Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эрдоган не успокоился: турецкие власти продлевают в стране чрезвычайное положение

В среду Национальный совет безопасности Турции призвал продлить режим чрезвычайного положения в стране. В совбезе считают, что это поможет восстановить закон и защитить права и свободы граждан страны. Чрезвычайное положение власти Турции ввели 20 июля текущего года после неудавшегося путча. Срок особого правового режима определили в три месяца. Теперь он истекает, и в Анкаре задумались о его продлении. Сообщившее об этом агентство AFP отмечает, что принятие соответствующего решения теперь станет чистой формальностью, ведь на заседании совета председательствовал президент страны Реджеп Тайип Эрдоган — инициатор введения чрезвычайного положения в Турции.



Репрессии в Турции удивляют своими масштабами


Одновременно с заседанием национального совета безопасности власти Турции проинформировали граждан о результатах действия особого правового режима. В стране развернулись нешуточные репрессии. Как сообщил 28 сентября министр юстиции Турции Бекир Боздаг, после неудавшегося путча были арестованы 32 тысячи человек. Около 100 тысяч военных, чиновников, служащих, полицейских и судей были уволены или временно отстранены от работы. Среди них 7600 полицейских и 300 жандармов, 2300 сотрудников вузов и более 1000 военнослужащих, судей и сотрудников прокуратуры. В отношении 70 тысяч человек ведется расследование.


Министр не исключил новые аресты, и уже в пятницу Бекир Боздаг сделал заявление для СМИ о том, что в крупнейших судах и тюрьмах Турции полиция провела рейды. По результатам этих рейдов временно отстранены от работы около 1,5 тысячи сотрудников турецких тюрем. Их подозревают в связях с исламским проповедником Фетхуллахом Гюленом, которого обвиняют в руководстве попыткой путча.

По информации CNN Türk, 30 сентября были выданы ордеры на арест ещё 87 работников судов и 75 тюремных надзирателей. Масштабы репрессий удивляют. Они уже приобретают долгосрочный характер. Турецкие СМИ отмечают: в ближайшие пять лет в стране планируется построить 174 новых тюрьмы, чтобы можно было увеличить число заключенных с нынешних 200 тысяч до 300 тысяч человек.

Чрезвычайное положение не остудило накал страстей в стране. В августе последовала серия жестоких терактов. В их организации президент Турции Реджеп Эрдоган тоже обвинил проповедника Фетхуллаха Гюлена. Эрдоган назвал теракты местью за подавление мятежа и с новой силой принялся за репрессии сторонников Гюлена.

Эксперты по-разному оценивают эти действия турецкого президента. Многие считают, что путч позволил Эрдогану окончательно подавить кемалистские настроения в армии. Со времён Кемаля Ататюрка военные выступали гарантом светскости государства. Всякий раз, когда религиозные предпочтения начинали доминировать в политике, генералитет брал власть в свои руки и жёстко, порой, даже кроваво, возвращал элиту страны на светский путь.

В нынешнем веке Реджепу Эрдогану удалось преодолеть эту многолетнюю тенденцию. В законодательство Турции внесли изменения, которые лишили военных права вмешиваться в политические процессы. Больше того, генералитет, осуществлявший ранее военные перевороты, подвергся судебному преследованию. С тех пор многие высшие военные чины потеряли не только власть, но и свободу — осуждены на длительные сроки заключения.

Не все в армии согласились с новым порядком. После неудавшегося путча у Эрдогана появилась возможность окончательно завершить чистку в рядах военных. В пользу этой версии говорит тот факт, что главный обвиняемый турецкими властями в организации путча — Фетхуллах Гюлен не пользуется поддержкой в армии. Он и сам подвергался преследованию во время военных переворотов. Проповедник Гюлен, как и президент Эрдоган, выступает, за усиление исламского начала в политике. Это долгие годы их объединяло. Потом в отношениях политиков появилась трещина, которая со временем разрослась до масштабов открытой вражды.

Либеральный ислам — через школы Гюлена


Фетхуллаха Гюлена многие считают проповедником либерального ислама. Как вспоминает бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якиш: «В 1990-е годы Гюлен, по некоторым данным, принял стратегическое решение. Он заявил своим последователям, что мечетей в Турции больше, чем требуется населению. Поэтому его движение должно сосредоточиться на создании школ».
Движение, которое возникло под воздействием идей Фетхуллаха Гюлена, не имеет официального названия. Чаще всего его именуют «Хизмет» («Служение» — в переводе с турецкого). Исследователи этого общественно-политического феномена утверждают, что Гюлен предложил новый современный взгляд на ислам. По мнению английского журнала The Economist, «концепция движения противостоит экстремистской направленности салафизма». Ему не чужды идеи пацифизма, межконфессионального диалога, развития демократии и многопартийности.

Скорее всего, эти качества движение приобрело в процессе своего развития, так как оно перешагнуло границы Турции и пришло в страны, где иной уклад жизни, другой уровень общественных отношений и даже государственного устройства. Идея Фетхуллаха Гюлена — дать соотечественникам-мусульманам разностороннее образование, возможность при соблюдении всех предписаний религии пользоваться благами современного общества — получила живое развитие за пределами Турции.

Согласно подсчетам, число школ и других учебных заведений, открытых движением Гюлена в Турции, перешло за отметку 300, а по всему миру их стало уже более тысячи в 120 странах. Это исключительно протурецкий проект. Широкое распространение он получил на постсоветском пространстве. Прижился не везде.

В Узбекистане, например, школы Гюлена обвинили в пропаганде экстремизма. Учебные заведения махом закрыли, а преподавателей депортировали из страны. Точно так же поступили власти Туркмении. Этим демаршам есть, впрочем, другие объяснения. Узбекские власти таким образом выразили протест против политики Анкары, приютившей у себя активистов из экстремистской партии Исламское движение Узбекистана. Ашхабад, в свою очередь, озаботился сохранением определённой закрытости туркменского общества.

Наверное, туркменов насторожил опыт Киргизии, где колледжи и университеты Гюлена стали основой системы образования. Их выпускники теперь занимают до 40 процентов мест на государственной и муниципальной службе. Национальная элита получила мощную протурецкую прививку.

Нечто подобное происходит и в Казахстане. Здесь уже много лет работает порядка 30 казахско-турецких лицеев. В них учатся девять тысяч человек. Со временем часть турецких преподавателей Астана заменила местными кадрами. Однако популярность школ Гюлена от этого не пострадала. Высокий уровень образования в этих учебных заведениях поднял их престиж настолько, что местная элита предпочитает учить теперь своих детей в лицеях Гюлена.

Они есть не только в государствах центральной Азии, но и в российском Татарстане, Закавказье, даже в украинских Киеве и Одессе. Турецкие интересы и новую религиозную культуру двигает по Евразии исламский проповедник Фетхуллах Гюлен.

Как личные амбиции развели бывших союзников


Между Гюленом и Эрдоганом, на самом деле, не так много различий. И тот, и другой признают ислам не просто религией, а главенствующей государственной идеологией, определяющей политические процессы в стране. Только Реджеп Эрдоган сделал его ещё и инструментом борьбы со сторонниками светского развития государства, придал определённую националистическую окраску. Нынешние репрессии и непримиримая война с курдами — тому конкретное подтверждение.

Пути Эрдогана и Гюлена разошлись не из-за религиозных противоречий. До середины двухтысячных они активно сотрудничали. Интеллектуалы либерального проповедника оказали Эрдогану неоценимую помощь в борьбе с турецким генералитетом. Например, юристы Гюлена подготовили компромат и процессы, позволившие провести серьёзную чистку в рядах вооруженных сил страны.

Как нередко бывает у взрослых, отношения между проповедником и политиком (в то время премьер-министром страны) испортились на личной почве. Замечания Гюлена на непродуманные действия Эрдогана вызывали у амбициозного турецкого премьера открытое раздражение. Так было, когда Гюлен осудил направление Эрдоганом к сектору Газа «Флотилии свободы», приведшей к гибели людей. Так случилось, когда проповедник просил уволить несколько турецких министров, которых прямо обвинил в коррупции.

Речь шла о сторонниках Эрдогана. Премьер посчитал это вмешательством в сферу своих интересов и даже назвал действия Гюлена «враждебными». В ответ Гюлен показал, что он не только проповедник, но и готов к серьёзному противостоянию. В подконтрольных Гюлену СМИ появился основательный компромат, впервые показавший масштабные коррупционные схемы Реджепа Эрдогана и его сына Биляла.

Между былыми союзниками началась открытая война. Эрдоган попытался закрыть учебные заведения Гюлена, но в казне не было денег, чтобы перепрофилировать их в государственные. Тогда власти Турции потребовали правительства дружественных стран закрыть у себя школы Гюлена. Отреагировали в основном ближайшие соседи вроде Азербайджана, где турецкие учебные заведения перевели на финансирование нефтяной компании.

Остальные до времени выжидали, пока не случился путч. Тут уже выбора не осталось. Приглашенный в Турцию президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пообещал проверить в стране турецкие лицеи, и, если выяснится, что они находятся под контролем сторонников Гюлена, заменить там учителей.

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев таких обещаний не дал, зато напомнил Эрдогану о суверенности своей страны. Однако приглашение посетить Турцию Атамбаев принял. Не ясно, что произошло на встрече двух президентов. Известно только, что после этого рандеву Атамбаев был срочно госпитализирован с тяжёлым сердечным приступом в клинику Анкары, а потом спецрейсом переправлен на лечение в московскую Центральную клиническую больницу.

Но всё же главным раздражителем Реджепа Эрдогана остаётся сам проповедник Фетхуллах Гюлен, проживающий с 1999 года далеко за океаном, в американском штате Пенсильвания. Турецкие власти обвиняют его в организации провалившегося путча и требуют экстрадиции в Анкару.

13 сентября турецкий минюст направил в США официальный запрос об аресте Фетхуллаха Гюлена. Ранее премьер министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что отказ в выдаче Гюлена может повлиять на американо-турецкие отношения. Недовольство Соединёнными Штатами выразил и Реджеп Эрдоган. Выступая в субботу на церемонии открытия осенней сессии парламента в Анкаре, он отметил: «Мы наблюдаем, как США проводят двуличную политику в Сирии. Часть руководства США действуют с террористами, а другая часть проводят политику, которая учитывает нашу озабоченность (в связи с поддержкой сирийских курдов). Я верю, что США в ближайшее время приведут наши отношения на надлежащий уровень».

Такая жёсткая риторика показывает: турки и дальше будут усиливать давление на американцев, чтобы добиться выдачи Фетхуллаха Гюлена. Для Эрдогана сейчас крайне важно подавить сопротивление исламского проповедника и его сторонников, чтобы ещё больше укрепить свою личную власть. Делиться ею президент Турции никак не готов.

Инструментом для достижения этих целей становится для Эрдогана режим чрезвычайного положения. Неизвестно, сколько он ещё продлится. Очевидно одно: нестабильность в Турции будет отражаться на всём регионе и на торгово-экономических отношениях с Россией в том числе.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

345
Похожие новости
09 декабря 2016, 01:00
08 декабря 2016, 10:45
08 декабря 2016, 11:17
08 декабря 2016, 10:45
08 декабря 2016, 14:15
07 декабря 2016, 16:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
05 декабря 2016, 01:45
07 декабря 2016, 01:30
06 декабря 2016, 21:00
06 декабря 2016, 23:15
05 декабря 2016, 22:45
02 декабря 2016, 14:30
05 декабря 2016, 15:00