстве.

Были определены параметры присутствия Косово на международных форумах, то есть его власти чувствуют себя совершенно независимыми, и их поддерживает ЕС и США. Когда русский пересекает границу Косово, ему нужна шенгенская или турецкая виза. Мы видим, что осталось лишь официально произнести само слово – «независимость», причем нынешние сербские власти сделали все, чтобы поддерживать в албанцах это чувство.

Если Косово – сербская территория, почему тогда Вучич и Николич должны ждать разрешение на въезд туда от приштинских властей? Причем зачастую им отвечают отказом… Албанцы откровенно заявляют, что сербы могут приезжать в Косово только как туристы.

И в такой вот ситуации поезд с надписью «Косово – это Сербия!» на 21 языке, включая албанский, c вагонами, раскрашенными в национальные цвета сербского флага, с чиновниками, которых албанцы обычно не пускают в Косово – безусловно, в определенной степени провокация.

Вучич по этому поводу заявил, что он не знал, как будет выглядеть поезд, хотя акция с его запуском транслировалась по центральному сербскому телевидению. На этом направлении уже 18 лет не было поездов. Официальный Белград сделал все, чтобы албанцы в Косово чувствовали себя независимыми, а теперь вдруг решил напомнить, что они – часть Сербии. Реакцию албанцев, конечно же, можно было предвидеть…

КР: Получается, что сербские власти во главе с Вучичем занимаются популизмом, играют на патриотических чувствах собственного народа?

Е.Г.: Да, при этом сербское население продолжает покидать Косово, чувствуя себя там все менее защищенным. Ранее много сербов проживало на севере Косово – в Косовской Митровице. Но именно Вучич сделал все, чтобы между албанской и сербской частями города не осталось разделительной границы. Мост посредине города охранялся сербскими боевыми дозорами с сербской половины города, но именно по настоянию Вучича все дозоры были сняты, а город формально объединен.

Так что я не думаю, что имеет место какое-то раздвоение личности у Александра Вучича – просто этот политик скрывает от народа, что последовательно идет к признанию независимости Косово. Если сегодня он скажет об этом вслух, сразу же потеряет поддержку большинства сербов.

Сейчас планируется подписание нового договора, по которому Сербия может признать наличие представителя от Косова в Генассамблее ООН, а также договор о добрососедстве между Белградом и Приштиной. Думаю, что после этого наивных сербов в стране не останется.

КР: Почему же народ Сербии не показывает свою принципиальную антизападную позицию, приверженность традиционным ценностям? Неужели он настолько задавлен, что не может выразить более массовую поддержку тому же Шешелю?

Е.Г.: Народ там на самом деле не молчит, просто у нас об этом мало информации. В Сербии создано несколько русских партий – подчеркиваю, не прорусских, а именно русских. Также в преддверии выборов-2016 в программы многих партий включены пункты пророссийской политики, они устраивали акции во многих городах Сербии. Кроме того, cоздаются молодежные патриотические организации…

Но надо заметить, что партия Шешеля просто не могла получить доступ к СМИ как на парламентских, так и на минувших президентских выборах. Все СМИ контролируются командой Вучича и им лично. Мне рассказывали, что он читает все статьи, в которых упоминается его имя, и затем разговаривает с авторами и просит исправить их, подправить ту или иную мысль. Не во всех селах и дальних регионах Сербии есть интернет, и поэтому информация может доходить не ко всем местным жителям, хотя антизападные настроения там очень сильны.

КР: Вы часто бываете в Сербии – по-вашему, каков сейчас процент пророссийских взглядов в стране?

Е.Г.: Думаю, что не менее 70%. Сербы прекрасно понимают, что во все времена все их проблемы всегда успешно решались именно с помощью России, а не Англии, или тем более Австро-Венгрии, или США. В наших отношениях есть одна особенность – Россия никогда ничего от Сербии не требовала, не ставила ей никаких кабальных условий. Это понимают в Сербии абсолютно все. Недавно в одной из передач меня попросили подсказать контакты хотя бы одного сторонника Евросоюза в Сербии. Я просмотрела все свои записные книжки и не нашла таковых. Получается, что в восторженных тонах о ЕС говорят только те чиновники, которые работают в структурах власти, возглавляемых Вучичем. Сейчас выходит много работ серьезных историков, социологов, юристов, доказывающих, что европейский путь – не панацея для Сербии.

КР: Некоторые эксперты критикуют Россию за то, что мы практически не используем дипломатические контакты для усиления влияния на Балканах, мало финансируем различные НКО и НПО, как это делает Запад. Как вы оцениваете деятельность России на поприще дипломатии и «мягкой силы»?

Е.Г.: Прежде всего, у России нет четкой стратегии на Балканах. Если вы посмотрите все последние действия Министерства иностранных дел по внешней политике, увидите, что Балканы там практически не присутствуют. У нас что-то есть по направлениям взаимодействия с Америкой, Азией, Европой, даже Африкой, но что касается Балкан, такое впечатление, словно работа ведется по остаточному принципу.

Видимо, это связано с боязнью новых обвинений о «руке Москвы в Белграде» или в чем-то подобном… Но мы действительно почти не помогаем патриотическим, прорусским организациям. У нас с огромным трудом продвигается экономическое сотрудничество – хотя это, пожалуй, сильнейшая сторона. Парламентское и военное сотрудничество также находятся на низком уровне.

Россия вообще никогда не прогнозировала, не заявляла – а что нам важно на Балканах? Мы никак не высказывались по будущему Югославии в 90-е годы, по желанию Черногории вступить в НАТО, не выступали за то, чтобы наши отношения с Сербией никак не пострадали в связи с ее подготовкой к вступлению в ЕС.

У нас с Сербией заключен договор о военном сотрудничестве, но если взглянуть на него внимательнее, поймете – он совершенно пустой. Без заголовка там вообще не понять, о чем идет речь. А вот с НАТО у Сербии подписано три конкретных соглашения, причем последнее – о беспрепятственном транзите войск Альянса через сербскую территорию – выглядит очень серьезно. Его долгое время даже скрывали от местного населения.

Так что сейчас наше сотрудничество развивается в основном благодаря энтузиастам – в сфере культуры, науки, образования. У нас уже десятки лет продвигается идея создать российское радио и телевидение в Сербии – сейчас там идет вещание нашей радиостанции «Спутник» на сербском языке. Только одно «но» – возглавляют и ведут передачи на нем сербы, поэтому оно не может в полной мере транслировать пророссийскую позицию.

И все же мне кажется, что сегодня ситуация в сербско-российских отношениях намного лучше, чем в 1991 году. У нас очень много общего, много перспектив, и наши два народа продолжат идти в одном направлении, независимо от ориентации руководства государств.

Беседу вел Иван Ваганов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

535
Похожие новости
14 ноября 2017, 09:15
16 ноября 2017, 14:15
15 ноября 2017, 11:01
16 ноября 2017, 06:15
14 ноября 2017, 19:45
15 ноября 2017, 03:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 ноября 2017, 11:30
13 ноября 2017, 20:00
13 ноября 2017, 12:15
12 ноября 2017, 12:15
16 ноября 2017, 11:00
15 ноября 2017, 12:00
12 ноября 2017, 13:30