Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эксперт: Британии давно нужна была встряска

style="text-align: center;">
 
 
 
Обсудим главную тему этого дня, да, в принципе, и недели. Уже которую неделю эта тема не сходит с первых полос газет, и, естественно, об этом говорят все деловые медиа - Брекзит и возможное его влияние на экономику Великобритании, Европы и российско-британские отношения, это тоже нужно обсуждать. С кем это еще обсуждать, как не с представителем британского бизнеса - директором Российско-британской Торговой палаты Аланом Томпсоном. Начну с небанального вопроса. А вы за что голосовали?

Великобритания мало думала о том, как она будет жить после выхода из Евросоюза. Сейчас страна, которая привыкла чувствовать стабильность и уверенность в завтрашнем дне, впала в шок и депрессию.

- Если быть совсем честным, я не успел проголосовать или не зарегистрировался для голосования, поскольку уже в России давно. Но я бы голосовал за то, чтобы остаться в составе европейского сообщества. Я родом из Шотландии. Как вы, наверное, знаете, там подавляющее большинство шотландцев голосовали за то, чтобы остаться в составе ЕС. Но и, в общем-то, мне кажется, выгоды, которые представляет или преимущество от нашего участия именно в составе европейского сообщества, на самом деле не исчерпано. Но, видимо, со мной подавляющее большинство британцев не согласны.


Есть ли вообще какая-то польза от выхода Британии, потому что все-таки уважаемые были политики-экономисты, агитировавшие за выход Великобритании из союза с ЕС, у них же тоже были какие-то аргументы. Есть какие-то плюсы?

- Вы знаете, на самом деле, мне кажется, стоит смотреть не на утрату или на некоторые отрицательные стороны вопроса. Я считаю, что ни делается – все к лучшему. Но если я такой оптимист, но тем не менее, да, то есть как и с референдумом Шотландии, да. То есть это повод для государства в целом немножко пересмотреть все, что, все, что было до сих пор. Пересмотреть и оценить направление развития, которое подобрано, и получить именно то, это поддержка народа.

Естественно, в целом, если мы смотрим на референдум и вообще на возникновение этого вопроса, да, то есть мы видим, что у Кэмерона это была часть манифеста, когда он переизбирался последний раз. Мне кажется, он, вполне разумно, должен был получить утверждение у народа, у того поколения, которое живет как бы в составе европейского сообщества и до этого не могло высказать свое мнение. Исходя из этого, с одной стороны, вполне разумный поступок со стороны правительства и Кэмерона, в частности. С другой стороны, мы видим общие тенденции политической жизни Великобритании, как и было с референдумом в прошлом, в позапрошлом году, что народ высказывает свое недовольство, да, то есть тем, что политики особо, ну, может быть, в меньшей степени слушают или там народ, как это сказать, ну, есть некая отсеченность политической жизни от общества, да.

То есть в чем-то, в чем-то видим и итогами данного референдума просто общее недовольство со стороны народа не с тем, что было высказано правительством – выбирайте "за" или "против", а просто против правительства. Поэтому я считаю, что Кэмерон должен был уйти. То есть он это осознает, это принципиально правильное решение.

Но самое главное, как для многих, что в данном случае демократический процесс полностью соблюден и в принципе. Единственный самый большой вопрос, который сейчас возникает, – что дальше делать? На самом деле, поскольку и население такого исхода особо не ощущало, или, по крайней мере, создалось такое впечатление от своих коллег-сверстников, до сих пор живущих в Великобритании, что появляется совсем большая неуверенность, вот те обстоятельства, которые в России постоянно наступают, да, а в Великобритании такой стабильности, чтобы был такой разрыв в уверенности в завтрашний день, вот такого давно не было. Поэтому в чем-то появляется массовая депрессия.

Ну, 48%, конечно, голосовали за то, чтобы остаться. И всего лишь 52% за то, чтобы выйти. Разрыв небольшой.

Извините, почти что поровну разделилась страна.

- И действительно возникает очень большой вопрос, поскольку в той же возрастной категории кто за что голосовал, то есть возникают тоже такие разделения между возрастными группами, к сожалению, и какие-то условные разделения между географическими там группировками – Шотландия, Северная Ирландия. Уэльс, как исключение. Ну, Гибралтар, да, то есть, где есть подавляющее большинство за то, чтобы остаться. Поэтому весьма интересная картинка.

Алан, мне кажется, я не знаю, может быть, вы со мной не согласитесь, но с точки зрения социологии, если все-таки нации голосуют примерно поровну, разделилось 50 на 50, плюс-минус. И это означает, что дело, в общем, скорее не в экономике, потому что, если там хорошо или плохо с экономической точки зрения, обычно это видно, ну, большинству. Ну, там было бы, ну, 60-70 "за" или "против", то есть однозначно хорошо или однозначно плохо. Если 50 на 50, то все-таки это некая социальная такая вот политическая история. Многие говорят, что это связано все-таки с таким волюнтаризмом Европы по миграционным проблемам, миграционным вопросам. Так ли это? Или, может быть, действительно здесь больше экономических аспектов, на ваш взгляд?

- На самом деле тоже, мне кажется, стоит посмотреть на другой показатель – на явку населения, да. То есть явка, по-моему, настолько, мне известно около 70 -72%, что, в принципе, вполне тоже как бы достойный показатель. Если учесть, что явка на прошлых выборах была намного меньше, да. То есть именно, и то, что вопрос народу не безразлично, да, то есть это первый пункт, да. И мы видим действительно, как накалялся как бы обстановка до, особенно всякими разными высказываниями, которые были и в СМИ Великобритании, то есть некоторые преувеличения. Мы видим здесь разочарование в связи с тем, что это банальная реальность, которая наступает. Она, естественно, и разочарует именно тех, которые даже и голосовали "за". И за то, чтобы уйти. Действительно, миграционная политика, она острая, но опять-таки, если объективно смотреть на те доводы, которые были приведены, как с той стороны и как с этой, миграционные вопросы в меньшей степени были затронуты и, действительно, в большей степени хотели какие-то экономические составляющие.

Но опять-таки со стороны народа, то есть, мне кажется, в первую очередь стоит говорить о том, что народ в первую очередь не согласен с позицией правительства в целом, да. С чем именно - какая разница?

Во-первых, они просто хотели показать свое несогласие. Во-вторых, да, то есть уверенность по поводу экономических доводов "за" или "против" крайне сложно. Почему? Потому как экономические доводы, они завязаны на людей. А потенциал или тот капитал, который наращивала Великобритания, благодаря тому, что отправили в европейское сообщество свои кадры на улучшение, на стратегические позиции, на руководящие должности в европейском сообществе. Мне кажется, тоже не стоит забывать, что это, это в чем-то тоже создало еще более, более экономическую выгоду для присутствия в европейском сообществе. Об этом тоже и в тех же компаниях малых, что говорилось, именно в плане как некое экономическое наследие присутствия Великобритании в европейском сообществе. Поэтому сейчас, да, на самом деле, мне кажется, банально просто смотреть на этот процесс, да. То есть на самом деле мы всего лишь видим переговорный процесс. Который еще толком даже не начался.

- Полного краха, естественно, не может быть. Хотя сразу после выборов, в пятницу, в субботу, в воскресенье, в понедельник, сразу после референдума, такое ощущение, что народ, те, которые голосовали за то, чтобы остаться в составе, настолько разочарованно ощущали себя, и такое ощущение, что просто полный крах. Система против, а дальше нет, нет ни видимости, нет руководителя, который бы встал бы и говорил бы – мы идем туда-то. Если смотреть, как мне кажется, объективными глазами, опять-таки, мы видели по ходу, да, то есть после того, как было принято решение о том, что мы делаем референдум, да, была попытка со стороны Кэмерона приехать в Брюссель и говорить, при положительном исходе мы получим вот такие-то, такие-то преференции, да, то есть. А при отрицательном исходе не было оговорено никакой дальше позиции.

Но мы сейчас видим, что Кэмерон передает бразды управления другому человеку, чтобы определить, какая будет следующая позиция. Но всего лишь, мне кажется, может быть, и не в составе формального европейского сообщества, но все равно географические, экономические, то есть мы не можем отрицать эти связи. Просто так это.

То же самое, как и референдум в Шотландии. То есть разделить страну на две части и сделать какое–то официальное или там формальный, там, разрыв между Шотландией и Англией, вот после референдума в Шотландии просто, тоже просто немыслимо. Невозможно. Поэтому, мне кажется, на самом деле, что сейчас весьма интересный момент, поскольку все-таки лучшая возможность для нового руководителя встать и получить поддержку народа на ту повестку дня, которую и народ бы поддержал. То есть и представлял бы в нужной мере, то есть интересы Великобритании, с одной стороны, может быть, на более, более далекое расстояние, участие в европейском сообществе, нежели как было до сих пор.

Алан, а как вам кажется, вот сейчас звучат такие предложения, прежде всего от шотландцев, сделать второй референдум. Либо шотландский референдум, либо все-таки переголосовать по поводу возможного выхода из ЕС. Наверное, сейчас мы можем долго копаться в механизмах - возможно это или невозможно. Но вот с точки зрения традиций Великобритании, все-таки это демократическая страна, с очень богатыми традициями. Но большинство, какое оно там, качественное большинство, некачественное, больше 75% или просто 50 с небольшим, оно приняло решение выходить. Насколько это честно было бы сейчас поставить вопрос о переголосовании и может быть аннулировании тех результатов, которые вот мы наблюдали на прошлой неделе?

- Консервативная сторона Великобритании, мне кажется, не может аннулировать или там пересмотреть, то есть именно исходя из этой позиции Кэмерон и подает в отставку.

То есть традиции позволяют это вообще обсуждать?

- Кардинальный и самый важный вопрос, как мне кажется, опять-таки для британцев, что демократия, демократическое упражнение было соблюдено как есть. То есть говорить или упразднить голосование народа просто невозможно. То есть хорошо, мы получили 52% за то, чтобы уйти. Нам дальше надо выяснить и прояснить, как, что это обозначает и что дальше делать, да. Но аннулировать это просто, это вопреки будет именно традициям Великобритании. То, что Шотландия собирается делать, то есть то, что было заявлено Николой Старджен, да, о том, что наложит вето на выход из Евросоюза. Ну, может быть, она подробностей, в чем, в чем как бы самый интересный момент? Что на самом деле где-то это, может быть, и прописано, да, то есть порядок или там, но никто еще не знает, поскольку мало кто копался до этой процедуры.

Вот вы, как представитель деловых кругов, склоняетесь к какому из вариантов? Вам что кажется наиболее реалистичным: будет политическое решение жесткими решениями в отношении Великобритании или скорее экономическое с точки зрения бизнеса, выгодное всем?

- Я полагаю, что экономическая повестка дня должна преобладать на самом деле. В любом случае в чем-то политики всего лишь отражают именно экономическую повестку дня. То есть соответственно, если это выгодно, то есть либо Великобритания должна рассмотреть с экономической точки зрения участие, каким образом мы поставляем товары в Евросоюз. Каким образом это происходит и происходило до сих пор и в каком как бы качестве это может произойти и дальше. То есть мы видим тоже некоторые преимущества, экономические показатели, которые нам способствуют в этом, хотя британцы тоже как бы очень переживают по поводу снижения курса национальной валюты.

Всего лишь на 3% за последние дни, на таких уровнях фунт не был уже 30 лет.

- Тем не менее подобное переживание особенно немножко смешно выглядит, как живешь в действительности в России, но тем не менее, то есть мне кажется, экономическая повестка дня еще до сих пор непонятна, неизвестна, поскольку политическая повестка дня должна отыграться полностью. Согласен с тем, что, скорее всего, политики Европы должны занять жесткую позицию, но они себе не могут позволить. И если, если это будет как бы ограничивать или сильно ограничат экономическую повестку дня. Да, в чем-то до конца прошлого года Великобритания - и в целом бизнес Великобритании - начала искать решение новые рынки за пределами Европы, поскольку в чем-то тоже европейский рынок как бы насытился и в чем даже и правительство Великобритании была как бы ключевым именно в плане указать, мотивировать этих компаний, британские компании на то, чтобы рассмотреть другие рынки.

В 13-м году это особо ощущалось и в России, когда было особое внимание на развитие и взят преимущественно тот низкий рост и показатели, которые были в России. В принципе, мой взгляд таков, что до сих пор эти экономические показатели они, они, то есть в перспективе Россия представляет очень интерес, большой интерес для британских компаний, но это за пределами европейского сообщества. Мне кажется, вот все-таки с экономической точки зрения бизнес максимально приложит усилия, чтобы сохранить то, что есть. Может быть, какое-то преимущество будет от того, что новые условия участия. Сильно сомневаюсь, что допустит правительство введение сильных тарифов или ограничений, поскольку опять-таки, если сейчас правительство не отправляет 350 миллионов еженедельно, то есть надо чем-то заполнить, восполнить это особое белое пятно сейчас в экономике Евросоюза.

Как в Европе работают лоббистские структуры? Я имею в виду бизнес лоббистской структуры, ну, потому что интересы немецкого капитала в Великобритании тоже сильны? Можно ли предположить, что политикам просто жестко не дадут это сделать деловые круги, потому что потери могут быть действительно катастрофическими. Я имею в виду жестко совершить этот развод?

- Ну, опять-таки будет политическая повестка дня, которые сначала подскажут жесткий подход тогда, когда начинает это высказываться или влиять на экономическую повестку дня, мне кажется, лишь тогда будет найден какой-нибудь там компромисс между жесткостью, как вы говорили, то есть мы не можем допустить, что будут повторы. То есть, с одной стороны. А с другой стороны, говорить об экономическом крахе Евросоюза тоже не хочется.

Не хочется, конечно. Я правильно понимаю, что в этой связи и о перспективах российско-британских взаимоотношений говорить рановато, потому что мы не знаем, каким образом осуществится вот этот вот развод в политическом смысле. Если теперь со страной, которая не является членом ЕС, сам ЕС будет подписывать отдельные соглашения, очевидно, что и Россия по отдельным направлениям будет вынуждена вести тоже целый ряд переговоров с Великобританией, уже не в структуре ЕС находящейся, правильно ли я понимаю?

- В принципе, да, официальный совет таков, что переговорный идет процесс. Самое время, на мой взгляд, как со стороны России, так и со стороны всех стран, которые хотят сохранить текущие отношения, надо активизироваться и найти и максимально близко держать себя к тем людям, с кем уже было общение. Здесь действительно возникают очень большие вопросы, на которые ни у кого нет ответа.

То есть те международные учреждения, в которых как бы, где было некое двухстороннее общение, в составе которого это ОЭСР, это "двадцатки" или все международные двухсторонние диалоги, да, то есть возникает вопрос, если уже сейчас вне состава Европы, с кем я должен, как это правительство будет соблюдать эти обязательства? Мне кажется естественным ответом следующее, что, действительно, надо максимально близко себя держать к этому, что происходит. То есть, как только мы узнаем или будет оглашено решение или направление правительством, как они собираются дальше развивать эту ситуацию, тогда будет более-менее понятно, а с кем надо считаться, чтобы именно выстраивать эти отношения там снова или попробовать стабилизировать эти текущие отношения.

Именно с этой точки зрения, мне кажется, очень большая выгода в чем-то. Поскольку мы видим полностью изменения строя, да, то есть правительственный строй, и мы увидим в первую очередь опять-таки, что правительство должно договориться с народом, что в первую очередь, а потом лишь внешне вести себя, да, то есть здесь, мне кажется, самый важный вопрос на сегодняшний день. Поэтому, конечно, не по всем вопросам будет референдум, но тем не менее, да, правительству дан яркий сигнал, что до сих пор было, то есть политическая жизнь, настолько отсеченная от взглядов народа именно по явке предыдущих выборов, но и общем голосовании, которое было. Мне кажется, наступают очень интересные времена, вот, с кем, и новые возможности для как бы выстраивания отношений.

Я так понимаю, что для вас все равно этот Брекзит - это такой "черный лебедь" по теории Нассима Талеба и других философов, кто считает, что такое понятие - корректно применяйте в экономике. Правильно? То есть очень много неизвестного?

- Да, но поскольку, живя в действительности здесь, мне кажется, неизвестность – это и есть, то в чем-то завораживает. А поскольку Великобритания настолько уже консервативная...

Встряска нужна?

- Давно не было такого, чтобы пересмотреть свою политику и свое отношение ко всему. А наконец-то появился толчок, есть яркий сигнал, что все-таки нам необходимо кардинально пересмотреть свое отношение.

Спасибо большое, Алан, спасибо, что нашли время и пришли к нам! Алан Томпсон, директор по России и Российско-британской Торговой палаты был гостем программы "Экономика".
Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/72410

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

488
Похожие новости
17 августа 2017, 09:01
18 августа 2017, 20:00
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 14:00
18 августа 2017, 10:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 18:00
14 августа 2017, 06:01
14 августа 2017, 11:16
14 августа 2017, 13:30
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 00:30
13 августа 2017, 10:00