Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Елена Ларина: О криптовалютах, токенах и блокчейне — на языке «родных осин». Мнение

Елена Ларина
На днях руководство одного из ведущих российских СМИ попросило на понятном языке объяснить, что кроется за криптовалютным бумом. Подготовила текст. Надеюсь, он будет небезынтересен и читателям блога.
Сейчас тема криптовалют по популярности соперничает с батлами реперов. Многие воспринимают криптовалютную лихорадку как что-то модное, приходящее. Многие гуру-экономисты тут же вспоминают Нидерланды XVII века, когда луковицы тюльпанов продавались по цене домов. Российскому населению, с изумлением наблюдающему за биткойном, на ум приходят МММ с С.Мавроди и другие пирамиды 90-х.
Однако о биткойне и блокчейне не стоит судить поверхностно. Они появились в нашей жизни не случайно. Пришли надолго. Что же до ажиотажа, то поговорим о нем отдельно и не сразу.
Прежде всего, детективная завязка. Биткойн появился в 2008 г. Это – год глобального финансово-экономического кризиса. Его создал человек или группа людей, которые до сих пор неизвестны. Долгое время, вплоть до 2013 г., про биткойн и криптовалюты слышали только шифропанки, хакеры и компьютерные фанаты. Да и то не все. Между тем, биткойн – это плод не просто огромной работы, а соединения идей, высказанных задолго до создания первой криптовалюты.
Чтобы понять важность этих идей и сложность их упаковки в один продукт, разберемся, что такое биткойн и другие криптовалюты. Некоторые считают, что это – компьютерный код. Другие полагают — своего рода мания, предмет спекуляция. Третьи что-то рассказывают про шифры. Четвертые – про протоколы. В итоге, основная часть публики, глубоко не погруженная в программирование и хайтек, вообще не понимает, что происходит в глобальном масштабе у них на глазах. С испугом и растерянностью люди во всем мире наблюдают, как буквально за два года из ничего вырос огромный рынок. Сейчас он оценивается примерно в 120 млрд.долларов.
Возможно, вы удивитесь, но, по сути, биткойн и другие мощные криптовалюты – это даже не протокол, а огромный распределенный компьютер. Он состоит из связанных сетью и оснащенных специальными программами компьютеров всех, кто участвует в транзакциях.
Теперь посмотрим, что нужно распределенному компьютеру для работы. Прежде всего, сами компьютеры, провайдеры, которые обеспечивают связь, и желание людей за компьютерами поддерживать сеть и что-то в ней делать. Выделим главные составляющие крптовалюты.
Первое. Как это ни парадоксально, криптовалютная революция – это не революция, а контрреволюция. Общедоступный интернет появился в мире на рубеже 80-90х гг., а активно стал развиваться в начале 90-х годов. Интернет – это иерархическая структура. Он держится на корневых серверах, скрепляющих всю всемирную паутину. Это и есть сеть интернет. Однако задолго до интернета появились одноранговые сети. Это – сети, где все участники обладали равными правами и передавали друг другу сигналы с компьютера на компьютер. Криптовалюты используют именно одноранговые, или как их еще называют P2P сети (равный к равному). В сети как в жизни. Если есть иерархия, то есть начальник или хозяин. Такие сети работают быстрее, тогда их участники полностью зависят от хозяев интернета.
Второе. Интернет в значительной степени стал тем, что он есть, благодаря протоколу передачи данных http. Обязательная составляющая любой криптовалюты – блокчейн – это и есть другой протокол. Он предназначен не для передачи гипертекстов (кликабельных текстов и др.информации), а для передачи транзакций (перевода денег, передачи прав собственности и т.п.). Блокчейн – это своеобразный интернет денег.
Третье. При любом взаимодействии есть ключевая проблема. Это – проблема доверия. Вообще вся нынешняя экономика в значительной мере родилась в рамках решения проблемы доверия. Внутри семьи, особенно традиционной, такой проблемы нет. А даже между хорошо знакомыми людьми она возникает. Нынешняя денежная система, бухгалтерский учет, да и юридические нормы решают в значительной степени проблему доверия. Решают путем писаных норм и наказаний за их нарушения. Биткойн с первых дней своего существования решал ключевую задачу – обеспечить взаимодействие кого угодно в условиях неполного доверия. Был написан программный код протокола – блокчейн, – который обеспечивает автоматическое выполнение транзакций (любых сделок, переводов) лишь тогда, и если стороны выполняют предусмотренные программами условия. Они могут быть какие угодно. (Например, родители переводят ребенку-студенту деньги в другой город, где он учится. В традиционной экономике все заканчивается тем, что студент получает деньги и тратит их, как хочет, единственное, с оглядкой на родителей. Биткойн или другая криптовалюта позволяет записать программным кодом, на что студент может тратить деньги, а на что нет. Это будет реализовано автоматически. Деньги просто не спишутся с его банковской карты, если он пойдет покупать спайс.)
Четвертое. Бухгалтерский учет. Бухгалтерия пронизывает всю нашу жизнь. Без нее мы никуда. Уже почти 500 лет мы пользуемся двойной бухгалтерией и сводим дебет с кредитом, убытки с доходами. При этом существуют огромные армии бухгалтеров и юристов. Они следят за тем, чтобы бухгалтерия велась правильно. Несмотря на это ежегодно мир сотрясают скандалы, когда крупнейшим компаниям удается годами вести поддельную бухгалтерию. Еще в конце 80-х гг. прошлого века была создана трехсторонняя бухгалтерия. К дебету и кредиту была добавлена третья запись – транзакция. По сути, сеть криптовалют – это не только огромный распределенный компьютер, но и огромная база данных, в том числе бухгалтерия. В ней запомнены все транзакции. Деньги просто не могут исчезнуть бесследно. Они всегда приходят с одного адреса на другой. Эту транзакцию невозможно забыть, стереть или подправить. Она общедоступна для всей сети.
Пятое. Для того, чтобы гигантский распределенный компьютер работал, у его участников должен быть интерес. Кто-то должен расходовать электроэнергию, использовать свои компьютеры для поддержания работы сети, осуществления шифрования для того, чтобы никто не мог подделать ни одну транзакцию. Вот в этом то пункте к протоколу и всему остальному добавляется криптовалюта.
Мифический Сатоши Накамото, а как мы с соавтором книги «Кибервойны XXI века. О чем умолчал Сноуден» В.С.Овчинским предположили – группа очень непростых и не случайных разработчиков и людей из элит, связали создание и поддержание сети с интересом. Чтобы была сеть, недостаточно провайдера. Надо, чтобы работали компьютеры и использовались их мощности. Тогда создатель(ли) блокчейна и придумали биткойн. Они предусмотрели дополнительно к протоколу программу, по сути, код, которому придается определенная ценность. Как только появляется ценность (не важно в чем она выражена), и люди соглашаются, что это – именно ценность, они начинают тратить свои ресурсы (в данном случае – использовать свой компьютер) на то или иное дело. Теперь просто понять, что такое майнинг. Это – работа определенной программы на компьютере, которая поддерживает существование и развитие сети блокчейн. И ничего больше. Если говорить грубо, то биткойн – это внутренняя валюта сети блокчейн биткойна, виртуальная цифровая валюта, предмет интереса и вожделения майнеров. Сейчас появились другие протоколы блокчейна, привязанные к иным цифровым монетам – Ethereum, Ripple и др.
Почему речь сначала пошла о внутренней валюте? Почему биткойн связывается с преступниками? Нельзя ли разделить блокчейн и анонимность? Здесь заключена еще одна тайна биткойна. С первых дней существования интернета значительная часть наиболее продвинутых айтишников боролась против диктата государств и их контроля над сетью. При этом, чем дальше, тем больше в борьбу были вовлечены лучшие мозги. Хакеры, одним словом. Поэтому естественно, при разработке биткойна был сделан упор на шифрование и анонимность. Если почитать первые обсуждения биткойна на форумах в 2010- 2012 гг., можно увидеть, что на тему криптовалют общались в основном хакеры, шифропанки, компьютерные анархисты и т.д. Не зря биткойн появился после восхода звезды Джулиана Ассанжа, а фантастический первый взлет его капитализации произошел после откровений Э.Сноудена и всемирной мании на приватность.
Строго говоря, блокчейн может существовать и уже существует как шифрованный, невзламываемый, неанонимный протокол.
Более того, неанонимный блокчейн – это мечта любого правоохранителя. В мире неанонимного блокчейна не только все знают, какие транзакции происходят, но и кто кому переводит, и даже при определенных условиях: кто, сколько, и какой криптовалюты или фиатных денег (долларов, евро, франков и т.п.) имеет в кошельках.
Суть важнейшей задачи, которую решил условный Накамото – в следующем. Для каждой сети главное – ее поддержание и рост. Придумав внутреннюю валюту блокчейна – биткойн – он заинтересовал продвинутых разработчиков, хакеров, шифропанков использовать ресурсы собственных компьютеров для поддержания сети. Для этого надо было только скачать приложение и превратить свой компьютер в элемент всемирного распределенного компьютера. При этом вначале вознаграждение было получить в разы легче, чем сейчас. В будущем будет совсем сложно.
Хитрость Накамото в том, что на программном уровне он заранее программно установил, сколько всего может быть сгенерировано биткойнов за всю историю. Кстати, именно по этой причине классический биткойн стал лишь первой ступенью ракеты, а не космическим кораблем полностью. Один биткойн никогда не сможет покрыть потребности мировой экономики.
Когда разработчики разобрались в новом программном чуде, они стали на протоколе биткойна – блокчейне – придумывать свои варианты валют. Их появилось в 2012-2014 гг. немерено. Большая часть из них не выжила, поскольку ничего интересного в себе не содержала. Однако события, связанные с выпуском криптовалют «на коленке», сарафанное радио, вирусный маркетинг сделали дело. Информация о чем-то новом, непонятном, с какой-то внутренней ценностью, стала доступной не только узким кругам продвинутых айтишников, но и преступникам, отмывателям денег, биржевым спекулянтам.
В 2014 г. случился первый экспоненциальный подъем курса биткойна. Менее чем за год он поднялся с 200 до 1200 долларов, и превысил цену унции золота. Затем пошел вниз. Из внутренней валюты биткойн-блокчейна он превратился в криптовалюту – инвестиционный актив, который может купить или продать любой желающий. Прежде всего, не для того, чтобы биткойном за что-то расплачиваться, хотя это было и остается важной функцией, а главное, чтобы им спекулировать – покупать и продавать. В итоге – биткойн де факто стал деньгами. Правда, в мире почти никто не признает криптовалюты за деньги. В первую очередь не признают центральные банки. Банки и правительства называют биткойн и другие криптовалюты инвестиционным активом или особым классом товаров, но, по сути, появились именно деньги. Деньги – это не просто средство обмена. Вот пишет о деньгах в книге «еMoney. Неофициальная биография денег» банкир и публицист Феликс Мартин: «Можно сказать, что в центре новой теории денег лежит идея кредита. Деньги – не средство обмена, а социальная конструкция, состоящая из трех фундаментальных элементов. Первый из них – абстрактные единицы ценности, в которых измеряются деньги. Второй – система счетов, благодаря которым можно вести учет долгов и кредитов физических лиц или учреждений и осуществлять торговлю между ними. Третий – возможность передачи кредитором полученного обязательства третьей стороне для погашения другого долга».
Деньгам не обязательно быть золотом или серебром. Уже в XVIII веке они сбросили вещественную форму и стали бумажными. Затем валюты превратились в программный код, передаваемый сигналами, ничем не отличающимися (за исключением юридической нормы) от биткойна. Различие в том, что эмиссии, т.е. выпуск денег, могут делать только центральные банки государств или групп государств (ЕС), Больше никаких отличий сегодня нет. Более того, биткойн, объем которого ограничен, хотя бы этим отличается от эмиссии долларов, евро и т.п.
Маленький итог. Впервые идею криптографического протокола, который заодно будет заинтересовывать в поддержании сети, высказали исследователи, работавшие на АНБ в середине 90-х гг. Частные деньги придумал австрийский экономист фон Хайек в 80-е гг. Тройной бухгалтерский учет разработал американский бухгалтер Юджи Иджири в далеком 1989 г. Одноранговые сети существовали еще до интернета. Так что пазл сложился.
Однако когда биткойн зажил собственной жизнью, надо было решать следующую задачу: отделить биткойн и шифропанков, разорвать, казалось бы, незыблемую связь криптовалюты биткойн и его протокола – блокчейна. С этой ролью справился вундеркинд, родом из России Виталик Бутерин. Скажу честно, я за ним наблюдала с 2014 года. Хорошо знаю, что его принимали на высшем уровне. Он, конечно, чрезвычайно умный и талантливый молодой человек. Но он – не выдающийся программист. Он для этого слишком молод и не успел получить серьезного математического образования. Виталик Бутерин стал, прежде всего, глашатаем, идеологом и во всех случаях публичным лицом эфириума – нового блокчейн-протокола и виртуальной валюты. Кстати, любопытно, команда эфириума стала работать над проектом не в привычной Америке или бурно развивающейся Азии, а в консервативной Швейцарии – стране, чье название – синоним денег. Там был создан фонд Эфириум, который координирует работу разработчиков по всему миру. Сейчас Виталик Бутерин перебрался в Сингапур – новую финансовую мекку планеты.
В эфириуме главный упор был сделан на разработку протокола блокчейн, удобного для любых транзакций. Они осуществляются через «умные контракты». Умный контракт – это не юридический контракт. Это – автоматически выполняемое условие передачи чего-то кому-то. Передаваться могут деньги, собственность, данные, да все, что угодно. Оперативно, менее чем за два года, команда разработала собственный блокчейн-протокол, свои приложения, облегчающие разработку умных контрактов и т.п. Так появилась вторая основная криптовалюта на сегодняшний день – эфириум. Биткойну (BTC) и эфириуму (ETH) принадлежит сегодня львиная доля общей капитализации рынка криптовалют.
Теперь поговорим о безумстве этого года, так называемом ICO и тех новых криптовалютах, которые продают и покупают сегодня. Их число стремительно приближается к тысяче.
После глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. появился не только биткойн, но и краудфандинг. До этого в мире существовало железное правило. Если у тебя нет больших денег, ты не можешь инвестировать в рисковые активы – будущие звезды бизнеса. Обычным людям разрешено покупать акции и другие ценные бумаги только на биржевом рынке. При этом, еще с 90-х гг. прошлого века сверхвысокие доходы можно получить не на бирже, а на внебиржевом рынке, где действует венчурный капитал. Он прогнозирует тенденции и на ранней стадии вкладывается в гуглы, яндексы, теслы и т.п. Соответственно, зарабатывает не проценты, не десятки, а сотни процентов.
Краудфандинг начался не с инвестиций. Сильные мира сего настолько достали платежеспособное население планеты, что оно оказалось радо поддерживать даже без надежды на доход различного рода разработки: производство гаджетов, написание книг и т.п. Первоначально краудфандинг появился как экономика дарения. В лучшем случае люди, помимо сопричастности к делу, получали взамен денежного дара что-то в первую очередь или со значительной скидкой. Начавшись с США, краудфандинг быстро добрался до Западной Европы и Азии. В России его судьба оказалась трудной. Доверия, да и денег в стране мало. Скоро рядовые американцы начали задавать вопросы, если можно просто подарить деньги, то почему нельзя их инвестировать. Еще Б.Обама дал такое разрешение, но тут же его ограничил. Дарить может каждый, а инвестировать все равно только богатый человек. Краудинвестинг только в минимальных суммах оказался доступен для американцев.
И тут настал час ICO. Когда идет какой-то стихийный процесс, важно, чтобы он охватил как можно большее число команд и людей. Большинство отсеется, а остальные внесут лепту в общее дело. Собственно программирование в значительной степени так и развивается. Методом снежного кома. Айтишники называют это открытым кодом, т.е. каждый может участвовать. Еще используется термин «модель Linux».
Теперь хочу обратить внимание на ключевую деталь. Когда фонду Эфириум в 2014 г. понадобились деньги, команда не стала обращаться в банки, венчурные фонды или к богатым инвесторам. Она продала монеты эфируим (или эфир), т.е. код, в котором воплощен интерес, за доллары, евро и кстати биткойны. Успех превзошел все ожидания.
Когда эфириум набрал силу, блокчейнизация всего мира перешла в третью фазу. Она имеет три измерения. Первое – блокчейн признали правительства и центральные банки. Второе – блокчейн, как автоматически выполняемые сделки или сделки в условиях неполного доверия, проникает во все поры мировой экономики. И третье –ICO открыл любым командам (как грамотным и талантливым, так и составленным из людей случайных, а то и мошенников) путь к продаже собственных цифровых монет за валюты как реальные, так и крипто. В принципе до эфириума такой опыт был, но только с эфириумом он стал всемирно признанной практикой.
Сегодня не проходит и недели, чтобы не проводилось новое ICO или краудсейлы. Т.е. продажи криптомонет или цифровых криптоденег тем, кто хочет их купить. Есть правда одно ограничение. Их не продают гражданам США. Тонкость в следующем. Когда в ходе ICO говорят о продаже монет, это – строго говоря, лукавство. Продают либо товар, либо долю в будущих доходах. Такие продажи в американском законодательстве запрещены для всех, кроме богатых людей – квалифицированных инвесторов.
Размеры и темпы ICO поражают. Десятки, а иногда и миллионы долларов собираются не за недели, а за дни, а несколько раз – и за часы. Вот здесь конечно серьезная история о мировой экономике и власти переплетается с демонстрацией человеческой жадности, легкомысленности и самонадеянности. (Кстати криптовалюты – не единственный пример. Например, в последние годы сначала в разы выросли цены на недвижимость в некоторых городах Канады и Австралии, а теперь стремительно падают. Причина проста. Инвесторы из Южной Азии и прежде всего из Китая, парковали незаконно выведенные деньги и вкладывали их во что угодно.).
Значительная часть криптовалют не выживет. Подавляющее большинство нынешних проектов ICO лопнут. В этом смысле резоны американских законодателей не лишены оснований. Квалифицированные инвесторы знают, во что можно вкладываться, а во что – нельзя. В свою очередь население стран, подобных России, с традициями МММ, может стать желанной добычей мошенников и проходимцев из мира непонятных криптовалют и диковинных интернет-протоколов.
Коротко о криптовалютах, как их различать. Есть три основных типа криптовалют и их вариации.
Первый тип – это криптовалюты, имеющие собственный протокол блокчейна. Самые известные из них – это биткойн, эфириум, китайские NEO и т.п.
Второй тип – это блокчейн-протоколы с внутренней ценностью – криптовалютами или лучше назвать – криптомонетами, предназначенными для определенных целей. Им наиболее точно подходят наименования токены. Токен в переводе с английского это – ключ. Покупая токен, человек не только приобретает инвестиционный товар для спекуляций, но и своего рода ключ, платный пароль, или как говорят айтишники API с тем, чтобы пользоваться тем или иным сервисом. Например, третью строчку по капитализации криптовалют занимает Ripple. Это – специализированный блокчейн-протокол для перевода денег. И только. Он позволяет резко снизить цену трансграничных платежей. Его вовсю используют не только децентрализованные структуры, но и мировые банки. Многие наиболее интересные более-менее небольшие проекты делаются именно в этом секторе. Цель здесь – не продать побольше монет на ICO, а занять нишу в мировой или региональной экономике и финансах.
Третий тип – это криптовалюты как инвестиции и предмет спекуляций. Их часто называют лексемы. Потенциал их не слишком велик, хотя бывают и здесь интересные проекты. В этих проектах всегда используются основные протоколы, типа блокчейн биткойна, блокчейн эфириума, блокчейн WAWES. И главное, не в функции, а в проекте, приспособить под проект блокчейн и продать монеты, рассказывая зевакам, что если бы они на 1000 долларов купили в 2013 году биткойнов, то сегодня были бы миллионерами. А они и продают именно новый биткойн, а соответственно их монеты и надо срочно покупать. На подобные проекты повсеместно приходится львиная доля нынешних ICO. Хотя подчеркну еще раз, и здесь есть талантливые команды, отличные разработчики, блистательные проекты с большим коммерческим будущим.
Хочу привлечь внимание еще к одной цифре. При всем значении для глобальной экономики, динамики развития и ажиотаже, роль криптовалют в мировых финансах пока микроскопически мала. Капитализация криптовалют составляет примерно 120 млрд. долларов. Глобальная денежная масса – порядка 75 трлн.долларов. Грубо говоря, сейчас на криптовалюты приходится 0,2% мировой денежной массы.
В общем, решение руководства страны взять курс на цифровую экономику и поддержать блокчейн – это не только своевременное, но и уникальное решение. Тот же Виталик Бутерин мало с кем из мировых лидеров встречался. Теперь главное – не превратить блокчейн в новый повод принятия программ, разработку громадья планов или добычу чего-нибудь где-нибудь, например, криптовалют на заводе «Москвич». Блокчейн – это, прежде всего, технология завтрашнего дня. От нее зависит не только экономическая динамика, но и национальная безопасность. Не зря те же китайцы не стали брать на вооружение биткойн биткойна или эфириума, а создали свой многофункциональный блокчейн-протокол NEO, ориентированный именно на китайскую специфику. Блокчейн – это как раз позиция, где государство, общество и бизнес могут работать сообща, как партнеры. Надо помнить, что блокчейн – это протокол «равный к равному», и сверху им не покомандуешь.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1153
Похожие новости
20 октября 2017, 15:45
18 октября 2017, 15:30
19 октября 2017, 07:00
19 октября 2017, 04:30
18 октября 2017, 13:00
20 октября 2017, 08:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 октября 2017, 15:30
16 октября 2017, 00:15
14 октября 2017, 09:45
17 октября 2017, 19:45
16 октября 2017, 13:00
19 октября 2017, 04:45
19 октября 2017, 07:00