Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Эрдоган строит халифат на крови



Конституционная реформа в Турции вышла на финишную прямую. В случае принятия поправок на референдуме президент Эрдоган получит неограниченные полномочия. Но выстроенную им политическую систему это вряд ли спасёт от краха: слишком тяжёл груз авантюр, втянувших страну в обстановку террора и репрессий.

Прощание с кемализмом


Процесс изменения Конституции Турции напоминает многосерийный фильм, начало которого подзабыли даже самые стойкие поклонники. С момента прихода к власти в 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР) во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом взяла курс на радикальную корректировку Основного Закона. Политическая жизнь страны с тех пор вращается вокруг стремления власти переписать Конституцию под собственные нужды и попыток оппозиции помешать этому процессу.

Ожесточённость борьбы объясняется тем, что речь идёт о выборе вектора развития государства. Заложенная Ататюрком идеология Турецкой Республики (кемализм) базируется на секуляризме, вестернизации и парламентаризме, в то время как ПСР по своим идейным основам близка к движению «Братья-мусульмане». Последнее строится на использовании различных политических и общественных инструментов для постепенного распространения ислама. Конечная же цель — всемирный халифат и жизнь исключительно на основе норм Корана.


В Турции эта идеология соединилась с неоосманизмом, который апеллирует всё к той же мечте о халифате. Особенностью Османской империи являлось соединение правителем светской и духовной власти. Султан одновременно провозглашался халифом — главой всех мусульман-суннитов. Результатом смешения этих воззрений стало формирование агрессивной идеологии современной Турции. Она включает форсированную исламизацию, внешнеполитическую экспансию и сосредоточение власти в руках президента, отождествление которого с халифом происходит всё чаще.

Радикальный разрыв с кемалистскими традициями не мог произойти одномоментно. Но за полтора десятилетия ПСР удалось достичь многого. В результате референдумов 2007 и 2010 годов были снижены полномочия парламента и армии, традиционно подавлявшей попытки исламистского реванша. Нынешняя реформа нацелена на принципиальное переформатирование политической системы. Чтобы принять поправки силами парламента, «партии власти» необходимо 367 голосов. Сейчас в её распоряжении 317 мест. Поэтому избран другой путь — вынесение проекта Конституции на референдум. Для этого достаточно согласия 330 депутатов. В поддержку ПСР выступила ультраправая Партия националистического движения, лидеру которой — Девлету Бахчели — обещана должность вице-президента. Помешать вынесению документа на референдум оппозиция не смогла. Как ожидается, голосование состоится в апреле.

Что же предлагается одобрить гражданам Турции? Первое и самое главное — превращение страны в суперпрезидентскую республику, где другие ветви власти довольствуются чисто декоративной ролью. Должность премьер-министра подлежит ликвидации. Во главе исполнительной власти будут стоять сам президент и два вице-президента. Парламент отстраняется от формирования правительства. Это становится исключительной прерогативой главы государства, который к тому же сможет самостоятельно издавать законы и декреты, налагать вето на решения депутатов, объявлять чрезвычайное положение, выносить на референдум конституционные изменения и т.д. Президенту передаётся контроль над Генеральным штабом и Национальной разведывательной организацией, прежде осуществлявшийся Высшим военным советом — коллегиальным органом под председательством премьер-министра. Остатков независимости лишается судебная система. Высший совет судей и прокуроров будет возглавлять министр юстиции, а половина его членов — назначаться главой государства. Президенту разрешается сохранять свою партийную принадлежность, хотя прежде он был обязан выходить из партии и «стоять над схваткой».

Как обычно, власти пытаются оправдать реформы интересами народа. В этом отношении настоящим подарком ПСР и Эрдогану стала попытка переворота 15 июля. Саму возможность путча они объясняют наличием в стране двух центров власти: парламента и президента. Теперь этот «недостаток» предлагается искоренить. Как заявляет Эрдоган, он готов взять всю ответственность за положение в Турции на себя и обещает обеспечить подданным мир и процветание.

Оппозиция указывает на своекорыстные интересы руководства. По словам лидера Народно-республиканской партии Кемаля Кылычдароглу, в случае победы президент превратится в диктатора. «Эрдоган пришёл к власти не потому, что хочет управлять государством, а потому, что сам хочет быть государством», — предостерёг он.

Дирижируемая истерия

Предугадать исход референдума трудно. Социологические центры дают разные прогнозы. Ясно, однако, что Турция раскололась примерно пополам. Это хорошо понимают в Анкаре, а потому власти пытаются изо всех сил перетянуть на свою сторону колеблющихся. Инструменты используются стандартные: подавление инакомыслия, насаждение атмосферы страха, а также религиозного и националистического угара.

Преследование несогласных существовало в стране и раньше, но нынешний виток репрессий является беспрецедентным с момента государственного переворота 1980 года. Толчком послужили июльские события. Составить их ясную картину невозможно. Монополию на трактовку так называемого путча присвоило себе государство, пресекая попытки объективного анализа. Созданной после 15 июля парламентской комиссии даже не разрешают встретиться с арестованными генералами. По словам депутатов, власть под всякими предлогами мешает их работе, в результате чего «некоторые моменты до сих пор покрыты мраком».

Организатором переворота объявлено движение «Хизмет», основанное исламским богословом Фетхуллахом Гюленом. По уверениям чиновников, его сторонники проникли во все сферы общественной и политической жизни Турции, включая армию и полицию. Отрицать влияние «Хизмета» сложно, ведь сама ПСР вплоть до недавнего времени опиралась на сторонников Гюлена. Вместе с тем очевидно, что рисуемый ныне образ «тотального заговора» имеет мало общего с истинными возможностями движения. Под предлогом причастности к «Хизмету» развёрнута охота на всех подозреваемых в недостаточной лояльности. Число арестованных за минувшие полгода превысило 40 тысяч человек, уволены или временно отстранены от обязанностей 125 тысяч госслужащих: работники судов, прокуратуры, полиции, учителя, учёные и даже врачи. Масштабные «чистки» не затихают. Например, декретом от 6 января дополнительно уволены 6 тысяч человек.

В эти же дни ещё на три месяца был продлён режим чрезвычайного положения, дающий властям возможность внесудебного преследования несогласных. Среди них — журналисты оппозиционных СМИ. В стране закрыты десятки газет, телеканалов и радиостанций, сотни их сотрудников взяты под стражу. Чтобы подвергнуться заключению, достаточно просто написать критический комментарий в Интернете. С июля прошлого года задержаны свыше 1,6 тысячи пользователей социальных сетей, в отношении ещё 10 тысяч проводится расследование. Не менее ярко демонстрируют обстановку в стране повальные задержания владельцев автомобилей, на номерных знаках которых присутствуют буквы «F» и «G». Таким образом автолюбителей проверяют на предмет симпатий к Фетхуллаху Гюлену.

Другим объектом демонизации стали курды. После выборов в июне 2015 года, принёсших ПСР неудачу, а прокурдской Партии демократии народов (ПДН) — успех, Анкара пошла на провоцирование затихшего конфликта. Перемирие с Рабочей партией Курдистана было разорвано, а юго-восточные районы страны превратились в арену ожесточённого гражданского противостояния. Разжигание националистической истерии принесло свои плоды: ПСР восстановила утраченные позиции и получила дополнительный козырь для ужесточения внутренней политики.

От использования этих циничных инструментов власти не отказываются. Вину за большинство терактов возлагают на курдов, хотя очевиден исламистский след нападений. Курдские движения подвергаются репрессиям. В ноябре были арестованы сопредседатели ПДН Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг и ещё полтора десятка депутатов от партии. «Они должны предстать перед судом как террористы», — игнорируя принцип презумпции невиновности, призвал Эрдоган.

Исламисты и смерть Андрея Карлова

Разворачивая кампанию подавления, турецкие власти опираются не только на правоохранительные органы. ПСР прибегает к услугам радикальных исламистов, фактически включив их в систему власти. Религиозность стала главным критерием приёма на госслужбу, не исключая силовые структуры. Военным советником президента назначен бригадный генерал Аднан Танрыверди, ранее уволенный из рядов вооружённых сил за приверженность исламистским взглядам. Именно на него возложена задача перестройки турецкой армии. В каком направлении — догадаться не сложно. Как сообщается, Танрыверди формирует секретную гвардию из числа сирийских боевиков для выполнения самых «грязных» операций. Благо, соответствующий опыт у него есть: генерал возглавляет первую в истории страны частную военную компанию SADAT.

Тревожные сигналы уже поступают. В декабре по стране прокатилась серия погромов офисов ПДН. Здания поджигали, а активистов избивали под крики «Аллах акбар!», причём происходило это при невмешательстве полиции. Под этим углом зрения следует рассматривать и убийство российского посла Андрея Карлова. Официальная версия Анкары о том, что за покушением стоят «Хизмет» и западные державы, не выдерживает критики. Убийца — сотрудник специального подразделения полиции Мевлют Мерт Алтынташ — успешно пережил все волны «антигюленовских» чисток. Более того, он пользовался особым доверием начальства, как минимум трижды сопровождая президента в официальных поездках.

Это неудивительно, учитывая расположение власти к приверженцам исламизма. В том же, что Алтынташ являлся фанатично религиозным человеком, сомнений нет. Выкрикивая лозунги об отмщении за Алеппо, он демонстрировал главный ваххабитский жест — поднятый вверх указательный палец. В его сбивчивой речи несколько раз прозвучало слово «байат», являющееся клятвой верности халифу. Данная традиция распространена как среди боевиков «Исламского государства», так и «Братьев-мусульман». Наконец, при обыске в доме Алтынташа была обнаружена антироссийская фетва (религиозный документ) саудовского богослова Мухаммада аль-Усаймина.

Для обвинения властей в причастности к убийству этих фактов недостаточно. Но то, что сам Алтынташ и его поступок являются продуктами религиозно-националистической истерии, инициированной руководством Турции, не вызывает сомнений. Об этом же говорится в заявлении Компартии Турции: «Вы открываете двери для разгула террора, вы восклицаете: «В Алеппо идёт геноцид!», вы не позволяете назначать в полицию нерелигиозных людей и после этого пафосно заявляете об «иностранных державах»!» В Компартии добавили, что в смерти посла виновны все, кто способствовал исламизации Турции.

Но внешние силы всё же могли быть причастны к преступлению. Прежде чем затронуть этот вопрос, следует указать на ошибку тех, кто считает Анкару верным союзником Москвы. Турция ведёт изворотливую внешнюю политику, пытаясь играть на противоречиях государств. Гневные выпады в адрес США не сопровождаются шагами по выходу из НАТО, а заявления отдельных чиновников о возможном выводе американского контингента с базы Инджирлик уже опровергнуты турецким МИД. Точно так же реверансы в сторону России происходят на фоне раздуваемого в Турции психоза о «преступлениях в Алеппо» и выделения украинским вооружённым силам 15 миллионов долларов.

Истинными союзниками Анкары можно сегодня назвать только две страны: Саудовскую Аравию и Катар. Последний связывают с Турцией не только крепнущие политико-экономические отношения, но и идеологическая близость. Катар является основным покровителем и спонсором «Братьев-мусульман». Здесь обосновался духовный лидер движения Юсуф аль-Кардави, ещё в 2014 году заявивший, что Турция должна стать центром нового халифата, а Эрдоган, соответственно, новым халифом. «Вы должны встать на его сторону, присягнуть ему на верность (тот самый «байат»! - С.К.) и сказать ему: «Ступай вперёд», — призвал аль-Кардави своих соратников.

И ещё одна любопытная деталь: 18 декабря, накануне роковых выстрелов, в Турции с официальным визитом побывал эмир Катара Тамим Аль Тани. В ходе его переговоров с Эрдоганом был подписан ряд важных соглашений. Среди них — контракт на поставку катарского сжиженного природного газа. Таким образом, убийство Андрея Карлова могло стать кровавым предупреждением Москве не переходить Катару дорогу в Сирии (где Доха поддерживает наиболее радикальные группировки исламистов), а также в поставках газа в Турцию.

Главный же вывод заключается в том, что Турция стремительно приближается к катастрофе. Используя радикальный исламизм и попав в зависимость от арабских монархий, власти загнали себя в тупик. Развёрнутые авантюры чреваты самыми серьёзными последствиями для их создателей.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

640
Похожие новости
20 сентября 2017, 18:00
21 сентября 2017, 19:15
20 сентября 2017, 15:30
19 сентября 2017, 12:00
18 сентября 2017, 13:30
21 сентября 2017, 08:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 сентября 2017, 15:15
15 сентября 2017, 15:45
19 сентября 2017, 22:30
18 сентября 2017, 18:45
14 сентября 2017, 19:45
19 сентября 2017, 09:30
18 сентября 2017, 13:45